ж
м
Prisoner of Love 9.5 Тебе понравится

— А как это будет выглядеть? — осторожно спросил я. Оксана замурлыкала в ответ:

— Ничего такого особенного! Просто, например, я чаще буду сверху... А ты чаще будешь меня вылизывать...

Понятнее мне от этого не стало.

— Я вроде и так не против, чтобы ты была сверху. А тебе не хватает куни? Ты ведь всегда можешь просто попросить...

Оксана зарычала:

— Я не хочу ничего просить! Я хочу приказывать! А когда я сверху, ты всё время меня отвлекаешь, хватая руками то за грудь, то за задницу!

— Я просто стараюсь помочь тебе кончить! Пожалуйста, могу вообще тебя не трогать, когда ты сверху, — надулся я.

— Вот именно, — Оксана посмотрела мне в глаза. — Можешь трогать, можешь не трогать. А я хочу, чтобы без моего разрешения ты ничего не мог.

Это звучало интересно. Я неожиданно понял, что идея вызывает у меня смутное возбуждение.

— Я думаю,.. можно попробовать... — неуверенно ответил я.

— Тебе понравится! — шепнула Оксана, целуя меня.


* * *


— Зачем это? — нервно спросил я, пряча руки под подушку.

Оксана улыбнулась и позвенела наручниками.

— Так будет интереснее!

— Я ведь и так пообещал, что буду тебя слушаться.

— Тебе будет сложно привыкнуть к новым правилам без них. Видишь, ты уже споришь со мной!

— Давай пока попробуем без этого, а наручники в следующий раз?

Оксана молча стала покрывать поцелуями моё тело.

— Договорились? — спросил я с облегчением и — неожиданно для себя самого — с лёгким разочарованием.

— Нет, — твёрдо ответила Оксана, — Секса не будет, пока ты не наденешь наручники. Даже если мне придётся уговаривать тебя две недели.

И словно смягчая собственные слова, лизнула мой левый сосок.

Я ошарашенно смотрел на неё. Оксана спокойно смотрела на меня. Краем глаза я увидел, как резко поднимается мой член.

— Сдаюсь! — сказал я, вынимая руки из-под подушки. — Делай со мной, что хочешь!

Через пару минут мои руки были скованы друг с другом и пристёгнуты к спинке кровати, а довольная Оксана ласкала ртом мой член. Мои опасения показались мне совершенно нелепыми. «И чего я так волновался? — подумал я, — Просто наручники. Не кляп же это, в конце концов».


* * *


— И чего ты так волнуешься? Это же просто кляп. Даже не в форме дилдо! — хихикнула Оксана.

Я лежал на кровати голый и привязанный в позе морской звезды. Соблазнительно полураздетая Оксана с кляпом в руке терпеливо уговаривала меня открыть рот. Я в который раз молча помотал головой.

— Ну, ладно. Объясни, что не так! — попросила Оксана, откладывая кляп. — Обещаю, что не буду пытаться вставить его, пока ты говоришь.

Вздохнув, я всё же решился ответить.

— Мне кажется, что эти игры заходят слишком далеко.

— Далекоооо... — протянула Оксана и её цепкие пальчики обхватили мой каменный член. — А вот ему так не кажется.

— Я просто тебя хочу, — не совсем искренне отозвался я. — Но зачем это всё? Связывать меня, теперь кляп. Мы так скоро обычным сексом совсем перестанем заниматься, только вот этим.

— Так тебе не хочется заниматься «вот этим»? — иронически спросила Оксана, снова сжимая пальцы на моём члене. Эрекция и не думала слабеть.

— Не в этом дело, — уступил я. — Просто... Сначала речь шла просто о наручниках. Потом ты стала меня привязывать. Теперь кляп. А дальше что?

— Есть только один способ узнать, что дальше, — ласково сказала Оксана, снова беря в руки кляп. — Открой ротик!

И я послушался.

Когда кляп оказался закреплён, я, почувствовав, что последняя возможность протестовать исчезла, даже расслабился. Но ненадолго.

— Честно сказать, мне надоело твоё постоянное непослушание. — сказала Оксана, удобно устраиваясь рядом и вытягивая свои ножки, обтянутые колготками в сеточку вдоль моего неподвижного тела. — Всё время приходится спорить с тобой, уговаривать, торговаться. Я думаю,.. — она выдержала паузу, — ...Что нам пора обсудить, как я тебя буду наказывать.

Я тревожно замычал. Оксана рассмеялась.

— Вот как мы поступим! — сказала она, глядя на меня сверху вниз. — Я расскажу, что я буду делать, если ты опять станешь сопротивляться своему счастью. А ты,.. — её рука снова легла на мой член и осталась там, начав совершать неторопливые движения, — ...Кончи, если согласен!


* * *


— Итак выбор за тобой!

На этот раз я лежал лицом вниз. Перед моим лицом лежала блестящая анальная пробка. Голос Оксаны раздавался сзади.

— Вариант первый: ты будешь хорошим мальчиком и позволишь мне вставить эту совсем небольшую игрушку тебе в задницу. Нам обоим станет хорошо и у нас будет замечательный секс.

Сзади раздался негромкий плеск воды.

— Вариант второй: ты будешь плохим мальчиком и за это я выпорю тебя розгой. А когда она сломается,.. — пальцы Оксаны потрепали меня за ягодицу, — ...Я возьму вторую. Потом третью. И так пока ты не передумаешь или мы с тобой оба не устанем. Но насиловать я тебя не стану.

Член, на котором я лежал, нещадно упирался мне в живот. «По крайней мере, по нему случайно не попадёт розга», — мрачно подумал я.

— Что ты выбираешь: лубрикант или соль?

— Никаких анальных игрушек. — ответил я сквозь зубы.

— Плохой.., плохой... мальчик! — скорее додумал, чем услышал я слова в её возбуждённом шёпоте. А затем на мою задницу опустилась розга. После первого же удара у меня на глазах выступили слёзы, но Оксана не дала мне опомниться и сразу же ударила ещё раз. И ещё. Я закричал, но мой крик прервал новый удар.

Я сломался раньше, чем первая розга. Перед тем, как вновь заняться анальным проникновением в меня, Оксана вытерла мои слёзы, погладила меня по голове и внезапно для меня сказала:

— Ты замечательно держался. И, что ещё важнее, сделал в итоге правильный выбор. Я тобой горжусь... И вся теку.

«Плохо я держался, про это уж она врёт, — флегматично думал я, пока густо смазанная пробка осторожно вкручивалась в мой истерзанный зад, — Но вот про возбуждение...»


* * *


— Ты сегодня был великолепен! — сказала Оксана, отдышавшись после очередного оргазма. — Я не могу и не хочу придумывать, что что-то было не так. Ты замечательно сегодня поработал: и ртом, и членом, и задницей, и уже заслужил право кончить сам. Но...

«Какое ещё но?» — беспокойно подумал я.

— ...Я просто хочу тебя выдрать. Такой замечательный вечер, а я тебя ни разу ещё не порола. И ведь придраться не к чему! Если бы ты кончил без разрешения или поцарапал мои ножки зубами или хотя бы грубо схватил меня за попку, я бы сейчас уже вовсю тебя порола, но нет!

Я слушал её, открыв рот.

— Мне просто нравится тебя пороть! — смущённо выпалила Оксана и отвела взгляд. — Мне этого не хватает. Прыгаю на твоём лице, кончаю раз за разом, а сама только и представляю, как ты извиваешься под плёткой. Так что я сейчас, наверное, выпорю тебя просто так, для собственного удовольствия,.. — очень неуверенно добавила она. — Хоть ты ничего плохого и не сделал... Такой уж сегодня день...

Я почувствовал, что закипаю яростью. Весь вечер я вёл себя идеально. Ползал на коленях, многократно и с энтузиазмом вылизывал её, осторожно, чтобы не кончить раньше времени, трахал. Безропотно позволил сношать себя настоящим дилдо! И вот она, благодарность. Меня всё равно будут пороть, на этот раз без причины. Это было нарушение правил, которые она сама установила. Она знала это, я знал это и она знала, что я это знаю. В воздухе повисло ощутимое напряжение.

Вот только... Правила в сексе существуют для того, чтобы увеличивать, а не уменьшать удовольствие. Её удовольствие это правило определённо только ограничивало. А моё? Стоило мне честно ответить на этот вопрос, как моя ярость исчезла в один миг, уступив место радостному предвкушению.

— Хорошо. Выпори меня. Я буду только рад. — спокойно ответил я.

— Что? — растерялась Оксана.

— Мне тоже нравится порка. Я тоже чувствую, что без неё сексу чего-то не хватает. К тому же, я вижу, как ты от неё возбуждаешься, и это стоит того, чтобы немного потерпеть. Не стесняйся, выпори меня. И сейчас, и вообще когда хочешь. Я только за.

Ошарашенная Оксана даже вскочила на ноги от радости. Щёки её пылали.

— Это... так здорово! Любимый, ты такой классный! — её округлившиеся глаза смотрели на меня по-новому.

— Только вот одно но,.. — сказал я смеясь.

Оксана с готовностью изобразила внимание.

— Теперь тебе придётся придумать для меня новые наказания!

Оксана прыгнула мне на колени и обвила мою шею руками.

— Сейчас мне больше хочется придумывать для тебя награды! — звонко выпалила она.

— ... Но наказания я тоже придумаю! — добавила она с сияющими глазами, когда наш длинный поцелуй прервался. — Вот увидишь. Тебе понравится!

И поцелуй продолжился.

опубликовано 24 августа 2018 г.
68
Для написания комментария к этой записи вам необходимо авторизоваться