м
ж
Таша Начало

Почему людей всегда тянет на приключения? Наверное, не хватает адреналина в жизни. Мы рвемся куда-то, порой кардинально изменяя свою жизнь или теряя ее в поисках чего-то острого и необычного. И я тоже не исключение. Привычка жить одной и свобода в плане передвижения постоянно толкала меня на поиски ярких впечатлений, новых мужчин и какого-то необычного секса, от которого сносило бы голову. Начитавшись разных рассказов на всевозможных сайтах, я мечтала попробовать чего-то необычного, испытать оргазм, которого никогда в жизни не было. Но решиться на что-то очень сложно. Страшно переступить какую-то черту. И поэтому когда пришла подружка, взахлеб рассказывавшая о новом своем увлечении, я слушала ее, раскрыв рот. А она говорила о новом мужчине, о связывании, плетках и прочих атрибутах БДСМного секса.

Ролики такого плана я смотрела давно, и мне нравилось, когда женщину к чему-то принуждали, чужая боль, зависимость от палачей и выполнение унизительных, пошлых и развратных приказов заводили невероятно. И не раз я кончала с помощью игрушки, не отрывая взгляда от экрана вместе с палачом или его жертвой. Особенно когда тот заставлял кончать свою жертву неоднократно вибратором и прочими девайсами. 

Рассказ Катьки я слушала жадно, впитывая в себя, расспрашивая о деталях. Увидев во мне неподдельный интерес к этой теме, она сказала, что все началось с сайта и дала на него ссылку. И теперь все свое свободное время я убивала на этом сайте. Чтобы там иметь возможность читать и писать, пришлось сделать аккаунт. Жадно читая форумы, разбираясь в понятиях, отношениях между полами, все больше погружаясь в ту атмосферу, потихоньку меняя сознание. А уж ролики такого плана стали моим домашним видео.

Постепенно я втягивалась в Тему. Правда, до сих пор не решаясь там что-то писать. Но как-то раз решилась задать вопрос. И тотчас была замечена мужчиной, который довольно просто и грамотно объяснил для меня непонятное. Теперь, заходя туда, я знала, что у меня есть собеседник. Много мне было непонятно, и я терпеливо перечитывала рассказы, споры и мнения оппонентов. Вскоре я отлично знала теорию, что такое Тема, кто такие тематики и на какие категории они разделяются. Правила для этих категорий и прочее, что необходимо для сессии. Но вот практики не было, и если кто-то меня расспрашивал об ощущениях, эмоциях и чувствах, я либо уходила от ответа, либо под любыми предлогами покидала сайт.

И вот однажды этот мужчина предложил мне встретиться. Я разволновалась, но отказаться даже не подумала. Я тут же дала согласие, а поскольку была в отпуске, то время и место встречи предоставила выбирать ему. Он не только оговорил место и время, он мне описал, как я должна буду быть одета. Мне было забавно слушать приказы. Но поскольку я решила поиграть в эти игры, то следовало подчиниться. И весь следующий день я посвятила поиску нижнего белья, черного, но легкого от прозрачности кружев. Черные чулки на резинке пришлось искать подольше. Нога чуть полновата и размер найти — проблема. Любые резинки при надевании тут же скатываются. Но и с этой проблемой я справилась. А вот следующая — красное платье и туфли на высоченном каблуке у меня были. 

Встреча была назначена в небольшом кафе недалеко от моего дома. Я явилась ко входу минута в минуту без опоздания.


Тебя я узнала сразу: ты перед встречей показал мне свои фото. Цепкий взгляд темно-карих хищных глаз, почти наголо бритая голова, и черная примерно однодневная щетина. Какой-то страх охватил меня. Но ты улыбнулся уголками губ и представился:

— Руслан.

— Да... — растерялась я и, видя как вопросительно приподнялась твоя бровь, торопливо добавила: — Я — Наташа.

Официант проводил нас за столик почти в центре зала. Правда, рядом было какое-то большое растение в виде куста, и кроме мужчины, сидящего рядом, я не видела практически никого.

— Я сделал заказ заранее, — сказал ты так, словно знал все мои пристрастия.

Я только молча склонила голову, соглашаясь с твоим выбором. Внезапно горячая мужская рука легла мне на колено под столом. Я судорожно сглотнула и попыталась удержать всплеск возбуждения, что тотчас накрыл меня. А рука по-хозяйски бесцеремонно подняла подол платья, оголяя ногу в чулке до самого края резинки, задирая до бедра так, что стали видны кружевные черные трусики. Моя рука дернулась, чтобы ударить по твоей. Но, вспомнив свою роль, я вновь чуть сжалась и не двинулась с места. А твоя рука и не думала останавливаться на достигнутом, ты нажал мне на ноги, заставляя их раздвинуться под столом, и уверенно и жестко ввел два пальца в нежную пещерку.

Я закусила губу от боли, и невольно выгнулась, пытаясь отстраниться, но они были уже внутри и чуть помедлив ты достал их из-под стола и сунул мне под нос. Я не знаю, как ты это умеешь: улыбались только уголки губ, в глазах плавала какая-то холодная жестокость. И тут я почувствовала. Я никогда не чувствовала свой запах. Но тут феромоны возбужденной сучки словно ударили по ноздрям. Ты втянул воздух и впервые в твоих глазах появилось какое-то удовлетворение, словно ты проверил, подхожу ли я тебе. По пальцам возле самых моих губ, я поняла, что мне надо их облизать. И, глядя в твои глаза, я медленно и красиво скользя языком вниз и вверх, охватила пальцы, удовольствием слизывая свой сок. Возбуждение волнами окатывало тело. Я подумала, что если встану, то на платье будет точно мокрое пятно. Тонкие черные трусики совершенно не держали влагу. Но вечер только начинался.

Официант принес нарезку из овощей, какое-то вино, и тут же разлил его по бокалам. Ты подозвал официанта и что-то прошептал ему на ухо. Он не выдал ничем своего удивления и, коротко кивнув, удалился. Ты поднял бокал и предложил мне чокнуться. Вино оказалось терпким и крепким. Я неуверенно взяла листик салата и закусила. В это время официант принес запеченную рыбу и целый огурец. Но не успела я порезать рыбу, как опять твоя рука уверенно залезла мне между ног, вталкивая огурец. Я вздрогнула и тихо застонала, расставляя ноги и принимая довольно большой огурец. Ты думаешь, мне хотелось прекратить? Или было неприятно? Я была возбуждена до предела! Я хотела продолжения, я уже не обращала внимания на полный зал и на то, что кое-кто вглядывался в нашу пару, пытаясь рассмотреть, чем мы занимаемся за столом. Ты вновь чокнулся со мной бокалом, но теперь заставил меня выпить до дна. Вино упало в желудок горячим комом и разлилось внутри, гася последнее сознание и чувство реальности.

Рыба была превосходной. Под нее мы быстро прикончили бутылку вина. Официант принес кальян. Знакомый запах поплыл над столиком, когда ты затянулся. Я сидела сытая, пьяная и щурилась от света за твоей спиной, который не давал мне рассмотреть твое лицо.

— А теперь минет, сучка!

Я решила, что мне послышалось и наклонилась вперед увидеть твои глаза. Лицо было серьезным, глаза напряженно-требовательными.

— Что? — переспросила я.

Твои губы раздвинулись, чтобы произнести только одно слово:

— Минет.

Я начала оглядываться в поиске туалета, куда можно было бы нам выйти. Ты нажал мне на ногу своей, привлекая внимание, и тихо приказал:

— Под стол!!!

Опять внутри что-то замерло сладостно и пугающе. И я, даже не возражая, медленно сползла под стол, теряя огурец. Благо скатерть на столе была до пола. Хотя в тот момент это меня не особо интересовало. Ты слегка развел ноги, давая мне место. Я приблизилась и на ощупь расстегнула ширинку. Член пока не стоял уверенно, но уже не лежал, наливаясь силой прямо в моих руках. Я коснулась губами головки. Она была сухая, чуть напряженная, под пальцами пульсировали венки.

И тут словно бес вселился в меня. Я позабыла обо всем. Я играла с твоим членом, облизывая его, подрачивая колечком пальцев, сосала, с удовольствием сглатывая чуть солоноватую смазку, проникала кончиком языка в дырочку, сочащуюся от желания, теребила кончиком языка уздечку. Я увлеклась, не обращая внимания на время. Член просто разбух, головка с трудом помещалась во рту. И тут твоя рука опять уверенно и по-хозяйски легла мне на затылок. Пальцы вонзились в шевелюру, заколка расстегнулась и отскочила с громким звуком, а ты буквально насадил меня на член так, что я почувствовала под губами чуть колкие подстриженные волосы лобка, а головка настолько глубоко зашла в горло, что я подавилась. Но ты просто насаживал мою голову, не давая выходить далеко члену, но погружая его на полную. И когда я уже была готова схватить твою руку, чтобы вырваться, в несколько толчков сперма вылилась мне в глотку. Тотчас хватка ослабла, а потом появилась рука с салфеткой. Покорно проглотив все, я вытерла салфеткой чуть обмякший член, поражаясь его размеру и все недоумевая, как он весь вошел ко мне в горло.

Я вылезла из-под стола и села на место. Слегка кружилась голова. Я заметила, как несколько мужчин с любопытством смотрели на меня. Ты отпил из бокала и невозмутимо достал маленькое зеркальце, протянул мне его. На столе стояла полная бутылка. Ужас... это пока я была под столом, подходил официант, унес грязную посуду и принес новую бутылку вина. На столе красовалась тарелка с фруктами. В зеркале на меня смотрела женщина, растрепанная, со следами помады на губах, с горящими глазами и капелькой спермы, капнувшей на небольшой воротничок платья. Я приподнялась, чтобы выйти, но ты просто молча вновь протянул мне салфетку и кивнул на сумочку, висевшую на стуле. И я под несколькими парами мужских глаз привела себя в порядок прямо за столом, кое-как собрав в хвост рыжие космы, закрепив запасной резинкой из сумочки. Ты все это время спокойно и невозмутимо наблюдал за мной, попивая из бокала.

Мы посидели молча еще немного, слушая живую музыку. Ты наклонился ко мне и тихо спросил:

— Куда сейчас? Ко мне? Или ты домой?

В темноте блеснули твои глаза. Они просто сводят меня с ума! Словно магнит. Я не могу отказать им и подчиняюсь. Что-то томительно пугающее опять ворочается внутри, сладко страшное, неизведанное. С трудом разлепив губы, я тихо говорю:

— К тебе.

Ты откидываешься на спинку, и я замечаю довольное выражение твоего лица.

— Снимай трусики! — вновь звучит приказ.

Я мотаю отрицательно головой. Приказной тон сменяется зловеще-злобным и не терпящим возражений:

— Трусики сними!!!

Я испуганно замираю на миг. Как же мне нравится подчиняться тебе! Страх мурашками покрывает тело, отзываясь где-то в глубине живота сладко и трепетно. Стараясь не привлекать внимания, я чуть приподнимаюсь и стаскиваю трусики. Они настолько тонкие, что я собираю их в ладонь так, что не видно. Но ты разжимаешь руку, расправляешь их и даешь мне нести двумя пальцами.

— Сейчас мы поднимемся, — кидая деньги на стол, вполголоса проговариваешь ты, — А затем ты пойдешь за мной, помахивая, слышишь? Помахивая трусиками!!!

И, не дожидаясь моего ответа, уверенно и не спеша направился к выходу. Я не осмелилась перечить тебе. Адреналин ударил по венам. Как часто мы хотим сделать что-то из ряда вон выходящее, но боимся того, что скажут окружающие. А тут... ответственность за мое поведение как бы упала на твои плечи. Я шла за тобой, покачиваясь на высоких шпильках, чувствуя взгляды и внимание всего зала, игриво помахивая влажными трусиками и понимая, что на платье видно мокрое пятно...


В автомобиле ты сидел на переднем сиденье, не обращая на меня никакого внимания, и только указывая водителю, куда ехать. Ехали недолго. Опьянение прошло и я стала думать, правильно ли вообще поступаю, ведь я не знаю тебя нисколько. Но твой голос, тон, которым ты разговаривал с водителем, на меня действовал гипнотически. Примерно через полчаса мы подъехали к небольшому коттеджу. Ворота открылись автоматически. Я вышла из машины и разглядывала дом. Ты дал какие-то указания и отпустил шофера. Следом за тобой я поднялась на крыльцо. Все это время мы молчали. Я боялась. Честно боялась. Но это был странный страх, подталкивающий к неизвестному, покрывающий тело мурашками возбуждения. И я решила: будь что будет, но я хочу узнать новое. И тут вопрос, который придал мне уверенности:

— Ты точно уверена, что хочешь?

Пауза.

— Да...

Ты провел меня на первый этаж и показал жестом на дверь в середине коридора:

— Это моя комната. Заходить туда без меня — табу!!

А затем на дверь в конце коридора:

— Это твоя комната. Выходить из нее только по моему разрешению. Рация на столе. Сейчас ты пойдешь, примешь душ, причем душ для обеих дырочек, — я смутилась и покраснела, но промолчала. — Затем переоденешься и будешь ждать моих распоряжений.

Я глянула тебе в лицо, но от твоего взгляда все вопросы сразу развеялись и я поторопилась к себе в комнату. На двери не было замков. В комнате не было излишеств, но было все, что нужно для проживания: широкая кровать, небольшой стол и пара стульев, встроенный шкаф, плазма на стене. Что удивило, так это наличие множества зеркал: куда бы я ни повернулась и что бы ни делала, обязательно отражалась в зеркалах. Зеркальный шкаф, зеркало во всю стену напротив кровати, зеркальный потолок. Впечатление было такое, что не спрятаться в комнате вообще. Прозрачная стеклянная дверь с матовым рисунком отделяла ванную от комнаты. Я открыла шкаф — он был заполнен на четверть. Я удивилась: значит, ты был уверен, что я пойду с тобой! Тонкий нежно-зеленый халат был наброшен на спинку кровати. Я распахнула вторую дверцу: там висели вещи. Абсолютно новые, но моего размера. Так... с этим разберемся позже. Взяв большое полотенце, я продефилировала в ванну. Большая и идеально чистая ванна внушала доверие. Я набрала ее и легла, решив отмокнуть... На реализацию всего и приведение себя в порядок ушло гораздо больше времени, чем я рассчитывала. И когда я вышла из ванны в комнату, гневный голос звучал с рации, требуя моего немедленного присутствия в твоей комнате. Накинув халат, я поспешила к тебе.

Осторожно толкнула дверь и замерла при входе. Роскошная комната, посреди всего этого великолепия огромная постель, а рядом небольшой закрытый шкафчик. И опять множество зеркал, в которых я отражалась со всех сторон. Я больше не успела ничего рассмотреть, так как твой оклик заставил меня переключить свое внимание непосредственно на хозяина комнаты. Ты сидел в углу, возле кровати в большом кресле, в одних шортах... Маленькие капельки воды горели на теле от освещения. Как будто искорки запутались в волосах на груди, на руках. Я шагнула вперед. Но тут же была остановлена металлом в твоём голосе:

— Нет. Ты провинилась. Ползи!

Чушь какая! Что за глупый вид? Еще я не ползала в чужом халате, наброшенном на голое тело! Я решительно шагнула вперед. Ты грозно поднялся с кресла. Что-то екнуло в груди и сладостно разлилось, затапливая низ живота. Похоже, мне нравится подчиняться?! Я опустилась на колени, но не успела сделать и движения, как новый приказ:

— Халат сними!

Кровь бросилась мне в лицо. Но я сама пришла сюда. Я хотела этого. Я скинула халат и поползла в твою сторону. Что творилось у меня в голове! Каша из мыслей.

Я доползла и остановилась. Ты протянул в мою сторону ногу.

— Оближи!

Поборов в себе негодование, я почти легла и неуверенно взяла большой палец губами.

— Ну!

Вздрогнув от окрика, я испуганно стала сосать его. Со мной что-то творилось. Внутри все противилось этому, это в мозгу. А вот тело жило совершенно своей жизнью: возбуждение от ситуации все больше наполняло меня. И вдруг, забыв обо всем, закрыв глаза, я стала посасывать пальцы, лаская языком между ними. Тихий тяжелый стон удовольствия подстегнул меня. Я, уже ни о чем не думая, самозабвенно ласкала тебя, находя языком самые нежные точки для ласки. Я мечтала доставить тебе удовольствии, и каждый твой возбужденный вздох был наградой за мои труды. Ты приподнялся и снял шорты. Возбужденный член выскочил и встал, словно стойкий оловянный солдатик. Я тут же привстала и взялась за него рукой.

— Я не разрешал тебе! — взревел ты. — Но если ты захотела, получи!

Нисколько не церемонясь, ты схватил меня за шею пальцами и грубо втолкнул член в рот. А затем охватил голову двумя руками. Я замычала, возмущаясь, но стальной капкан рук не давал и пошевелиться. Ты замер на миг, а потом...

Ты грубо и сильно насаживал меня на член, не обращая внимания на слюни и слезы. Ты трахал меня размашисто, всаживая член по яйца, перекрывая дыхание. Несколько раз сводило горло в рвотном спазме. Но и тут ты не дал мне ни секунды для восстановления, просто поменяв угол проникновения, ты продолжал зверски насаживать голову на твой кол. Мне казалось, это продолжается вечно, жутко болели мышцы рта, которые я не могла расслабить. Наверное, единственной в тот момент была мысль, как бы скорее все это кончилось. Но когда тугая вязкая струя ударила в глотку, я поняла, что сама теку, что возбуждение настолько велико, что мне казалось, стоит дотронуться до клитора и я кончу. Но руки были заняты: я упиралась в твои ноги, чтобы не упасть тебе между ними. Ты отстранился и закрыл глаза. Я повернула голову в сторону: в зеркале на меня смотрела женщина с растрепанной шевелюрой, со следами спермы в уголках губ. Я провела пальцами, подбирая остатки, и... с удовольствием облизала их. Твое тяжелое дыхание успокаивалось, а я была счастлива. Думаешь тем, что все уже закончилось? Ничего подобного! Впервые в жизни я получила удовольствие от того, что смогла удовлетворить мужчину именно так, как пожелал он. Я не понимала, что происходило со мной.

Внизу живота сладко ныло, требуя продолжения. Ты кивнул головой на кровать. Я неловко легла на спину, прикрывая рукой низ живота. Ты открыл шкаф. В зеркале напротив отражались предметы в нем. Страх неизвестного и возбуждение во мне снова взметнулись с новой силой. Ты достал наручники и не спеша приковал руки. Подумал... Ноги не стал фиксировать. Вновь наклонился к моему лицу и тихо спросил:

— Ты уверена, что этого хочешь?

Все внутри захлопнулось, но я тихо и решительно проговорила:

— Да.

Ты улыбнулся. Впервые я увидела, как улыбаются твои глаза. Мое тело было в твоих руках, и я была готова пожертвовать им ради твоего удовольствия. Распятая, я ждала твоего приговора. Но ты не спешил. Вновь порывшись в шкафу, ты достал приборчик и, раздвинув пальцами губки, вставил его в жаркую жаждущую глубину.

Я замерла, прислушиваясь к себе. Тихое мерное жужжание и вибрация заполнили внутри. Ты смотрел мне в глаза и нажимал кнопки на пульте. Вибрация усилилась, я невольно выгнулась и заметалась по кровати. Лоб от напряжения покрылся капельками пота, дыхание стало частым, прерывистым. Я ерзала, пытаясь кончить, и чуть постанывала от удовольствия. Ощутимый шлепок по губкам словно отрезвил меня. Я вновь замерла. Ты, глядя в мои глаза, медленно сжал соски пальцами. Боль пронзила и ушла куда-то в глубину, смешавшись с удовольствием. Я дернулась, но от новой боли вскрикнула. Я не знала, что мне делать. Вибратор продолжал внутри урчать, разливая наслаждение, а соски болели и ныли, не давая возможности сосредоточиться на удовольствии. Твои глаза горели. Тебе нравилось это. Ты вновь встал и достал черную плетку. Только я расслабилась и раздвинула ноги, как легкий пробный удар между ног, ожог и я взвизгнула.

Ты наклонился к моему уху и сказал угрожающе:

— Будешь кричать, заткну рот!

Я испуганно сжалась. И вновь удар. Боль от него сладко легла на ласку внутри. Теперь я уже не знала, чего жду: мне казалось, после боли удовольствие слаще. Теперь я хотела, чтобы ты ударил. И ты понял это. Удары чередовались с то усилением вибрацией, то сменой ее темпа и режима. Я не знаю, сколько это продолжалось. Внезапно приборчик внутри замолчал. Я распахнула глаза и уперлась взглядом в зеркало над головой: растрепанная, распятая, обнаженная рыжая женщина, с чуть припухшим и покрасневшим лобком. Наверно, и губки такие же, мелькнула мысль. Удивительно, но я нравилась сама себе. Я перевела взгляд на тебя. Меня затрясло от желания: ты стоял передо мной с горящими глазами, член вздыбился и капля вязкой смазки медленно, словно нехотя, стекала вниз, маня, дразня.

— Дай мне его, — прошептала я, как маньячка, плохо соображая, что происходит.

Ты встал на колени надо мной так, что навис над лицом и провел мокрой головкой по лицу, по губам, по шее.

Я сначала пыталась поймать его губами, но как только головка скользнула по шее, сознание словно отключилось: я молила взять меня, молила дать мне его, извивалась под тобой, и чуть не плакала, чувствуя тяжесть тела и невозможность что-то сделать. И вновь боль в сосках привела меня в себя. Я тяжело дышала и смотрела на тебя. А ты слез ниже, освободил мои ноги, поднял их вверх и развел в стороны. Немного подумав, пристегнул рядом с руками. А потом внимательно осмотрел то, что открылось твоим глазам. Мне было с одной стороны стыдно, неудобно, хотелось сжаться и скрыться от этого хищного изучающего взгляда, а с другой стороны это ненормально заводило, я текла. Губки отяжелели от желания и порки, провисали, набухшие, покрасневшие, раскрыв вход. Но не это, как оказалось, интересовало тебя. Вернее, не только это. Вместе с вибратором ты завел еще два пальца. Я сначала чуть сморщилась от легкой боли и ощущения растяжения, но тугое вхождение внутри было приятным. А затем ты достал мокрые и скользкие пальцы и смазал моим соком узкое колечко ануса. Я сжалась. Шлепок по ягодице был сильным и болевым.

Место удара моментально стало гореть.

— Так! Не трогай меня там! — в каком-то беспамятстве потребовала я.

— Что? — удивился сначала ты.

А затем, нахмурившись, подобравшись, словно зверь перед прыжком, пронзительно глянул мне в глаза, и тихий угрожающий шепот заставил меня покрыться мурашками ужаса:

— Повтори, сучка, что ты сказала?

Сильные удары сотрясли тело, ягодицы горели, а я со страху, подчиняясь приказу, вновь залепетала, сжимаясь в комочек:

— Ой... Не трогай меня...

Вновь пульт оказался у тебя в руках. Удары сыпались хаотично, моментами неожиданно, вибратор работал на максимальной скорости, с максимальной амплитудой, сводя с ума, накладывая кайф на боль. Мне казалось, что мир сошел с ума, что я больше не выдержу этой пытки. И в это время я услышала в ухе яростный шепот:

— Скажи: «Я больше не буду, Господин!»

И я закричала, умоляя тебя:

— Я больше не буду, Господин! Простите меня!

Поток ударов прекратился и только вибратор продолжал сладко терзать мою плоть. Как же я хотела кончить! Как мне не хватало одного единственного прикосновения к набухшему клитору! Я даже чувствовала, насколько возбуждена: сок из влагалища стекал по анусу. И тут я ощутила, как головка члена уперлась в колечко ануса. Я застыла, боясь сопротивляться и возражать, боясь нового наказания за сопротивление. Головка упрямо раздвигала колечко, медленно входя и принося невыносимую боль. Анальный секс у меня случался, но это было настолько давно, что я все ощущала, как в первый раз. Чем сильнее ты давил, тем больнее мне было и тем сильнее невольно я сжималась, не давая пройти внутрь, как мне теперь казалось, огромной головке. Сильный шлепок по ягодице, мышцы на мгновение расслабились, и головка быстро вошла полностью. Я вскрикнула от боли, но ты остановился, давая мне передохнуть. Казалось, уже и вибратор внутри не отвлекал от этой боли. Ты положил два пальца на клитор и слегка потеребил его. Я зашлась от удовольствия. Облизывая сухие губы, я слушала твои пальцы, и про себя пыталась направить их так, как надо мне.

Их движения иногда совпадали с настроем вибратора, и я готова была кончить, но что-то сбивалось с ритма, волна оргазма откатывала, оставляя меня в сказочно напряженном состоянии. Член давно двигался во мне, разбивая колечко ануса, заходя полностью. Внезапно ты остановился и вышел из меня. Сняв все фиксаторы, перевернул на живот, приказав встать на колени. Я оттопырила попу. Все внутри ныло и жаждало удовлетворения, я словно кошка прогибала спину и невольно двигала бедрами. От каждого движения вибратор внутри перемещался, прижимаясь то к одной стеночке, то к другой, вызывая сладкую дрожь и усиливая мое желание до критического. Ты руками охватил бедра и приставил головку к анусу. Я чуть сжалась, но головка уже спокойно скользнула внутрь. Я прогнулась, впуская его полностью. Ты следил за моим выражением лица в зеркале. А я смотрела на тебя, на нас. Это было потрясающе: я никогда не видела насколько красива заведенная пара в процессе. Ты только начал движение, а я уже забилась в оргазме, отключаясь от всего, только ощущая неземной кайф, желание удовлетворить тебя, взять с собой в это неземное наслаждение.

Наслаждение накрыло меня, как накрывает волна, с головой, пугая и вводя в новое состояние. Оргазм всегда трудно описать. Мне казалось, это длилось вечно. Никогда у меня не было такого сильного и продолжительного наслаждения! Когда я пришла в себя, ты трахал меня сильно, натягивая на член, полностью погружая его в меня. Толчки были яростными, сильными и безжалостными. Я расслабленно ждала твоего прихода. Но его не было. Анус уже горел, и боль постепенно заполняла меня. Теперь я хотела только одного: чтобы ты скорее кончил и вышел из меня. Но пытка продолжалась. Вибратор только раздражал и не приносил успокоения. Я насытилась сексом, но прекратить эту пытку не могла. Чисто интуитивно я чуть сжала мышцы внутри и стала сама насаживаться на тебя, двигаясь навстречу. Ты застонал, затем, выгнувшись, зарычал и стал кончать, крепко прижимая меня к себе...


Мы лежали долго молча. Я прислушивалась к своему телу, оно саднило и ныло, легкой болью отзывалось каждое движение в мышцах ног, таза. Попа горела, ноющая боль во влагалище говорила о том, что я кончила уж очень бурно. Вибратор, который я даже не заметила, когда ты вынул, валялся на полу. Я свернулась калачиком, пытаясь облегчить свое состояние. Ты встал и опять достал что-то в шкафу. От твоего прикосновения я вздрогнула. Поцелуй в висок и шепот на ухо:

— Ты моя сучка! Расслабься...

Прохладная мазь сразу утихомирила боль и жжение ануса, потом два пальца во влагалище с мазью, минута, и боль покинула его. Я лежала и думала, что такого кайфа я не получала никогда и ради этого снова была готова на все. Ты приподнялся на руке и строго, требовательно глядя в глаза, заговорил:

— Давай с тобой договоримся так: ты слушаешься меня беспрекословно и выполняешь все мои приказы! Кончать без меня, а уж тем более раньше меня — запрещено!

— Но я не могла сдержаться... Я не знаю, как это...

— Ты должна спросить на то разрешения. За непослушание я буду наказывать.

— Вот так как сегодня?

— Нет, моя самочка, будет больнее и продолжительнее. Сегодня я только опробовал тебя, пытался определить порог боли. И знай, за болью всегда приходит наслаждение. Я умею его дать. Но подчинение и доверие должно быть полным. Ты хорошо подумай, готова ли ты на это. Хотела бы таких отношений? А сейчас возьми это и иди к себе. Если наденешь его, значит ты — моя. Полностью!

Ты что-то протянул мне. Это был тонкий, изящный ошейник с несколькими бриллиантами. Я взяла его в руку и в задумчивости вышла из комнаты. По рации ты сообщил, что через два часа ждешь меня в кухне на ужин. Я приняла душ и в задумчивости села перед зеркалом. Полное доверие и подчинение. Готова ли я доверить тебе свою жизнь? Что еще может меня ожидать? Как в поговорке: хочется и колется. Я боялась тебя. Твоего гипнотического взгляда, голоса. Я боялась боли и унижения. Я не готова еще получать кайф через унижение. Да и унижение не могу принять, это надо себя кардинально ломать, а я не готова к таким жертвам.

Я выбрала среди одежды удобные джинсы, необычную легкую блузку с высоким воротом, но с открытой спиной. Наложила легкий макияж, сложила свои вещи в пакет, оглянулась еще раз на комнату и спустилась вниз. Ты внимательно посмотрел на меня и предложил присесть. Стол был накрыт, горячее слегка дымилось на тарелках. Ты налил нам вновь красного вина:

— За нас.

Мы выпили, потом в молчании, переглядываясь и улыбаясь друг другу, прикончили ужин.

— Такси ждёт тебя, — чуть грустно произнес ты.

Я ждала твоих вопросов, даже просьб остаться, но ты молчал. Подхватив сумку, я направилась к выходу. Но не удержалась и, развернувшись, кинулась тебе на шею. Жаркий поцелуй, губы скользнули по моей шее. Вдруг замер. С силой рванул воротничок, прикрывающий шею. Тонкая ткань треснула, обнажая изящный ошейник, нежно охватывающий шею.

— Сучка!.. — простонал ты, подхватывая меня на руки...

опубликовано 2 июля 2018 г.
64
Для написания комментария к этой записи вам необходимо авторизоваться