мж
м
Антуан 10.0 Дашенька

Я сидел в кафе на набережной, пил пиво и смотрел на морской горизонт, сливающийся с начавшим темнеть вечерним небом. На душе было тоскливо. Мой друг Колька, с которым я приехал отдохнуть в этот приморский город, вынужден был срочно уехать и я остался один.

Я пил пиво и вспоминал, как мы мечтали поехать к морю, снять девчонок и всё такое. Как уговаривали родителей нас отпустить, как они заказывали нам номер в гостинице, давали денег — дети выросли, стали самостоятельными...

К своему стыду в 16 лет я оставался девственником, а у Кольки был опыт и он обещал, что с девушками проблемы не будет. Когда я остался один, я ещё старался куда-то пойти. Вокруг бурлила жизнь, а меня переполняло чувство одиночества. Вечером я заставил себя выйти из номера и пройтись по набережной, пойти в кафе.

Разглядывая публику, я цедил через зубы опостылевшее пиво, на душе скребли кошки.

Я обратил внимание на пару сидящую за соседним столиком, вернее на стройную брюнетку лет 25. Она, непринуждённо положив ногу на ногу, о чём-то говорила со своим спутником. Временами, улыбаясь чему-то. Платье, облегавшее её стройную фигуру, подчёркивало её красоту. На круглых, твердых грудях через ткань платья выделялись горошины сосков. Тонкая талия плавно переходила в овал бёдер. Заигравшийся с юбкой вечерний бриз обнажил до бедра пару длинных, стройных, загорелых ног. Я невольно засмотрелся на неё.

Наконец, перехватив мой взгляд, она мило улыбнулась мне, посмотрев мне в глаза. Я смутился и покраснел. Улыбнувшись, она что-то зашептала на ухо своему спутнику, и он тоже посмотрел на меня. Её спутник встал и направился ко мне. Моё сердце в испуге бешено застучало. Это был мужчина 30 лет, высокий, крепкий. Он был одет в шорты и пёструю рубашку, расстёгнутую на волосатой груди. Подойдя, он уселся напротив. От него пахло дорогим парфюмом и немного — спиртным.

— Володя, — он протянул мне ладонь.

— Дима. Очень приятно.

— Я вижу, ты один отдыхаешь?

— Мой приятель уехал, так получилось.

— И как долго ты здесь будешь?

— Ещё две недели.

Он с интересом посмотрел на меня.

— Откуда ты?

— Я из Москвы.

— И мы тоже, — он назвал какой-то дальний район. — Знаешь что, пойдём к нам за столик, поболтаем, жена скучает.

И действительно, она сидела, повернувшись в нашу сторону, смотря на нас.

— Хорошо, пойдем.

— Познакомься, Дима.

Она сверкнула синими глазами из-под ресниц.

— Марина.

— Наш земляк.

— Сколько тебе лет? Чем занимаешься?

— Мне 18, — неожиданно для себя соврал я. — Я студент МГУ.

— Студент, — заулыбались они. — И что учит студент?

— Кибернетику.

И я стал болтать о компьютерах, в этом я разбираюсь лучше всех...

— Пора, — Володя позвал официанта.

— Пойдём к нам, — она улыбнулась мне. — Или ты куда-то спешишь?

Володя и Марина остановились в прекрасном домике, прямо на берегу моря. От выпитого слегка кружилась голова, было далеко за полночь.

— Пойдёмте купаться! — предложила Марина.

И, встав из-за стола, потянулась всем своим стройным, гибким телом. Снимая тесное платье.

— Кто со мной? Дима, идём!

Мы вышли из дома на пляж и темнота душной, жаркой южной ночи поглотила нас.

— Я купаюсь голой, а ты? Ты не стесняешься меня, я надеюсь? — и её белые трусики упали к ногам.

Туда же упал, соскользнув с плеч, лифчик. Она пошла к едва различимой в темноте нити прибоя, сверкая в свете луны белым треугольником, круглой, загорелой попы.

Я замешкался, раздеваясь. Получив долгожданную свободу, мой член стоял. И я замялся в нерешительности, стесняясь Марины.

— Ну что же ты?

Она подошла ко мне. Увидев причину моего замешательства, отвела взгляд. Затем крепко обняла меня сзади. Я почувствовал ёё горячее дыхание и острый влажный язычок в ухе. Остренькие ногти, царапаясь, прошлись по груди и впились в сосок, спиной я ощутил круглые, упругие полушария грудей, горячие бёдра. Маленькая твёрдая ладонь обхватила член, умело, и настойчиво онанируя. Я попытался освободиться — острые зубки впились в мочку уха — она шутливо зарычала. И расслабившись, не в силах больше сдерживаться, я выпустил струю, а за тем ещё и ёщё...

Стряхивая сперму с ладошки, Марина потащила меня купаться, и мы заплескались в тёплой воде ночного моря. Смеясь, она подставляла моим рукам своё тело. Впервые я прикасался к женщине, сжимал, познавая — груди, круглые бёдра, лобок. Неумело, лаская и целуя её.

Она обняла меня сзади, нежно, но, властно нажав на плечи. И я невольно слегка присел, нагнулся. Вдруг я ощутил, что её тонкий палец точно и бесцеремонно нажал на анус. Горячее дыхание обожгло щёку.

— Расслабься, глупыш.

И на секунду, всего, на секунду расслабившись, впустив палец в себя, почувствовал, как он затрепетал во мне.

— Какой ты узенький, — заулыбалась она, целуя и лаская меня.

Мы вышли на берег, она с явной не охотой надела трусы.

— Оставайся в трусиках. Одежду возьми с собой.

Обнявшись, мы вошли в дом.

— А где Володя?

Он спать пошёл пойдём!

Она потащила меня в соседнюю комнату, на середине которой стояла большая кровать, на краю которой темнело спящее тело.

— Тсс!! Ложись. Только у нас спят без трусов!

И она одним властным движением сорвала с меня трусы и освободилась сама. Я оказался между ней и Владимиром.

— Иди ко мне. Я лёг на неё, протянув под меня руку, она ввела член во что-то горячее и влажное. Застонав, обняла меня за плечи, охватила ногами, задвигалась, подмахивая всё быстрее и быстрее, увеличивая темп. Сладкая судорога свела тело — я кончил.

— Какой ты красивый, — она лежала рядом, рассматривая и проводя рукой по моему телу, — как девочка!

Беззаботно пролетали счастливые летние дни. Мы проводили вместе время, на пляже, в пабах и в разных других местах созданных для развлечения беззаботного туристского племени. К ночи мы возвращались в наш уютный домик на берегу моря с его большой кроватью. Я и Марина занимались любовью, я учился искусству любви под руководством моей опытной и страстной наставницы. Иногда Володя присоединялся к нам, и тогда моя, вернее, наша любовница принимала его в рот, не переставая отдаваться мне. В остальное время он спал, отвернувшись к стене, не обращая внимание на качающийся матрас, на наши вскрики и на звуки соединяющихся в любовном соитии тел.

Так было и сегодня, хотя сегодня он был чем-то расстроен, и я несколько раз ловил виноватый маринин взгляд, устремлённый на него.

Когда мы, упав в кровать, припав, друг к другу закружились в огненном танце любви, он внезапно встал и вышел.

Марина отстранила меня от себя. Я удивлённо смотрел на мою смуглую, длинноволосую любовницу. Строго и серьёзно глядевшей на меня.

— Что случилось?

— Ты не понимаешь?

— Нет.

— Он давно хочет тебя.

— Что?

— Не делай вид, что не понимаешь. Ты не маленький.

Я попытался обнять её, провести рукой по сладким полушариям грудей, украшенных крупными сосками. Она отстранила мою руку.

— Я замужняя женщина и не позволю прикоснуться к себе, если ты не дашь моему мужу то, что он хочет.

— Нет!

— Но я же даю тебе!

— Нет. Я же парень!

— Ну и что, девушка или парень, какие глупости. Прочувствуешь себя девушкой. В постели нас только трое, — она сверкнула в темноте глазами, присев надомной, опёршись на руку и тряхнув копной густых длинных, вьющихся волос, обдав меня запахом чисто вымытого тела и дорогого парфюма. — Никто никогда не узнает. Если тебя это волнует. А если не хочешь, всегда можешь уйти, я тебя не держу. Но с этой минуты я тебе не дам, и не проси.

— А если я соглашусь?

— Тогда я буду для тебя самой лучшей любовницей на свете, — её рука, проскользнув по телу, нырнула мне в пах.

Я задумался. С одной стороны даже подумать было противно об этом. С другой — расстаться с Мариной... У меня не было, и не известно когда будет такая любовница.

Всего раз — попробовать. Мы одни и в чужом городе. Она права, никто не узнает. Побыть в роли девушки?

— Допустим, я соглашусь.

— Тогда я позову его, и ты скажешь ему, что готов взять в рот и дать в попу.

— Ты с ума сошла! Нет!

— Сосать будем вместе. Я научу тебя.

— Но в попу!!

— Ты же только вчера так просил и я дала тебе!

Я вспомнил раскрасневшееся её лицо с закрытыми глазами и полуоткрытым ртом, страстные стоны и ахи. Плотно охвативший член жар...

— Или моя задница чем-то отличается от твоей?

— Тебе было приятно?

— Тебе будет приятно, — она потрепала меня по волосам.

Марина, соскользнув с кровати, зашлёпала босыми ногами по полу, распахнув дверь, громко сказала:

— Володя! Иди сюда. Дима хочет тебе что-то сказать!

— Послышались шаги, я присел на кровати. Марина села возле меня.

— Ну же! Дима. Говори, что ты хотел сказать Володе.

И после нескольких минут тишины, чувствуя, как горит румянцем от стыда лицо, запинаясь, я сказал:

— Я хочу взять у тебя в рот и дать в попу...

Володя, сняв трусы, и отбросив их в сторону, подошёл ко мне вплотную. Его хозяйство, показавшееся мне огромным, спокойно висело. Я ощутил запах...

— Стань на колени, я помогу тебе, вот так, — Марина опустила меня и сама встала на колени.

Моё лицо оказалось почти вплотную к большому, горячему члену, источающему жар.

— Возьми его в руку у основания, — услышал я её голос.

— Теперь лизни от корня вверх. Умница! Оближи головку... Раскрой ротик. Ещё. Вот так.

Что бы принять его в рот мне пришлось почти до отказа раскрыть рот. Я неумело не смело начал сосать, одновременно двигая головой вперёд назад. Острый, не привычный запах смущал меня, я тыкался в жёсткие волосы. На затылке, задавая темп и направляя меня, лежала тёплая маринина рука.

— Вот так. Хороший мальчик. Хороший.

— Извини дорогой, что это заняло так много времени, — тихо сказала она Владимиру, виновато посмотрев на него.

Внезапно член затвердел и раздулся, Володя, застонав, выпустил мне в лицо струю горячей спермы. Я попытался закрыться, но Марина, придержала меня за руки.

— Всё! Всё! Дурачок.

Она нежно поцеловала, вытирая полотенцем моё лицо. Володя вышел, послышался плеск воды.

— Ну, милый, вспомни о втором твоём обещании.

— Что, так сразу?

— А как бы ты хотел? — она улыбнулась.

— Садись на подушку. Ложись, ложись. Подыми ножки и прижми их к груди, держи их под коленями.

Послышался хруст надеваемой латексной перчатки. Меня смазали там чем-то тёплым, её пальчик слегка скользнул внутрь.

— Доверься мне, малыш. И расслабься. Я помогу тебе сделать так, чтобы тебе не было больно, — твёрдо и властно произнесла она.

Её палец вошёл. Вскоре к нему присоединился второй. Они сновали во мне, я чувствовал боль и жар в попе. Марина прекращала лишь на секунду, чтобы щедро смазать меня. Не обращая никакого внимания на мои стоны, ахи и просьбы прекратить хотя бы на минуту. Затем к двум пальцам добавился третий. Иногда она целовала меня в губы, наваливаясь всем телом и не переставая не на миг расширять мою несчастную задницу.

Наконец, раздвинув мне двумя пальцами руки ягодицы и довольно хмыкнув, она решила, что достаточно поработала.

— Володя! Вас ждут! — громко позвала она.

Я по-прежнему лежал на краю кровати, прижав колени к груди попой на подушке, точно девственница в ожидании своего первого мужчины. В попе приятно пекло и горело.

Володя подошёл, его член стоял. Не спеша, глядя на меня, надел презерватив, выдавив на ладонь мазь, смазал член по всей длине. Мазнул мне в попу. Приставил и медленно вдавил в меня! Я и не подозревал, что он такой большой и горячий. Почувствовав боль, проникающую в меня, попытался высвободиться.

— Нет. Нет,глупыш. Нет! — они удержали меня. Марина, целуя, стирала с моих щёк слёзы волнения и боли. Медленно войдя в узкую, тесную попку член остановился. Володя давал мне привыкнуть к себе.

Я ощутил, что заполнен чем-то живым и горячим, пульсирующим во мне. Боль отступила. Почувствовал его горячее дыхание. Его сильные руки. Он начал двигаться во мне приятный, ранее не испытуемый кайф, пробежал мурашками к соскам... А мой член пылал огнём в горячем, трепещущем острым язычком рту Марины.

Мы продолжали встречаться. Я всё чаще предпочитал Володю Марине. Маня и дразня его своим юным телом.

Однажды утром, после ночи любви, Марина усадила меня перед зеркалом.

— Ты не возражаешь, если я сделаю тебе макияж?

— Нет.

Спустя несколько минут я посмотрел в зеркало. На меня глядела симпатичная коротко подстриженная молодая девчонка.

— Надо бы её переодеть, — послышался голос Володи.

— Сначала мы приведём себя в порядок, побреем ножки, лобок и всё остальное. Да, милая?

Ко мне впервые обращались как к девушке. Но это не раздражало меня, я принял это как само собой разумеющееся.

Мы с Мариной пошли в ванную, и она помогла мне избавиться от лишних волос, привести себя в порядок. Затем принесла белые тоненькие трусики и лифчик.

— Надевай.

Я надел трусики, нежная ткань приятно охватила попку, мой член спрятался и зажался ими между ног. Надел лифчик. Он приподнял, подчёркивая мою небольшую, твёрдую грудь. Марина подала юбку, красивую футболку и белые носочки.

Я всё это надел. Или уже надела?

В зеркале я увидел молодую, спортивную девушку, почти девчонку, в юбке чуть выше колен и футболке. С маленькой красивой грудью и круглой маленькой попой. "А она красивая, сексуальная", — невольно подумал я про себя.

— Пойдём. Нас Володя ждёт.

Марина вытащила меня на середину комнаты, я покраснела, смущаясь. Володя залюбовался мной.

— Как же мы её назовём?

— Мы будем звать тебя Даша. Был Дима — теперь Даша, — улыбнулся Вова.

— Пойдемте же гулять!

Я покраснела.

Мы гуляли по набережной, морской ветерок, приятным холодком залетал под юбку, взгляды парней будоражили меня, я в ответ дразнила, строя им глазки. Обнимала Володю, подставляя ему губы. Шепталась и хихикала с Мариной, тихонько тиская её.

Мы были счастливы.

опубликовано 11 августа 2016 г.
4
Для написания комментария к этой записи вам необходимо авторизоваться