мж
мж
Good sissy slut Семейный уикенд похоти

Часть 1

На нашу пятую годовщину свадьбы любимая жена заранее начала готовить что-то особенное. Это было видно по частым ее выбеганиям с телефоном в руке и постоянным записям в блокнотике, которые читать мне было строго запрещено, но больше всего, конечно, по таинственной улыбке и горящим глазкам, когда я спрашивал, как она хочет провести этот день.

— Знаешь, я бы хотела, чтоб в этот раз ты позволил мне все организовать самой, — сказала Аля за два дня до события. — Прошлые четыре годовщины были просто шикарны, и я благодарна тебе за каждую из них, но в этот раз я придумала что-то совсем другое... Но я хорошо знаю, что тебе это очень понравится и ты запомнишь это на всю жизнь. И будешь просить повторить, — улыбнувшись, закончила она.

И все, больше ни слова о планах жены я вытянуть не смог — впрочем, я не упорствовал, ведь мне самому было чертовски интересно.

В пятницу перед нашим днем мы условились убежать с работы пораньше, и я успел еще забрать жене подарки — золотой кулончик-сердечко с красивым изумрудом в цвет ее глаз, и скорее романтичные, чем шлюхские, белые чулочки в мелкую сеточку. Спрятав это все поглубже между рабочими бумагами в своей сумке (не раскрывать же сюрприз раньше времени), я пожелал всем хороших выходных и ушел на час раньше, на ходу набирая жену. Но не успел мой телефон сделать третий гудок, как мне в ответ погудело такси, из которого, опустив стекло, меня приветствовала любимая жена.

— Ну что, поехали, любимый, — игриво пригласила меня Аля, и мы уселись рядом на заднее сидение, хихикая и целуясь, как влюбленные малолетки.

Мы оба были возбуждены — я оттого, что не знал, что меня ждет, а Аля, напротив, оттого, что прекрасно знала и уже предвкушала и мою реакцию на сюрприз и сам этот сюрприз.

— А куда, собственно, мы едем? — поинтересовался я.

Но, конечно же, Аля лишь загадочно улыбнулась. Потому мне оставалось лишь смотреть в окно и пытаться угадать самому. Однако мы довольно быстро выехали за город и продолжали от него удаляться, а за городом я ориентировался совсем не так хорошо. И потому понятия не имел, куда же мы едем.

— Уж не собираешься ли ты отвести меня в какой-то лес и там затрахать до смерти? — пошутил я.

— Почти угадал! — засмеялась Аля. — Но разве ты так уж против?

— Это лучший из возможных способов умереть, — засмеялся в ответ и я.

— Я учту. Но не волнуйся, тебе придется прожить со мной еще много-много лет, — ответила Аля.

Тем временем мы действительно углублялись куда-то в лес, и, учитывая, что давно стемнело, это было таинственно и немного страшно. Водитель, к слову, что с таксистами бывает редко, за все время не проронил ни слова — мне даже начало казаться, что Аля доплатила ему за молчание.

Наконец, мы приехали и перед нами возник небольшой загородный гостевой домик, каких много. Выглядел он довольно уютно, если не учитывать, что до ближайшего населенного пункта здесь было километров десять и мы были предоставлены сами себе. Вернее, я был полностью предоставлен своей жене и ее коварным планам, что меня чертовски радовало и заводило.

Оказавшись внутри, мы сразу же оценили размеры кровати в спальне — она была действительно впечатляющей, непрозрачно намекая на то, с какой целью чаще всего используется этот дом. Я принялся с порога раздевать жену и тащить ее к этой заманчивой кровати, но Аля пресекла мои потуги и потребовала слушаться ее, а не то никакого праздника не будет.

— Прости, моя хозяйка, — тут же подыграл я, но, кажется, Аля не воспринимала это как игру и тут же одобрительно кивнула с серьезным лицом.

— Да, сучка, вот именно так сегодня меня и называй. Прежде чем попасть в эту кровать ко мне, тебе придется славно потрудиться и по-настоящему это заслужить. Садись в кресло! — скомандовала жена, и я послушно присел на большое кожаное кресло недалеко от кровати. Мне сразу начинала нравиться эта игра — мы любили фантазии вокруг женского доминирования, хотя в последнее время чуть реже их реализовывали, и потому я был очень рад направлению, в котором мы двигались.

Я послушно присел в кресло, и Аля тут же подняла мои руки вверх и надела на них свежеприобретенные наручники из секс-шопа, а затем надежно закрепила мои руки к расположенному сзади большому и тяжелому деревянному шкафу, сдвинуть который и, следовательно, высвободить руки у меня не было никакой возможности. Убедившись в этом, Аля довольно хмыкнула и начала медленно раздеваться в метре от меня, стреляя глазками. Избавившись от пальто, юбки и блузки, любимая предстала передо мной в новом комплекте ярко-красного белья и таких же чулках — куда более развратных, чем мой подарок. Мой член вздыбился в брюках куда быстрее, чем я успел рассыпаться в комплиментах, и этого Але было достаточно — довольно хмыкнув, она сорвала с себя трусики и, не дав сказать ни слова, запрыгнула ногами на кресло и села своей гладковыбритой и совершенно ошеломительно прекрасной киской мне на лицо.

— Я и так вижу, что тебе понравился мой образ, любимый, — сказала Аля, и, схватив меня за волосы и вжав лицом в свою киску, добавила: — Но вместо изъезженных комплиментов я предпочту, чтоб твой язык сказал мне это иначе.

Меня не приходилось просить, и я тут же принялся вылизывать ее мокрые возбужденные половые губки и набухший клитор старательнее и прилежнее, чем когда-либо прежде. Я видел снизу вверх ее прекрасное раскрасневшееся лицо и открывающийся в тихих постанываниях ротик, и мой член вырывался из брюк все сильнее, но я знал, что его время еще не настало, и эта истома и похоть только придавали мне стараний.

— Какой хороший мальчик, — томно молвила Аля. — Старайся еще, и, возможно, твой язычок не будет единственным, что коснется моей киски сегодня... Но, впрочем, он в любом случае не будет единственным — о чем это я? Мы ведь не просто так сюда приехали... Помнишь, как на мой день рождения ты предлагал мне хороший трах моих дырочек тремя членами, а я, глупенькая, отказывалась? Или ты тогда шутил?

— Ну, ты же все равно отказалась, любимая, так что уже неважно, шутил ли я, — весело ответил я.

На самом деле, конечно, я знал что она откажется, но сама идея мне нравилась, равно как нравилось, как Аля возбуждалась и смущалась одновременно от подобных моих предложений и их детального, со вкусом, обсуждения.

— Конечно неважно, мой хороший. Не отвлекайся, делай хозяйке приятно... И внимательно меня слушай, — поглаживая меня по члену сквозь брюки, а второй рукой расстегивая мою рубашку, Аля снова села мне на лицо и начала трахать своей киской мой ротик.

— Я долго думала над этим твоим предложением, мне даже несколько раз снилось, как меня натягивают сразу три самца во все мои похотливые дырочки... Возможно, ты даже об этом догадываешься, ведь каждый раз после этого у нас утром был шикарный секс, еще более шикарный, чем обычно, — продолжила она. — И поскольку я так до конца и не поняла, всерьез ли ты предлагал, я решила сделать мечту... Нашу общую мечту, ведь так, любимый?.. Нашу общую мечту — сделать явью собственными руками.

Так что через пятнадцать минут, когда наступит день нашей годовщины, здесь начнется настоящее шоу для тебя, милый. Все как ты любишь, как в твоих любимых порнороликах. А-а-ах, да, как же хорошо ты меня вылизываешь, я смотрю, тебе нравится то, что я говорю?

— Да, хозяйка, — только сумел прохрипеть я и снова вонзился язычком в киску жены.

Конечно, она прекрасно знала, что подобные идеи меня заводят, особенно пока они оставались безобидными фантазиями. И теперь я тоже воспринимал все это как одну из них, хотя, конечно, учитывая атмосферу таинственности и оторванности от мира, сегодня в это было проще поверить, чем когда-либо прежде.

— Конечно, тебе нравится, маленькая мечтательная шлюшка, — весело ответила она, шлепая меня по щекам и ерзая киской на моем лице еще быстрее и сильнее.

И через считанные секунды сжалась, громко и протяжно застонала и взорвалась в оргазме, хватая меня за волосы и выкрикивая мое имя.

— Хороший мальчик! — прохрипела Аля, отдышавшись, и нежно, глядя в глаза, поцеловала меня в губы, мокрые от ее соков.

— Всегда рад стараться для своей хозяйки, — улыбаясь, ответил я. — Я заслужил свою награду? — с надеждой спросил я, украдкой кивая в сторону набухшего в брюках члена.

— О, малыш, нельзя же быть таким эгоистом!.. Разве ты целовал свою жену только ради минета? Как это пошло и скучно, — весело прооизнесла моя супруга. — Пока время твоего дружочка не настало... Сначала ты внимательно выслушаешь свою жену и ее планы на нашу годовщину. В конце концов, ты всё ещё прикован к креслу и деваться тебе некуда, — добавила она, затем села напротив меня на кровать, раздвинула свои ножки и принялась медленно, глядя на меня своими бесстыжими глазками, теребить свой клитор.

— Я сгораю от нетерпения, — хрипло произнёс я, не в силах оторваться от мокрой и раскрасневшейся киски своей жены.

— О-о-о, сегодня нетерпение еще помучает тебя, мой сладкий, — нараспев ответила Аля, ускоряя темп движений своей прекрасной ручкой и закатывая глаза от удовольствия. — Ведь сперва тебе придется просто смотреть. А еще слушать, ощущать запахи... Но не трогать и не пробовать на вкус.

— Именно это происходит уже сейчас, — заметил я, улыбаясь. — А ведь я так хочу снова ощутить твою дырочку на вкус. И, конечно же, войти в нее. Но могу лишь смотреть.

— А разве тебе это не нравится? — улыбнулась в ответ Аля. — Чем дольше будешь смотреть, тем скорее согласишься на все, чего я от тебя потребую.

— Но я и так на все согласен, — нетерпеливо ответил я, ерзая в кресле.

Мне не терпелось поскорее освободиться и хорошенько оттрахать свою прелестную женушку. Но еще больше мне хотелось позволить ей довести свою игру до конца.

— Ох, милый, ты сам не знаешь, что ты говоришь, — все шире улыбаясь, уверяла меня моя жена, а ее пальчики порхали по клитору все быстрее. — А-а-ах, да, как же мне хочется поскорее начать! Где же они?

— Они? — переспросил я.

До сих пор слова Али о трех мужчинах казались мне очередной сладкой фантазией. Но я уже не был в этом так уверен — уж очень необычно блестели ее глаза. Она была похожа на маленькую девочку, которая собирается войти в клетку к тигру. Было видно, что она очень боится, но еще больше ее манит то, что ждет.

— Мой милый муж, ты до сих пор считаешь, что я шутила? — удивленно произнесла Аля, прекратив себя ласкать. — Если ты не готов,.. если я неправильно тебя поняла,.. я могу все отменить, — замешкалась она.

Волнение и испуг жены окончательно убедил меня, что в этот раз все серьезно. И, пусть многим это показалось бы странным, но я совершенно не задумался, отвечая ей:

— Нет, любимая. Я хочу того же, чего и ты... Кажется, даже больше, чем ты сама.

— Но ты же не знаешь до конца, что я задумала, — вскинув бровь, сказала Аля.

— Именно этого я и хочу. Чтобы все зависело только от твоих желаний, — признался я.

Было заметно, что Алю это успокоило. Она встала и нежно поцеловала меня, затем еще раз.

— Хорошо. Тогда доверься мне во всём, — шепнула она мне на ушко.

Я кивнул и поцеловал ее еще раз. Аля улыбнулась и сказала ждать ее здесь, а сама ушла в ванную прихорашиваться, хотя она и так выглядела восхитительно, оставив меня все так же сидеть в кресле с закованными руками и перемешанными мыслями в голове.

Мы могли сколько угодно часто фантазировать о других членах в ней, и, разумеется, знали, что обоим это добавляет красок и эмоций в сексуальную жизнь. Но реальность — совсем другое; и сейчас мое сердце бешено колотилось, и волнение нарастало. Смогу ли я это принять? Сможет ли все после этого быть как прежде? Чужие руки на ее теле... Чужие члены в ее развратных пухленьких губках... И, конечно же, в святая святых — киске, которая так долго была лишь моей...

Внезапно раздался звонок в дверь. Мое сердце ушло в пятки, и, наверное, только сейчас до меня окончательно дошло, что в этот раз фантазиями не ограничится.

— Любимая, я ведь не могу открыть, — крикнул я жене, которая все еще была в ванной. — И кажется, это к тебе.

— Слышу, уже бегу, — звонко прокричала она, и я услышал цокот каблучков и звук отворяющейся двери.

Я ожидал услышать еще и голоса мужчин, но пока их не было — лишь шаги и звуки расстегивающихся молний на куртках.

— Подождите пока на кухне, ребята, я вас позову, — услышал я голос жены, убедившись как минимум в том, что парней больше одного. Как ни странно, меня это порадовало.

В это время моя жена снова вошла в комнату. Ее образ теперь дополнял и мой подарок — кулончик, а в волосах блестела брошка с таким же зеленым камешком. Она была еще прекраснее, чем когда либо прежде.

— Ты готов, любовь моя? — все еще нервничая, спросила Аля.

— Ты сама говорила, что я не знаю, к чему, — улыбнулся я. — Но ты также говорила довериться тебе — так что я ко всему готов!

— Я бы не была на твоем месте так уверена, — хихикнув, ответила моя жена. — Как ты думаешь, сколько у нас сегодня гостей? — спросила она. — Если не угадаешь, выполнишь любое мое желание, идёт?

— А если угадаю? — спросил я.

— То тоже выполнишь любое мое желание! — весело ответила Аля. — Ведь сегодня такой день, разве ты можешь мне отказать?

Я засмеялся в ответ. Я обожал свою жену именно за это — иногда она делала все, что ей вздумается, и в такие моменты раскрывалась по-настоящему, и ничего ее не сдерживало. И вот тогда она была поистине богиней в моих глазах.

— Ну ты говорила о трёх... Думаю, это так и есть — на все твои дырочки, — попытался угадать я.

Аля рассмеялась и стрельнула глазками.

— Нет, милый. С тебя желание... Хотя в чем-то ты был прав. Парней здесь действительно ровно сколько же, столько в этой комнате дырочек, жаждущих члена. А еще ровно сколько же, столько лет я твоя жена, — добавила Аля, и, не давая мне опомниться, достала из своей сумочки второй мой подарок — белые чулочки, а вместе с ними такие же белоснежные шелковые трусики.

— И, кстати, спасибо за подарок, чулочки великолепны. Но сегодня они украсят твои ножки, подружка... А к ним очень подойдут эти трусики, — все больше вживаясь в свою сегодняшнюю роль, произнесла моя жена, и положила эти вещички на спинку моего кресла.

— Аля, ты точно смогла меня удивить, — оторопело сказал я. — Разве...

Аля приложила палец к моим губам, и я замолчал.

— Ты проиграл мне желание. Это мое желание — сегодня ты моя подружка и нас вдвоем пустят по кругу, как двух конченых блядей в сауне. И я не поверю, что тебе этого не хотелось... Мы ведь представляли и такое, разве ты не помнишь?

Конечно же, я помнил. И, конечно же, нам нравились и такие фантазии. Где мы лежим рядом, целуясь и лаская друг друга, а нас сзади ебут крепкие члены. Или как мы вдвоем облизываем один член, глядя друг другу в глаза... От этих мыслей я возбудился снова, и барьеры были разрушены.

— Разве от меня что-то зависит? — с деланным вздохом произнес я, но меня выдавал стояк в брюках и покрасневшие щеки.

Конечно же, мне хотелось окунуться в это все, сделать наши многочисленные фантазии былью, и прочувствовать вместе с любимой женой каждое мгновение этой ночи, обещающей стать незабываемой.

— Думаю, что нет, — весело ответила Аля.

С этими словами она сняла с меня всю мою одежду, покрыв поцелуями мое тело, но не прикоснувшись к члену, с которого к этому времени уже обильно текла смазка от нарастающего возбуждения.

— М-м-м, моя сучка потекла? — с удовольствием отметила Аля, шлепнув меня по щеке.

Я смущённо кивнул.

— Так и знала, что ты будешь течь, как перевозбужденная целочка, — посмеиваясь, добавила Аля, натягивая на мои ноги купленные мной же чулочки.

На ее ножках они, конечно, смотрелись бы лучше, но их вид на мне, и приятное давление резиночек чуть выше колен добавляли пикантных ощущений в и без того очень пикантную ситуацию.

— Приподними попку... Я хочу спрятать твой перевозбужденный членик в трусики, приличной девушке не годится встречать незнакомых мужчин без трусов, — все больше входя в раж, продолжала дразнить меня Аля.

Я повиновался, и мой набухший от возбуждения член еще больше наэлектризовали приятные касания шелковых трусиков.

— Ну все, думаю теперь ты готова, — удовлетворенно сказала Аля. — Думаю, тебе понадобится еще кое-что... У сучки должно быть имя. Как тебя зовут, сучка?

— Я... Я не знаю... Пусть будет Рита, — хрипло и неуверенно ответил я.

Почему именно Рита — сам не знаю. Возможно, хотелось, чтоб имя начиналось на ту же букву, что и моё настоящее.

— Годится! — довольно хмыкнула Аля. — Ну, Ритка, сейчас нас будут ебать, — вульгарно добавила она.

Надо сказать, материлась Аля довольно редко, но уж очень необычной и волнующей была эта ситуация для нас обоих.

— Мальчики, мы готовы! — крикнула моя жена, и я услышал приближающиеся шаги.

В комнату один за другим стали заходить полностью обнаженные мужчины. Аля не обманула — их было именно пятеро. При этом я сразу заметил, что их лица скрыты масками.

— А знаешь, почему они в масках, милый? — шепнула мне на ушко Аля. — Потому что я хочу, чтоб ты не знал, кто они... Чтобы ты каждый раз, встречая коллег на работе, идя с друзьями на футбол, приезжая со мной к моему брату или к своему отцу... Чтоб каждый раз ты не был уверен до конца, что именно он не был одним из тех, кто отъебал твою жену и тебя. Поэтому они не проронят ни слова. Чтобы ты не мог узнать их по голосам.

Я слушал и не узнавал свою жену. Какие же демоны дремали в ней все это время? И смогу ли я выжить, когда все они вырвутся на свободу?

Но сегодня это было неважно. Сегодня мы уже не смогли бы повернуть назад.

Тем временем моя жена направилась к мужчинам и, приглашающе раздвинув ноги, улеглась на кровать и начала мастурбировать, бесстыже глядя в мои глаза.

— Начните с меня, мальчики, а затем присоединится и моя шлюшка... Когда будет готова.

Часть 2

Все так же оставаясь прикованным к креслу, в беленьких чулочках и трусиках, сквозь которые рвался на свободу дикий стояк, я не мог, да и не хотел, ни на секунду отвести взгляд от зрелища, которое прямо в эту секунду начинало разворачиваться на огромной кровати, в которую я так мечтал поскорее попасть и оттрахать на ней Алю. Но пока мне предстояло лишь смотреть, как это со вкусом делают другие... И только от моей жены зависело, как скоро я смогу присоединиться. Но присоединиться предстояло не мне, её мужу, а её подружке-бляди Риточке. И я с ужасом замечал, что начинаю ощущать себя именно ей, дрянной девчонкой, которая завидует, что ее подружку начали трахать раньше.

Тем временем мужчины окружили мою жену и принялись за дело. Один из них тут же сорвал с нее лифчик и принялся ощупывать ее прекрасные груди, надрачивая свой член перед её лицом. Двум другим парням моя Аля начала дрочить члены своими нежными ручками, попутно бросая на меня заговорщицкие взгляды, в которых так и читалось приглашение поскорее к ней присоединиться.

Еще один парень сорвал с Али трусики и без всяких прелюдий вогнал в нее свой член на всю длину. Мокрая и разгоряченная киска жены приняла его с лёгкостью, а из её раскрытых губок вырвался похотливый стон.

— О, да-а, как же я ждала ваших крепких членов, мои хорошие, — обратилась к нашим гостям Аля. — Не стесняйтесь, выебите меня как можно сильнее и позаботьтесь, чтоб моей сучке все было.

Закончить фразу она не смогла — ее рот бесцеремонно заткнули членом и начали грубо сношать. Я слышал лишь хлюпанье и постанывания жены, ее лицо скрывала от меня задница ебущего ее рот мужчины, зато я очень хорошо видел, как в полуметре от меня ее киску, так же грубо и все сильнее ускоряясь, ебал член еще одного гостя. Я видел это во всей красе — как ее губки раздвигались, впуская этот набухший поршень, как вздувались вены на нем и как его яйца стучались о попку жены. Это вызывало у меня бурю негодования и ревности, но как же это было красиво и притягательно!

— Риточка, милая, ты должна мне помочь, я ведь со всеми не справлюсь, — на секунду освободив ротик, обратилась ко мне запыхавшаяся и перепачканная слюнями и смазкой Аля. Я увидел, каким раскрасневшимся стало ее лицо, как губы и подбородок блестели от слюны и выделений ее новоявленного любовника. Мне как никогда хотелось ее поцеловать, и я не преминул ей в этом признаться. Моя любимая в ответ лишь усмехнулась и сказала, что я должна это заслужить.

После этих слов ее рот снова принялся за дело. Теперь она ублажала сразу два члена, стараясь запихнуть оба себе в рот, жадно всасывая их и неотрывно глядя при этом мне в глаза. Ее киску при этом продолжал долбить третий мужчина, рыча и постанывая. Двое оставшихся ни с чем парней подошли ко мне и грубо развернули меня спиной к себе, а животом к креслу, при этом мои руки так и остались в наручниках и прикованы. Затем они развернули само кресло, так что прямо перед моим лицом оказалась любимая жена, скачущая на члене и ублажающая ртом еще два, и силой раздвинули мои ноги, зафиксировав их в таком положении.

Теперь я был еще беспомощнее, чем прежде, но зато видел все в мельчайших подробностях. Но платой за это было то, что мои ноги были раздвинуты, и мой анус оказался открыт для... для чего угодно, в общем-то.

Аля в это время подобрала с кровати свои трусики и начала дрочить ими член одного из мужчин, пока другой трахал ее прямо в горло, от чего она краснела, кашляла и хрипела — но даже и не думала ему как-либо препятствовать и явно получала от этого немалое удовольствие. В это же время третий мужчина, все это время ебавший ее пизденку, застонал и начал изливать в нее свою сперму. Я видел, как подрагивает его член внутри моей жены и понимал, что только что в нее впервые за время нашего замужества кончил совершенно посторонний мужик, пока она безвольно отдавала свой рот еще одному.

Я мог представлять себе эту картину сколько угодно раз, но увидеть это в реальности. И понимать, что любимой жене, образцу верности и скромности, все это настолько сильно нравится. А особенно понимать, что это нравится и мне, даже несмотря на то, какая унизительная роль в этом шоу отведена мне самому. Ох, это было незабываемым впечатлением, скажу я вам.

Тем временем еще один мужчина начал кончать в трусики жены, и я опомниться не успел, как она резко наклонилась ко мне, взяла меня за подбородок и начала грубо запихивать эти испачканные чужой спермой трусы в мой рот. От удивления я даже не стал сопротивляться и скоро почувствовал смесь из вкуса горячей свежей спермы и выделений моей жены, которая долго текла в своих трусиках, ожидая приезда мужчин.

— Вот так, Риточка, поздравляю тебя с первой чужой спермой во рту! — поцеловав меня в щеку, произнесла Аля. — Не хочу, чтоб ты своими криками нам мешала. Потому что сейчас твоя анальная дырочка получит то, что ей причитается.

Я лишь смотрел на свою жену с покорностью и любовью. От нее пахло членами и похотью, и мне безумно хотелось ее поцеловать сейчас.

Вдруг я почувствовал, как мои бедра грубо сжали сильные мужские руки, а мои трусики съехали вниз, и в колечко ануса уперлось что-то твердое и холодное. Это оказался палец с лубрикантом, который тут же начал хозяйничать в моей попке, доселе не знавшей ничего, кроме нежных ручек жены. Но эти руки совсем не были нежными. Я застонал и с мольбой взглянул на жену, но она этого не заметила, поскольку с закрытыми от удовольствия глазами продолжала заглатывать большой член всего в паре десятков сантиметров от моего лица. Я мог рассмотреть на нем каждую венку, видел, как его обхватывают губки Али и как он погружается в ее ротик глубже и глубже.

— Ого, кажется наша сучка совсем готова, — заметив мой взгляд, и оторвавшись на секунду от члена, радостно заявила Аля. — Ну-ка, помоги мне заставить этого красавца кончить, будь хорошей девочкой, — и с этими словами моя жена освободила мой рот от своих грязных трусиков, шлепнула меня ими по щеке и жадно впилась в мои губы ртом, полным смазки и вкуса мужчины. Я так же жадно ответил на поцелуй, а в это время в мою смазанную попку начал проникать горячий пульсирующий член.

Я вскрикнул и от неожиданности укусил Алю за губу.

— Дрянная девчонка, — ласково произнесла моя жена. — Постарайся не кусаться сейчас, а то наши гости разозлятся и твоя попка не заживет еще долго, — весело добавила она, а затем ткнула меня лицом прямо в промежность парня, которого она ублажала до этого.

— Не бойся, милая. Тебе понравится, как и мне, — сказала она, и начала нежно вылизывать ствол от яиц до головки. Я, пребывая в каком-то совершенно неосознанном состоянии, безропотно приоткрыл ротик и мои губы сомкнулись на головке члена. Я почувствовал соленый вкус и много жидкости — думаю, это была слюна моей жены, — а затем мужчина взял меня за затылок и начал не спеша продвигаться глубже в мой рот. Аля в это время, не отводя глаз от меня, принялась старательно посасывать и облизывать его яички.

Полностью отдавшись новым ощущениям, я закрыл на миг глаза. Сзади в мою попку проникал член одного мужчины, мой рот осваивал член второго. А ведь час назад я даже помыслить о подобном не мог. Ну хотя это уже лукавство. Мы, разумеется, фантазировали с женой и о таком. Но я даже не представлял, каково это в реальности. Стыд и похоть смешались в одно целое, и внутренняя девочка, час назад получившая свое имя, ликовала.

Краем глаза я увидел, как сзади к Але пристроился еще один мужчина, и начал долбить ее уже залитую спермой киску. Моя женушка застонала от удовольствия и стала двигаться ему в такт, не выпуская из ротика яички нашего общего с ней любовника, который все быстрее и глубже принимался долбить мой ротик. Теперь уже я давился и кашлял, и по моему подбородку стекали вниз слюни. А моя попка взрывалась от боли при каждом толчке члена в ней. Я окончательно потерял контроль над собой и начал подмахивать ебущему меня мужчине, на что он одобрительно рассмеялся и отвесил моим ягодицам парочку звонких и довольно болезненных шлепков. Я застонал особенно громко, чем немало порадовал свою жену.

— Ах ты ж дрянь ебливая, сколько лет притворялась мужиком, а на самом деле вот какая блядинка?! — рассмеялась она. — Надо было раньше твоим дыркам тест-драйв устроить, а то сколько лет терпела, бедняжка.

Мужчины рассмеялись. Меня бросило в краску от унижения и еще больше оттого, как слова жены возбудили меня еще сильнее. А мужчина сзади продолжал наращивать темп и вспахивать мою попку, но теперь к боли добавилось что-то еще. Ощущение приятной тяжести и теплоты внизу живота. Из моего члена капали крупные капли тягучей смазки, и мне казалось, что я скоро просто взорвусь.

Спустя пару минут наших с женой оральных ласк мужчина, которого мы ублажали, не выдержал, и начал кончать нам на лица. Аля жадно раскрыла рот и ловила брызги спермы; я последовал ее примеру, а затем мы, перепачканные спермой, начали целоваться и «играть в снежки», глядя друг другу в глаза и постанывая от трахающих нас сзади членов.

«Это просто какое-то безумие!» — промелькнуло в моей голове, а спустя пару секунд я ощутил, как в моей попке начинает сокращаться член, а затем ее толчками начала заполнять сперма, обжигающе-горячая.

Шлепнув меня на прощанье еще разочек, мужчина вышел из меня, оставив меня с растраханным анусом, из которого медленно вытекала сперма. Двое из мужчин, кончивших пораньше и уже восстановивших силы, присоединились к парню, трахающему Алю, и заполнили ее свободные дырочки: рот и до сих пор еще не тронутую попку. Аля застонала от боли, но определенно и от удовольствия тоже, и ее начали ритмично ебать сразу три мужчины, как мы много раз представляли, и как она всегда в глубине души и мечтала.

А я мог лишь смотреть на это всё и изнывать от похоти, мечтая, к своему стыду, не стать одним из этих троих, а занять место рядом с женой и отдать этим самцам и свои дырки тоже. Сейчас я был Риточкой, которая готова была на что угодно, лишь бы только наконец кончить, и потому даже не удивился, когда сам обратился с мольбой к четвертому парню, вернувшемуся из душа:

— Пожалуйста, трахните и меня тоже. Я хочу кончить, я больше не могу терпеть!

— Сперва отсоси ему, глупая сучка, он же устал, — услышал я насмешливый голос жены, который вскоре сменили ее громкие стоны.

Кажется, она в очередной раз кончала, извиваясь на долбящих ее членах.

Я даже и не думал сопротивляться и с рвением и старанием принялся за еще не вставший член мужчины, вылизывая и обсасывая его весь, и не забывая полизать яйца и промежность. Мужчина потрепал меня по щеке и тихо простонал, и я ощутил, как член начал набухать у меня во рту. Это ощущение мне очень понравилось, и я принялся сосать с удвоенным старанием.

В это время в Алю снова начали кончать: на этот раз в попку, а затем и в рот. Сразу двое парней, поставив ее на колени, дрочили свои члены на ее лицо и спускали ей в широко открытый рот, а она называла себя их шлюхой и просила скорее залить ее, а затем послушно проглотила все до последней капли.

Напоследок потепав мою женушку по щеке и пару раз смачно шлепнув по попке, трахавшая ее троица мужчин удалилась, оставив в комнате нас двоих и парня, над чьим членом я сейчас старательно колдовал под внимательным взглядом жены.

— Да у тебя уже очень неплохо получается, подружка, — похвалила меня Аля. — И мне действительно приятно было это слышать, а мысль о том, что вообще-то не совсем нормально делать то, что я делаю, была где-то глубоко на периферии сознания.

Тем временем оставшийся с нами мужчина перешел к моей попке, легко войдя в нее своим мокрым от моих слюнок членом. К тому же, в попке все было хорошенько смазано спермой предыдущего ее гостя. И потому я уже даже не почувствовал особой боли, а лишь застонал от приятного ощущения наполненности. Моя же любимая супруга развернулась ко мне своими растраханными и залитыми спермой дырочками, и потребовала хорошенечко их вылизать — на что я, ни секунды не сомневаясь, сразу же согласился. Я погрузил свой язычок в сочащуюся спермой мужчин и соками жены киску, а в это же время мою дырочку сношали сзади, ускоряясь и сжимая мои ягодицы. И от этой полноты ощущений я не выдержал и почувствовал, как нарастает тепло и приятный зуд внизу живота. А затем из моего члена толчками в такт толчкам члена во мне, начала изливаться спермой. Я замычал в киску жены, вылизывая из нее сперму еще усерднее, чем до этого, и слышал, как и она стонет от удовольствия.

Спустя несколько мгновений я обессиленно рухнул на кресло. Мужчина вышел из моей попки, затолкнул свой перепачканный спермой член в уже натрудившийся за сегодня ротик жены, и она снова послушно начала сосать, причмокивая и постанывая, и лаская свою киску ручкой. Довольно быстро он кончил ей на лицо и грудь и ушел, оставив нас наконец вдвоем.

Аля, тяжело дыша, сидела на кровати, и размазывала по своей груди сперму. Мой взгляд выхватил подаренный ей кулончик, перепачканный семенем мужчин, и эта картина почему-то показалась мне особенно красивой и притягательной — она особенно ярко подчеркивала мое униженное положение.

— Я люблю тебя, детка, — негромко произнес я. — Но что с нами будет дальше?

— А разве наш праздник уже закончился? — с лукавством ответила она. — Немножко отдохнем, милый, и утром продолжим развлекаться. Или ты больше не хочешь?

— Разве у меня есть выход? — с наигранной скорбью ответил я.

Но внутри меня Риточка радостно улыбалась, и ей точно хотелось еще.

Еле добравшись до кровати от усталости и с затекшими от наручников, которые наконец только сейчас с меня сняла жена, запястьями, я почти сразу уснул рядом с такой же изможденной и затраханной женой, успев перед сном подумать, что за пять лет я совершенно не узнал ни ее, ни самого себя...

Часть 3

На следующее утро, а вернее, уже ближе к полудню (что немудрено, учитывая как нас вымотала прошедшая ночка), я проснулся с весьма ощутимой болью в попке и с совершенно неупорядоченными мыслями в голове. Я ощущал себя грязным, как снаружи, так и внутри, и мне не терпелось скорее принять душ и уже там подумать о том, как воспринимать все произошедшее вчера.

Любимая жена еще мирно спала рядом. На ее личике были видны следы засохшей спермы, а волосы были спутаны. Но она была как всегда прекрасна.

Не желая будить это безмятежно спящее создание, я тихонько выбрался из постели и прошмыгнул в душ. Провел там довольно много времени, смывая с себя следы прошедшего ночного безумия, и особенно тщательно вымывая тугой струей воды свою еще саднящую от боли анальную дырочку. Мысли никак не желали приходить в порядок, а приятные ощущения в попке от душа еще больше это усугубляли. И совсем скоро мне стало казаться, что на самом деле вчера мы провели великолепную ночь, и неплохо бы не ждать следующей такой же еще пять лет. Перед глазами все время крутились воспоминания: то о том, как мою жену натягивали сразу три крепких члена, а то и о том, как один из них приятно наливался весом в моем рту и затем растягивал мою попку. От этих мыслей у меня моментально встал и я захотел поскорее как следует отыграться на любимой жене за все вчерашнее.

Войдя в спальню, я застал Алю уже не спящей, а сидящей в кресле в розовом шелковом халатике и со смартфоном в руках. Ее настроение со вчера существенно изменилось, и сейчас она выглядела смущенной и немного виноватой.

— Доброе утро, любимая, — поприветствовал её я и поцеловал в губки, попутно стараясь заглянуть в телефон, но она тут же его отложила и многозначительным взглядом дала понять, что это пока не моё дело.

— Привет, любимый. Все в порядке, ты не... не сердишься на меня за вчера? — спросила она непривычным тихим голосом.

«Конечно же нет», — хотелось бы сказать мне, но теперь уже хотелось немного отыграться, и я с деланной суровостью в голосе ответил, что еще подумаю.

— Думаю, мне легче будет принять это, если я хорошенько оттрахаю свою непослушную жёнушку, — добавил я, и запустил руки под ее халатик, ощупывая великолепную грудь.

Аля устало улыбнулась и, поцеловав меня, сказала, что тоже очень этого хочет, но пока все ее дырочки очень болят после ночи, а затем участливо поинтересовалась, не очень ли болит дырочка Риточки. Упоминание имени моей внутренней девочки снова вернуло к жизни все вчерашние яркие воспоминания, и мне хотелось признаться, что ей хочется еще. Но нужно было отыграть свою роль до конца.

— Болит немного, конечно, — признался я. — Знаешь, я думаю, мне полагается компенсация ущерба...

В это время экран Алиного телефона засветился и на нем выскочило сообщение от ее младшей сестрички Насти — милейшей двадцатилетней девчушки, которая еще с подросткового возраста бросала на меня влюбленные взгляды. Настя поздравляла нас с годовщиной с кучей смайликов и цветочков, и в конце спрашивала, можем ли мы сегодня с ней встретиться и отметить.

Стоит признаться, я давно в глубине души хотел трахнуть эту маленькую сучку. Она была весьма хороша собой. Конечно, не такая роскошная леди, как моя Аля, ниже ростом и миниатюрнее, но в ее скромном личике было что-то очень блядски притягательное. И, если уж на то пошло, когда, если не сейчас, после того, как моя благоверная отдалась за одну ночь пяти мужчинам?

— Ты не очень рассердишься, если я предложу тебе кое-что запретное и неприемлемое? — осторожно спросил жену я.

— Еще более запретное и неприемлемое, чем я устроила нам вчера? — улыбнулась она.

— Ну, смотря с какой стороны посмотреть,.. — все так же осторожно продолжал я. — Кстати, какие у тебя планы на сегодняшний день дальше? Может, порадуем малышку и встретимся с ней или по наши дырки скоро опять приедет какая-то банда? — добавил я, кивая в сторону телефона с настиным сообщением.

— Хм... А зачем это тебе так хочется встретиться с моей проказницей-сестричкой? — начиная догадываться, к чему я клоню, спросила Аля, и продолжила: — И да, вечером у нас снова должна быть одна... встреча. Но пока у наших дырочек есть время отдохнуть, так что раз ты так соскучился по моей малявочке, мы ее пригласим. Тем более... В принципе она еще может нам пригодиться.

— И что же за встреча нас ждет в этот раз? — полюбопытствовал я. — И во что это ты собралась втянуть Настю? Она ведь не такая извращенка, как мы.

В ответ Аля лишь расхохоталась.

— Ох, милый... Ты о ней ничегошеньки не знаешь. Но, кажется, ты хочешь узнать побольше? — игриво спросила она.

— Я совсем не настаиваю... Просто подумал, что я ведь имел удовольствие посмотреть, как прекрасна ты в чужих руках и на чужих членах. И, может, тебе тоже было бы интересно побыть на моем месте, — неуверенно ответил я.

Как ни странно, мои вещи не полетели в окно, а посуда не была разбита о мою голову после этой фразы. Вместо этого Аля молча ответила сестричке и скинула ей наш адрес, приглашая к себе, а затем с улыбкой спросила меня:

— Тебе правда так понравилось видеть, как твою жену имеют другие? Какими были твои ощущения?

— Ой, детка, это нелегко объяснить... Это очень смешанные ощущения: конечно, есть ревность и злость, и есть ярость и унижение. Но есть и эстетическое удовольствие от того, что видишь, как ты прекрасна, кончая на других парнях... Как твои губки обхватывают член... И есть очень странное чувство, как будто хочется оказаться на твоем месте, — покраснев, признался я, и добавил: — Но это лучше испытать самой, не так ли?

— Уговорил, негодник! — стрельнув глазками, сказала Аля. — Настя будет здесь через два часа, предлагаю пока подготовиться к празднику. И да, я прекрасно понимаю, зачем она тебе понадобилась, и мне это не нравится. Но думаю, это будет справедливо... Тем более, она каждый раз при виде тебя хочет рухнуть на колени и запихнуть поглубже в свою грязную глотку твой член, — добавила она.

— Даже так? — хмыкнув, спросил я.

Это было приятно слышать, и член в шортах снова сильно напрягся. Не думаю, что Аля этого не заметила.

— Не сомневайся, — ответила жена и продолжила уже более игривым голосом: — Но не думай, что эта твоя кобелиная выходка останется безнаказанной... Я за все отомщу вам обоим!

— О, я даже не сомневаюсь, — улыбаясь, ответил я.

Спустя два с половиной часа мы уже сидели на кухне втроем с Настей, и я разливал нам по бокалам шампанское, а Аля резала праздничный торт. Моя жена была просто образцом радушия, а кроме того, была как всегда великолепна — на ней теперь было яркое зеленое платье чуть выше колен, и все те же кулон и брошка, которые вчера блестели не только сами по себе, но еще и от спермы мужчин. Я все никак не мог выбросить эту картинку из головы да, пожалуй, и не хотел.

Но и Настюша была хороша. Она приехала в коротеньком черном платьице, под которым, как я успел заметить, не было лифчика, и сосочки просматривались через ткань весьма отчетливо. Девчонка не умолкала ни на секунду, делясь новостями об учебе и вечеринках, и при этом ей чаще всего приходилось обновлять бокал. Когда мы начали третью бутылку, Настя выглядела уже весьма выпившей, и Аля начала реализовывать наш коварный план. Ей вдруг понадобилось съездить в город за фруктами, и она, чмокнув поочередно меня и сестренку, пообещала скоро вернуться, и, шутя, потребовала у нас вести себя хорошо, хотя на деле мы планировали совсем наоборот.

Еще через несколько минут, уже оставшись вдвоем, мы с Настей начали говорить на куда более откровенные темы: она рассказывала о своих парнях, нарочито детализируя сцены их сексуальной жизни, и я начал понимать, почему Аля смеялась, когда я считал Настю скромняшкой. При этом девушка продолжала наливать себе шампанское, глаза ее блестели, а на щеках играл румянец, и она начала придвигаться ко мне все ближе...

Я быстро выбежал в туалет — количество выпитого давало о себе знать. А вернувшись, увидел Настю с приподнятым платьицем, из которого выглядывали ее милые грудки, да еще и с рукой между ножек, с приоткрытым ротиком и закрытыми глазками.

Настя сейчас выглядела готовой совершенно на все, и кроме того, она была особенно красива и развратна, и если я и сомневался до этого, стоит ли переходить черту, сейчас сомнения отпали.

На цыпочках подкравшись к увлеченной своими фантазиями и своей мокрой дырочкой девчушке, я нежно обхватил одной рукой ее грудь, горячую и упругую, а большим пальцем второй руки проник в ее полуоткрытый ротик. Настя вздрогнула от испуга и широко раскрытыми глазами посмотрела на меня, но не стала сопротивляться и вырываться и руку от своей киски тоже не убрала.

— Что это моя маленькая Настенька здесь делает? — ласково спросил я, тиская поочередно обе ее грудки и прижимая сосочки.

Настя в это время, постанывая, сосала мой палец и дерзко смотрела мне прямо в глаза, не прекращая трахать себя пальцами в киску.

— Я хочу тебя, — освободив ротик, прошептала она, и потянулась к моим губам.

Я не стал ее разочаровывать и впился в эти красные, горячие и такие манящие своей неизведанностью губки. Поцелуй был долгим и неторопливым. Мы оба хотели распробовать друг друга получше в первый раз... Такие поцелуи всегда запоминаются на всю жизнь.

— А как же твоя сестра? — улыбаясь, спросил я.

— Нахуй мою сестру! — грубо и дерзко ответила Настя. — Сейчас ты мой.

Я хохотнул, подумав, как Аля отыграется на своей маленькой сестре, узнав об этом, и тут же сжал рукой Настин зад, такой манящий и неизведанный. Она, в свою очередь, снова принялась меня целовать, при этом рука ее легла на мой член, уже стоящий колом в шортах.

— Вот какой ты верный муж, — улыбаясь, прокомментировала мой стояк Настя.

— У тебя тоже есть парень, святоша, — улыбнулся я, все так же исследуя обеими руками ее тело, сжимая попку и гладя внутреннюю сторону бедер, постепенно подбираясь к мокрой горячей пизденке.

— У меня их три! — похвасталась Настя и расстегнула пуговицу на моих шортах.

Ее нежная ручка коснулась моего ствола, и меня как будто ударило током. Никогда не думал, что вкус измены может быть так сладок, ведь я обожал свою жену и даже не думал никогда о таком, по крайней мере пока ее не оттрахали до изнемождения на моих глазах. Но если и была на свете девушка, ради которой я был готов поступиться своими принципами, то именно она сейчас и опускалась передо мной на колени, облизывая свои пухлые губки.

Я взял ее за подбородок и потянул ее к своему торчащему члену. Настя тут же жадно раскрыла ротик, глядя прямо мне в глаза преданным и влюбленным взглядом.

— Я так давно хотела твой член, — призналась она и тут же перешла от слов к делу, обхватив его губами и принявшись старательно посасывать головку, облизывая ее язычком при этом.

Я прикрыл глаза от удовольствия. Не знаю, сколько там у нее парней, но сосать она определенно научилась не вчера, и делала это мастерски, пожалуй, не хуже моей жены.

Я запустил руку в настины волосы и вцепился в них. Девушка застонала мне в пах и принялась заглатывать член глубже, не отрывая от меня своего блядского взгляда. От новизны ощущений и заданного ею темпа можно было кончить очень быстро, но это явно не входило в мои планы.

— Какая талантливая девочка, — похвалил её я и аккуратно отодвинул от себя. — Думаю, нам стоит пойти в спальню, где я смогу узнать о твоих талантах больше.

Настенька, польщённая, улыбаясь, кивнула и последовала за мной к огромной кровати, на которой вчера мою жену бесцеремонно пользовали любыми возможными способами прямо перед моими глазами. Но роли в жизни иногда меняются очень быстро.

Я сбросил немногочисленную одежду и лег на спину, облокотив голову на подушку и наблюдая, как милашка-Настенька, пританцовывая и облизывая губки, медленно и дразняще избавляется от своего платья.

Наконец она осталась совершенно обнаженной и медленно двинулась ко мне, грациозно качая бедрами. Она была юна и выглядела совсем невинной, хоть это и было невероятно обманчивым впечатлением. Настя была и похожа и непохожа на свою сестру. Ее грудь была поменьше, а глаза были карими, и ростом она была ниже, но в то же время ее волосы так же блестели от солнечных лучей, и киска была такой же миниатюрной и ухоженной, как и у Алечки.

— Ты очень красивая девочка, Настюша, — любуясь, сказал я.

Настя зарделась и ответила:

— Ты тоже красавчик. Ты слишком хорош для моей сестры, если хочешь знать! — дерзко добавила она.

— Ты несправедлива к ней, малышка. Вы обе бесподобны, — улыбнулся ей я.

— Трахнул бы нас вдвоём? — игриво спросила Настя.

Я лишь улыбнулся в ответ — ведь именно это и должно было произойти здесь и сейчас.

Тем временем Настя опустилась на колени рядом с кроватью и с покорным взглядом снова начала сосать мой член, время от времени переключаясь на яички. Надо сказать, последнее удавалось ей особенно шикарно — её язычок так и порхал по моим шарикам и по промежности, и мне захотелось попробовать кое-что еще...

Я нежно, но настойчиво надавил на её милую головку и ткнул ее ротиком в свою попку. Настя послушно впилась своим язычком в мою дырочку, и я сразу же сладострастно застонал — это было совершенно восхитительно.

На секунду прервавшись, Настенька удивленно отметила:

— У тебя такая разработанная попка, почти как у меня. Чем это вы с моей сестричкой занимались тут?

— Это, наверное, от природы, — смущенно соврал я.

Рассказывать сестренке жены, как меня вчера ебали в задницу и кончали в нее же, я не очень-то хотел. Настя хмыкнула, многозначительно и явно с интересом посмотрев на меня, но продолжила без лишних разговоров вылизывать мою попку, стараясь поглубже засунуть свой шаловливый язычок, а я молча и с закрытыми глазами балдел, гладя ее волосики и подрачивая себе член.

— Ну и ну, стоит только оставить свою маленькую сестренку без присмотра, как она уже задницы мужикам лижет, — со вполне искренним возмущением заявила Аля, вошедшая в дом так тихо, что мы оба, увлеченные важными делами, этого даже не услышали.

— Не мужикам, а твоему любимому мужу! — огрызнулась Настя, прервав, к огромному моему сожалению, свои ласки. — Ну, давай, закати истерику и расплачься, и оставь нас вдвоём, — зло добавила она.

— Заткнись, шлюха малолетняя, — беззлобно ответила ей Аля. — Думаешь, я не знала, что ты при первой возможности грохнешься перед ним на колени и будешь пихать его член в свой похотливый рот? Я совсем не собираюсь устраивать тут сцены — напротив, сама хочу хорошо провести время. А ты работай своим грязным ротиком, не отвлекайся.

И с этими словами Аля, держа в руках бокал шампанского, села в то самое кресло, с которого вчера за ее развлечениями наблюдал я, и, послав нам воздушный поцелуй, пригубила напиток и нетерпеливо смотрела на нас. По ее лицу сложно было сказать наверняка, чего она хочет сейчас больше — придушить нас обоих или тут же присоединиться к сестре, — но пока она не делала ни того, ни другого.

Настю явно смутила такая смена обстановки, но инициативу в свои руки взял уже я и настойчиво потянул ее к себе на кровать. Настя повиновалась, и вот она уже садилась своей разгоряченной пизденкой на мой торчащий член, а я виновато смотрел на жену. Однако Аля не выглядела очень уж оскорбленной, а лишь внимательно наблюдала за тем, как её муж собирается выебать её родную сестру.

Мой член легко вошел в мокрую киску Насти. Это была для меня первая за пять с половиной лет киска, кроме киски жены, и я ощущал себя довольно странно. Но стоило ли мучать себя угрызениями совести после прошедшей ночи, да еще и когда так хотелось поскорее выебать эту дерзкую хорошенькую шлюшку? Так что после первых двух-трех движений внутри настиной пизденки я полностью сконцентрировался на своих ощущениях. Ее молодая щелка была еще немного уже, чем у жены, но не настолько, как могло показаться при взгляде на ее хрупкое тело и невинное личико. Да и то, как она умело сокращала мышцы влагалища и ритмично ерзала на моем члене, выдавало ее недюжинный сексуальный опыт.

— Давай, любимый, еби эту суку, — услышал я голос жены. Украдкой покосившись на нее, я заметил, что она уже избавилась от трусиков и сейчас не спеша ласкала свой клитор, наблюдая за нами.

— Сама ты сука! — обиженно огрызнулась Настя. — Нравится, как твой муж тебе изменяет что ли? Извращенка ты конченая!


Аля молча встала, подошла к нам и отвесила сестре увесистую пощечину, так что та аж вскрикнула и подалась назад, а затем так же молча страстно поцеловала Настю. Я мог лишь с изумлением наблюдать за этими контрастами сестринской любви, и даже на время перестал трахать Настю.

— Ты пьянь и шлюха, сестренка, — категорично заявила Аля. — Но все равно я тебя очень люблю. И не думай, что это измена — он любит меня, а ты лишь наша шлюха на эти выходные.

— На выходные? — удивилась Настя.

— Нет, ну если не хочешь, я могу выставить тебя голой за дверь без денег, и можешь идти на трассу и просить довезти тебя домой за минет, — насмешливо ответила Аля. — А если такая перспектива тебя не радует, то будь добра, заткнись и слушайся старших. Если будешь хорошей девочкой, запомнишь эти выходные навсегда.

Настя лишь молча кивнула. Аля умела убеждать всех: и меня, и свою маленькую сестренку, и думаю, что и многих других. Потому, прекратив лишние разговоры, мы снова принялись за дело.

Аля, избавившись от оставшейся одежды, села мне своей горячей киской на лицо, и я с жадностью прильнул к ней, трахая в это же время Настю. При этом сестрички ласкали друг друга, и это выглядело так, как будто для них это явно не в новинку. Обе девочки были очень разгорячены, их стоны быстро заполнили комнату, а киска Али прямо-таки истекала соками на моем лице.

— Брысь, мелкая, я тоже хочу своего мужа, — хрипло произнесла Аля и легла на спину, раздвинув ноги и маня меня к себе. Я тут же вошел на всю длину в свою любимую и привычную киску и начал долбить свою жену, пока Настя пристроилась рядом и поочередно лизала то клитор Али, то мой член и яички. Ощущения от такого сочетания киски и язычка были просто невероятными, и мне стоило немалых усилий сдерживаться и не кончать прямо сейчас.

Не менее яркими, видимо, были и ощущения Али, так как она очень быстро начала содрогаться в оргазме, громко крича и впиваясь в волосы своей сестренки, вжимая ее лицом в свой лобок.

— А-а-ах, как же шикарно! — отдышавшись, произнесла моя жена. — Всё же девочки лучше умеют лизать, — добавила она, потрепав Настеньку по щеке.

— Я возмущен и хочу доказать обратное! — с деланной обидой в голосе сказал я.

— Давай вылижем эту сучку вместе. Ты же хочешь попробовать её на вкус? — предложила мне Аля, и мы вдвоём начали целовать и вылизывать нежную кожу вокруг Настиной киски, время от времени соприкасаясь языками и целуясь, а затем я засунул свой язык внутрь ее щелки и начал яростно вылизывать ее изнутри, пока Аля легкими касаниями дразнила клитор.

Настя стонала, царапала нас и явно была на седьмом небе от удовольствия, обильно истекая соками. Ее киска была вкусной и свежей, хоть и не могла сравниться с киской жены. Особенно когда в ней была чужая сперма.

Довольно скоро Настенька тоже начала сотрясаться в оргазме. Кончала она долго и со вкусом, ее оргазм отличался от оргазма жены, который был обычно очень ярким и интенсивным, но не очень долгим.

— Твой муж просто замечательный, — тяжело дыша, выпалила Настя.

Аля лишь улыбнулась, а я преисполнился гордости за себя.

— Возможно, тебе повезет узнать его еще чуть лучше, — многозначительно ответила Аля.

Ох, я знал что она имела в виду, и не был уверен, что хотел бы открывать эту сторону себя, но эти выходные уже ломали любые мои стереотипы.

— А пока давай отблагодарим его за его умелый ротик, — продолжила Аля, улыбаясь своей сестре, и обе девушки оказались передо мной на коленях. Аля была чуть позади, обхватила руками сисечки своей сестры, и начала дрочить ими мой член. Ох, как же это было восхитительно...

Затем обе мои девочки с двух сторон обхватили губками мой член и стали водить ими от основания до головки, иногда обводя вокруг нее язычками. Я стонал, мои ноги подкашивались, и долго сдерживаться я просто физически не мог.

Я опустил обеих девчонок на спинки и навис над ними. Аля лизала и посасывала мои яички и медленно подрачивала мой член, а Настя снова впилась своим язычком в колечко моего ануса, проникая внутрь — и спустя меньше минуты я просто взорвался, заливая спермой ротики, лица и груди девушек. Закончив, я еще некоторое время с удовольствием наблюдал, как они целуются и слизывают друг с друга мою сперму, а затем, глубоко проникая языком внутрь, поцеловал оба этих грязных ротика.

— Вы просто умнички, девочки, — отблагодарил их я.

Настя кокетливо улыбнулась и спросила:

— Ну что, я не хуже твоей старушки-жены?

Аля снисходительно улыбнулась и звонко шлепнула свою сестру по заднице.

— Не зазнавайся, шлюшка. Ты будешь делать ровно то, что я скажу, и ровно пока ты нам не надоешь. А пока идём-ка все вместе в ванную, отдохнем и понежимся, пока есть время. А потом я расскажу вам, что мы будем делать дальше. И добро пожаловать в наш клуб извращенцев, сестричка.

— Ой, подумаешь, нашла кого этим пугать, — улыбаясь, ответила Настя, и мы втроем в обнимочку направились в ванную.

И мне как никогда хотелось, чтоб понедельник наступил как можно позже...

Часть 4

Уставшие и довольные, но готовые к новым свершениям, мы втроем с Настенькой плюхнулись во внушительных размеров джакузи и начали наполнять его водой. Я тут же потянулся руками к своим недавним любовницам, но Аля с улыбкой шлепнула меня по ним и потребовала смирно сесть в уголке и внимательно наблюдать за ними.

— И не вздумай шалить ручками, — весело добавила Аля. — Хочу, чтоб ты как следует изголодался к вечеру, так тобой гораздо легче управлять.

Я повиновался и мог лишь наблюдать, как Аля и Настя, глядя мне прямо в глаза, принялись ласкать друг друга то ручками, то ротиками, постанывая и принимая максимально соблазнительные позы. Было заметно, что Насте явно начинает очень нравиться ситуация, в которой она оказалась, и более того, она начинает догадываться, какая роль уготована в этой игре мне — её взгляды в мою сторону становились всё многозначительнее, и даже немножко насмешливыми.

Доведя Настю язычком почти до оргазма, Аля вдруг резко оторвалась от ее киски и, шлепнув по ней, сказала, что и ей тоже лучше остаться возбужденной и голодной перед грядущим вечером.

— Что же такое нас ждет, сестрица? — с интересом спросила ее немного расстроенная, но заинтригованная Настя.

— А что обычно бывает субботними вечерами с тремя голодными и доступными шлюхами? — весело ответила Аля.

Настя удивленно вскинула брови вверх, но, заметив, как я покраснел и спрятал глаза, понимающе улыбнулась и решила не задавать лишних вопросов. Мне же почему-то было очень неловко оттого, что в наши постыдные тайны проникал еще один человек, да еще и к тому же именно Настя, которая еще пару часов назад послушно ублажала мой член и хотела меня, как никого, а теперь ей предстоит познакомиться с гораздо менее мужественной частью моей личности.

Приняв ванную и поужинав, преимущественно в задумчивом молчании — каждому из нас было о чем подумать, — мы собрались в спальне, где Аля, загадочно улыбаясь, сказала нам с Настей ждать ее и, набросив лишь тонкое платье на голое тело, вышла из дома без лишних объяснений.

Неловкое молчание первой нарушила Настя.

— И давно сестра из тебя подружку сделала? — с насмешкой, но и с интересом спросила она.

— С чего ты вообще взяла?!. — начал я с гневным и негодующим видом, но осекся, увидев на экране телефона Насти свое фото с вчерашней ночки, где я с закрытыми глазами и явно очень счастливым выражением лица давлюсь членом, а на заднем плане Алю дерут в три ствола.

Надо же, я и не заметил, как меня сфотографировали... И сколько же еще фото есть, и в чьих они руках? Прямо сейчас мне как-то уже совсем не хотелось все это продолжать. Выходные закончатся, и послезавтра мне на работу. Я человек публичный, а здесь меня довольно легко узнать. Черт, Аля, ну это-то зачем было?!

— Да не волнуйся ты так, — заметив, как изменилось моё лицо, принялась успокаивать меня Настя. — Мы же знаем мою сестру, она не допустит для тебя проблем. А мне это фото даже нравится, — добавила она, улыбаясь. — Ты тут такая старательная сука... М-м-м...

— Настя, выбирай слова! — негодующе вскрикнул я, но в то же время ощутил, как к паху приливает кровь и член привстает от одного лишь осознания того, что эта девчушка знает мои грязные секретики.

— Ну хватит, тебе же нравится, когда тебя так называют, — промурлыкала Настя и нежно провела ноготком по моей шее и подбородку.

Ох, это было неожиданно сильным ощущением.

— О, мне тут твоя жена кое-что еще прислала! — весело добавила девушка. — Сиди здесь, малышка, я сейчас вернусь.

— Малышка? — вскинув брови, спросил я, но Настя лишь стрельнула глазками и послала мне воздушный поцелуй, уходя из комнаты.

Пока я пытался представить, что же еще Настя могла увидеть, она уже успела вернуться обратно, с увесистым свертком одежды и косметичкой в руках.

— Аля попросила подготовить тебя к встрече, — объяснила Настя, и тут же принялась за дело, не дав мне ни поспорить, ни возразить.

А, впрочем, хотел ли я спорить и возражать? Мой член был налит кровью, и это никак не могло укрыться от ее глаз, равно как и мое смущение и возбуждение одновременно, которое явственно отпечатывалось на моем лице.

И потому я даже не собирался делать вид, что возмущен и ни в коем случае не хочу позволять делать меня шлюшкой. Вчера я сопротивлялся бы. Сегодня — нет. Это выглядело бы как минимум смешно, не говоря уже о том, что я страстно желал вернуться в образ Риточки и позволить ей овладеть моим сознанием сполна. Меня это ощущение пугало, но куда больше манило и возбуждало. А тот факт, что в этот раз моим перевоплощением займется сестренка моей жены, которую я лишь два часа назад трахал, а теперь она под чутким руководством Али намеревается весело и задорно делать со мной все что угодно. Пожалуй, это было решающим фактором в моей капитуляции.

— И как же вы с Алей хотите, чтоб ваша шлюшка выглядела сегодня вечером? — радостно вживаясь в уготованную мне роль, спросил я.

— О, думаю, ты будешь выглядеть великолепно, — рассмеялась Настя и принялась за дело при полном отсутствии сопротивления с моей стороны.

Спустя каких-то двадцать минут, подойдя вместе с Настей к зеркалу, я увидел в ней двух нарядных сучек, вполне готовых к насыщенному вечеру. Мое лицо изменилось почти до неузнаваемости — все-таки макияж иногда способен творить чудеса. Теперь в зеркале я видел Риточку, с ярко-красной помадой на выглядящих очень аппетитных губках, пышными накрашенными ресницами, яркими зелеными тенями и слоем тонального крема, который при неярком освещении вполне способен был замаскировать мои скулы. Получилась вполне сексуальная девочка, разве что со слишком короткой стрижкой, но в остальном очень даже неплохо, и я невольно улыбнулся своему отражению.

Этот вполне привлекательный девичий образ дополняли уже знакомые Риточке белые чулки и такое же, как у Насти (только, разумеется, на пару размерчиков больше), короткое черное платьице.

— А вот трусики нам сегодня запретили надевать, — сообщила Настя, придирчиво осматривая меня как результат своих трудов.

— Кто запретил? — с опаской спросил я.

— Не твоего блядского ума дело, глупышка, — ответила Настя, шлепая меня по обтянутой платьицем заднице. — В принципе вроде неплохая сучка из тебя вышла, как считаешь?

— Кажется, очень даже ничего, — смущенно согласился я.

Настя хмыкнула, сделала пару наших фоточек в зеркале, и тут же отправила их Але.

Почти сразу же от моей жены пришло ответное сообщение: «Ребятам нравится. Ты молодец, сестричка. Через десять минут за вами заедет такси... За проезд я уже расплатилась».

И следующее сообщение не давало никаких поводов усомниться в том, как именно моя жена расплатилась: на весь экран настиного телефона я видел фото своей любимой в машине с членом водителя во рту на всю его длину.

Настя хохотнула и спросила меня:

— Ну и каково это — быть рогатиком? Хотя кого я спрашиваю? — добавила она, насмешливо осматривая мой девичий образ и покрасневшие от стыда щеки.

— Настя, это наше дело, — смущенно ответил я.

Мне все еще было не по себе оттого, что Аля настолько глубоко посвящает свою сестру в наши тайны. Но честно говоря, было уже поздно что-то менять в сложившейся ситуации. Оставалось лишь надеяться, что эта молоденькая веселенькая девчушка умеет держать язык за зубами.

— Ваше — так ваше, — неожиданно легко согласилась Настя. — Но раз уж вы меня в это все втянули, позволь и мне получить свою долю удовольствия. После того, как вы меня с женой нагло использовали, мне хочется тебе отомстить, — улыбнулась мне девушка и тут же совсем другим голосом вскрикнула: — А пока быстро встала раком, шлюха, и открой мне свою дырку! Я с тобой еще не закончила!

Я опешил и застыл от изумления, глядя на Настю.

— Нам же вроде как пора ехать, — неуверенно ответил я.

Настя снова рассмеялась:

— Что, уже не терпится скорее присоединиться к своей бляди-женушке и отсасывать члены?

Я просто не узнавал Настю. И эта девушка три часа назад покорно ласкала мой член и сгорала от вожделения и желания отдаться мне?

— Я задала тебе вопрос, шлюха, ты что, глухая? — отвесив мне пощечину, спросила она. Девочка явно входила во вкус, и мне это почему-то нравилось — иначе она бы уже давно была брошена на кровать и оттрахана в ее узенькую задницу, до которой я пока не добрался. Но наши роли в этой игре продолжали меняться быстро, и моя нынешняя роль, пожалуй, полностью отвечала моим же желаниям. И потому, преодолев этот момент неловкости, я радостно принял новые правила игры.

— Простите, госпожа Настя, — слегка улыбаясь, покорно ответил я. — Да, мне хотелось бы скорее к ней присоединиться...

— Ответ неправильный! — шлепая меня по второй щеке, вполне серьезно ответила Настя. — И нечего лыбиться, как дура. Тебе только кажется, что это веселая игра. Скоро тебе так казаться не будет. Так что, тебе хочется поскорее сосать члены и давать в задницу вместе со своей блядью-женой? — смакуя каждое слово, повторила свой вопрос Настя, сопровождая свои слова новыми шлепками по моей попке и щекам.

Надо сказать, у нее получалось хорошо — я уже начинал забывать, что это всего лишь маленькая сестренка жены, и вполне готов был ей подчиниться.

— Да, мне хочется поскорее сосать члены и давать в задницу, — послушно повторял я и, замявшись, закончил: — вместе со своей блядью-женой.

— Так-то лучше... Вот Аля обрадуется-то, узнав, какая ее муж безвольная покорная сучка, — удовлетворенно хмыкнув, сказала Настя. — А теперь быстро стала раком! Я третий раз повторять не буду.

Я молча наклонился к ней попкой, опершись руками на кровать, и даже зазывно вильнул попкой, чем вызвал смешок девушки и новый шлепок по заднице. Надо сказать, несмотря на свою миниатюрность, силы Настя не жалела, и моя попка была уже розовой от шлепков.

— Задери платье, шлюха, и прогни спину, а то стоишь как деревянная, — продолжала куражиться девушка.

Я послушно выполнил и эти ее команды, и предоставил ей в полное распоряжение свою голенькую задницу, в которую она тут же не преминула затолкать сразу два пальца, больно царапаясь ногтями.

Я вскрикнул от неожиданности и в очередной раз получил звонкий шлепок по ягодицам.

— Заткнись, нашлась мне тут неженка! Как хуи в себя принимать, так не больно тебе было, — зашипела на меня Настя, попутно вращая в моем анусе своими пальцами.

Было немного больно, но тем не менее я подался ей навстречу, еще больше насаживаясь на ее пальчики, чем вызвал очередной смешок, а затем пальцев стало уже три, и второй рукой девушка начала гладить меня по вставшему и намокшему от смазки члену.

— Ну вот, уже и потекла, как последняя шлюха, а мы ведь еще даже не приехали, — весело прокомментировала Настя, и резко одернула руку. — Не буду тебя баловать, твоя жена сама решит, достоин ли ты сегодня кончить. А вот попку надо подготовить по-любому, — добавила она, и засунула в мою дырочку еще и четвертый палец, двигая ими внутри и растягивая дырочку.

Я тихонько постанывал, закрыв глаза, и ощущал, как теряю над собой остатки контроля, отдавая всю полноту власти над своим телом его новой хозяйке — Риточке.

Тем временем Настя резко вытащила свои пальчики из моей слегка растянувшейся дырочки, и тут же без промедления воткнула в нее небольшую анальную пробочку, невесть откуда взявшуюся в ее руке. Я охнул и закусил губу почти до крови — это было новое для меня ощущение заполненности и растянутости, и пожалуй, к нему надо было еще привыкнуть. Но, судя по капающей с моего члена смазке, это ощущение Риточке было по душе.

Еще раз шлепнув меня напоследок по заднице (с пробкой внутри шлепок ощущался особенно отчетливо), Настя схватила меня за волосы и ткнула лицом в свою грудь, которую я тут же принялся с упоением целовать и вылизывать через тонкую ткань, сквозь которую проступали набухшие сосочки.

— Хватит, жадная сука, — весело произнесла Настя. — Дальше твоим ротиком займутся настоящие самцы... Как и моим. М-м-м... Хочешь посмотреть, как меня выебут вместе с твоей обожаемой потаскухой-Алей?

— Ты знаешь ответ, — сказал я. — Конечно, я этого хочу... И не только...

— Какая же ты ничтожная ебливая шлюха, — подытожила Настя. — Пошли, за нами приехали. Нас отвезут ебать, — весело добавила она, снова шлепнув меня по попке.

Я снова ощутил тупую боль в дырочке. Все никак не мог привыкнуть к этой штуке внутри себя. Особенно сложно с ней было идти, а еще сложнее — наклоняться. Все это очень веселило Настю, и она постоянно отпускала по этому поводу шуточки, пока я с трудом и сквозь стоны наконец смог обуться, а затем — что было особенно мучительно — спустился по лестнице.

Такси уже ждало нас внизу. Это была та же машина, и тот же молчун-водитель, который и привез нас с женой сюда вчера вечером. Когда я еще ничего не подозревал о том, что нас ждет. Но теперь вместо одетого в дорогой офисный костюм парня с его хорошенькой женой он вез на заднем сидении двух подружек в коротких платьицах без трусиков, одной из которых был я. А хорошенькую жену парня в костюме он к тому же совсем недавно трахнул в ротик.

Как бы странно и унизительно это не выглядело, но от этих мыслей, а еще от пробки в заднице, у меня снова встал член, и сквозь платье это было хорошо видно, как минимум, сидящей рядом Насте.

— И от чего же это у нашей сучки стояк? — шепнула мне на ухо Настя.

— Даже не знаю, — соврал я. — Какие-то странные ощущения... Это ведь ему отсасывала Аля,.. — продолжил я, тоже, разумеется, шёпотом.

Настя очаровательно улыбнулась и, сжав под платьем мою попку, шепнула мне в ответ:

— Я кое-что придумала, и думаю, тебе это понравится.

Я вопросительно посмотрел на нее. Настя пару секунд загадочно помолчала, при этом водя пальцем вокруг моей напряженной из-за пробки анальной дырочки, а затем шепнула:

— Я хочу посмотреть, как ты ему отсосёшь. Прямо сейчас.

Я широко раскрытыми глазами посмотрел на Настю. Она лучезарно улыбалась и все так же дразнила мою попку, а другой рукой начала медленно спускаться к своей киске.

— Давай, скажи ему! — громко сказала она.

Водитель взглянул на нас в зеркало заднего вида.

— Чего вам? — буркнул он низким голосом, но тут же заулыбался, заметив, как Настя начинает под платьицем ласкать свою гладко выбритую щелку, при этом раздвигая ножки, чтоб ему точно было хорошо видно.

— Ну, давай, подружка, не стесняйся, — подначивала меня Настя.

И я, не понимая, как так вышло, тихонько сказал:

— Я хочу пососать ваш член...

— Громче говори, стесняшка ты наша! — весело произнесла Настя.

— Не нужно, я всё слышал, — улыбаясь, ответил мужчина. — Как тебя зовут, милая? — спросил он меня.

Он прекрасно знал, кто я, и знал, чей жене он совсем недавно присунул в ротик. И это заводило меня особенно сильно. И к тому же он обратился ко мне как к девочке. И именно девочке и предстояло сейчас познакомиться с ним поближе.

— Рита, — скромно потупив глазки, ответила я.

— Хорошее имя, — ласково ответил он мне. — Пересаживайся на переднее сидение.

Машина остановилась, и под теперь уже удивленный взгляд Насти, которая сама не ожидала от меня такой трансформации, я вышла из нее и послушно пересела вперед. Наклоняясь, я опять ощутила боль от пробочки в заднице, но уже начинала к ней привыкать.

Без лишних слов мужчина расстегнул ремень и ширинку, и, даже не глядя на меня, тронулся и мы снова поехали. Но меня уже не нужно было приглашать. Покосившись назад на Настю, которая улыбалась и не спеша теребила свой клитор, я запустила руку в штаны водителя и нащупала там уже окрепший член. Стараясь быть максимально нежной, я освободила его от трусов и брюк, и он предстал моего взгляду: большой и красивый, как минимум, сантиметров на пять длиннее моего. Даже не знаю, как Аля смогла заглотить его весь.

Судя по тому, как ахнула Настя, ей он тоже понравился.

— В этот раз моя очередь, подружка, — подмигнув Насте, сказала я и несмело лизнула солоноватую головку, затем еще раз.

Мужчина с удовольствием выдохнул и погладил меня по волосам, а затем снова вернулся к баранке.

— Ну и шлюха же ты, — рассмеялась Настя и, устроившись поудобнее, начала открыто трахать свою киску пальчиками, наблюдая за тем, как я несмело и не очень умело вылизываю ствол и головку, запускаю его между своих губок и начинаю сосать этот горячий член, который совсем недавно ласкала моя жена.

Хотел бы я снова сосать с ней один член на двоих и вылизывать ее полные спермы дырочки... Ох, и чувствую, именно это меня вскоре и ждет.

Закрыв глаза, я полностью отдалась процессу, и едва слышала тяжелое дыхание водителя и становящиеся все громче стоны ласкающей себя ручкой Насти. Мое сознание заняли другие ощущения. Прежде всего вкус, солоноватый и очень живой. И запах. И ощущение влаги в своем ротике, моя слюна смешивалась с его смазкой, и стекала вниз на его член, а я все быстрее двигала головой и рукой поглаживала его яйца, приближая оргазм. А второй рукой незаметно для самой себя потянулась к своей промежности, но стала ласкать не член, а подталкивать в себя торчащую из моей попки пробку.

Ох, как же приятны были эти толчки! Я застонала бы громче этой сучки Насти, если б мой рот не был занят этим прекрасным стволом, который становился все толще и все сильнее пульсировал в моем старательном рту. Пока, наконец, не взорвался струей вязкой и горячей жидкости, которую я, как хорошая девочка, конечно же проглотила.

— Спасибо, — кротко глядя на водителя, сказала я, а затем торжествующе и с вызовом взглянула на Настю.

Её раскрасневшееся личико и тяжелое дыхание подтверждали, что она только что кончила, так что в этой машине оставался только один неудовлетворенный человек — я. Впрочем, Риточка вряд ли считала себя сейчас обделенной, облизываясь и наслаждаясь послевкусием спермы в своем рту.

— Ты хорошая девочка, Рита. Не хуже своей женушки, — протянул обслуженный мною мужчина, и моя внутренняя девочка преисполнилась гордости. — Надеюсь, я еще доберусь и до другой твоей дырочки, — добавил он, и я, покраснев, ответила, что тоже этого хотела бы, снова заставив Настю широко улыбнуться и назвать меня конченой голодной шлюхой.

И я была согласна с ней как никогда.

Остаток пути мы провели в тишине и некотором смущении, и вот наконец машина остановилась, мы вышли, и моему взгляду предстал небольшой придорожный отель, в котором горел свет, и из которого доносилась музыка. И что-то мне подсказывало, что в этом месте меня ждало еще много открытий о своей жене, ее сестренке и о себе самом...

Часть 5

Все еще приходя в себя от веселой и насыщенной поездки, мы с Настей вышли из машины и, улыбнувшись водителю (чувствую, мы с ним видимся не в последний раз), не спеша направились к зданию.

У двери нас уже ждала Аля. У нее был помятый, но очень довольный вид, не позволяющий сомневаться в том, что она неплохо скоротала время, ожидая нас. Глаза моей жены скрывала серебристая маска, а её цветастое платьице кое-где было забрызгано спермой, на шее тоже виднелись характерные следы — но, разумеется, она была как всегда великолепна.

— Ну привет, подружки, — радостно поприветствовала нас она, пристально осматривая мой образ и, кажется, вполне им удовлетворившись. — Как-то вы не слишком спешили, я едва сдерживала всех этих самцов.

— И много же их на этот раз? — полюбопытствовал я.

Впрочем, сейчас мне казалось, что это не так уж и важно после всего, что мы уже пережили.

— Сама не знаю, одни приходят, другие уходят... Меня пока что трахнули трое, — похвасталась Аля таким обыденным голосом, как будто до вчерашнего дня я не был ее единственным мужчиной за долгие годы.

Впрочем, и я бы до вчерашнего дня не воспринял бы такие слова жены настолько спокойно и даже радостно...

— Весело тут у вас, — присоединилась к нашей беседе Настя. — Но мы тоже неплохо провели время. Представляешь, твоя сучка отсосала таксисту, даже не задумалась!

Я покраснел и пробурчал, что вообще-то это Настя меня заставила, а затем наябедничал Але и на нее, рассказав о том, что она довела себя ручками до оргазма, хотя Аля нам запрещала. Моя жена рассмеялась:

— Какие же вы две смешные шлюшки, как дети малые. В общем, кажется, вы обе провинились?

Настя, зло зыркнув на меня, неохотно кивнула, я тоже кивнул вслед за ней.

— Ну, значит, обе и будете наказаны, — ласково, но твердо подытожила Аля, и мы последовали за ней внутрь.

Сразу за дверью, после небольшой прихожей, начинался широкий зал с бильярдными и покерными столами и приглушенным освещением. В зале было не очень людно, но я мог насчитать около десяти мужчин, играющих и переговаривающихся между собой. В конце зала виднелась барная стойка, за которой стояла высокая блондинка-барменша со скучающим видом. При этом, настолько я успел заметить, она была единственным человеком, чьё лицо не скрывала маска.

— Ой, да, точно, у нас же тут строгая конфиденциальность для посетителей, — спохватилась Аля и раздала нам с Настей такие же маски, как и та, что была на ней, и мы спешно их надели. Все это создавало очень таинственную и возбуждающую атмосферу какого-то БДСМ-клуба... Впрочем, кажется, это место и было чем-то вроде него.

— О, крошка, ты вернулась и прихватила с собой подружек? — донесся из глубины зала голос кого-то из мужчин, обращенный к Але, и я прекрасно осознавал, что обладатель этого голоса почти наверняка недавно трахал мою жену.

И не только он. И наряду с всплеском ревности я чувствовал, и, пожалуй, более отчетливо, сожаление, что это происходило не на моих глазах.

— Пока что мы не к вам, красавчики, — игриво ответила Аля. — У нас встреча наверху.

— О, ну тогда хорошо вам провести время, — с нотками какого-то странного уважения в голосе произнес мужчина. — Надеюсь, у вас еще хватит после всего сил на одиноких скучающих картёжников.

— Не знаю, но я с радостью поделилась бы твоим толстым членом с подружками, — все с теми же нотками игривости и похоти сказал Аля, вызвав у меня очередной укол ревности и смущения.

А также оставив в пугающем неведении о том, что же такое нас ждет «наверху», и почему у нас после этого может не хватить сил... Но этот вопрос я почему-то не задал. Не задала его и Настя, да и вообще, насколько я мог это видеть за маской, девочку это место пугало. Все же какой бы она ни была оторвой, ей было всего-то двадцать, и вряд ли она часто бывала в таких местах... Впрочем, как и я.

Тем временем, преодолев небольшую деревянную лестницу, мы оказались на втором этаже, и, пройдя по темному коридору, вошли в последнюю дверь. За ней, как ни странно, нас не ждала толпа изголодавшихся мужчин, хотя воспаленное сознание Риточки уже рисовало именно такую картину. Небольшая комната, напоминающая спортзал (по крайней мере вдоль стен было что-то похожее на шведскую стенку, а в дальнем углу стояли тренажёры), была пуста.

— У нас есть пара минут, — неожиданно взволнованным и тихим голосом обратилась к нам Аля. — Надо подготовиться к встрече, будьте хорошими девочками и слушайтесь меня.

Спорить мы не стали, даже когда Аля приказала нам встать спинами к стенке, и приковала наши руки за спиной к ее перилам. Более того, мне эта идея очень даже нравилась — меня всегда заводила беспомощность и невозможность вырваться из цепких лапок жены. Впрочем, я уже не знаю даже, в чьи руки она отдаст меня в этот раз.

— Отлично, Аля. Ты как раз вовремя определила нашей новенькой сучке её место, — услышал я женский голос из дверного проёма, и тут же повернулся в сторону его обладательницы.

Голос принадлежал женщине на вид постарше моей жены, но вряд ли старше сорока, очень ухоженной и, что называется, холёной. У неё были чёрные волосы чуть ниже плеч, стройная фигура, даже, пожалуй, худая. А еще она была высокой, даже выше меня, хотя, возможно, дело было в каблуках. Дополнял этот весьма властный образ обтягивающий офисный костюм и большие карие глаза, так и пронизывающие взглядом как мою жену, так и меня.

Аля, чего я уж точно не ожидал, тут же молча и беспрекословно опустилась перед вошедшей женщиной на колени и тихо произнесла:

— Мы готовы, госпожа. Мы долго ждали этой встречи.

— Мы тоже долго этого ждали, — присоединился к диалогу еще один участник — вошедший следом за женщиной мужчина примерно того же возраста, высокий и плечистый, в джинсах и полурасстегнутой белой тенниской.

Он приобнял женщину за плечи, и было очевидно, что они пара, и судя по всему, пара верхних. Что ж, такие сценарии мы с женой тоже представляли. Надо сказать, в нас обоих была сильнее склонность именно к подчинению. И кажется, еще одна наша общая мечта готовилась сбыться.

— А кто это юное создание? — спросил мужчина Алю, наконец заметив и Настю. — Я рад, что ты постаралась угодить нам еще больше и привела еще одну сучку, но это не входило в наш договор.

— Я сама сюда пришла вообще-то! — дерзко ответила Настя. — И я ни о каких договорах не в курсе и не знаю, о чем вы там с Алей договаривались, и мне на это совершенно плевать. Я просто хочу хорошенько потрахаться.

Женщина расхохоталась:

— А с виду такая миленькая скромница, — сказала она, подходя к Насте. — Что ж, с тобой мы с Димой познакомимся чуть позже, сейчас у нас есть дела с твоей сестрой и сучкой, которая когда-то была ее мужем. А пока, раз ты так хочешь потрахаться,.. — с этими словами женщина расстегнула на Настиных руках наручники и сказала своему мужчине:

— Познакомишь нашу прелестную гостью с ребятами? Думаю, внизу она точно натрахается вдоволь.

Дмитрий взял девчонку за руку и повел обратно в зал. Настя, похоже, сопротивляться не собиралась и выглядела скорее возбужденной, чем напуганной, несмотря на то, что внизу с ней явно не кофе пить собирались. Впрочем, не думаю, что нам с Алей здесь придется слаще...

Вообще к жене у меня накопилось немало вопросов. Я не понимал, как давно она общается с этими людьми и в каком формате, о чем они вообще договаривались и, главное, как я мог совершенно ничего об этом не знать?

Но разумеется, сейчас явно было не время и не место для этих вопросов. Сейчас моя жена, склонив голову и даже не глядя на меня, стояла на коленях перед совершенно незнакомой мне женщиной, а я в женских шмотках и косметике был прикован наручниками к стенке и совершенно ни на что не мог повлиять.

— Ну что, девчонки, будем знакомиться? — обратилась к нам женщина. — Вернее, я-то о вас всё знаю, особенно о вашей вчерашней вечеринке — ведь это я ее организовала. Тебе понравилось быть хуесоской и давалкой, Риточка? — неожиданно обратилась она ко мне.

Впрочем, я уже начинал понимать, что участвую не в игре своей жены, а вместе с ней являюсь частью игры другого человека. И потому не слишком удивился.

— Да, госпожа... Простите, не знаю вашего имени, — принимая и эти правила игры, покорно подал голос я.

— Вы можете звать меня госпожой Александрой, — ответила она. — Имя моего мужа и вашего господина вы тоже уже знаете. А теперь давайте перейдем от глупых формальностей к важным делам.

С этими словами она подошла ко мне и провела рукой от подбородка вниз к паху. Уткнувшись рукой в мой снова набухший член, Александра хмыкнула и обратилась к моей жене:

— В следующий раз я хочу, чтоб твоя сучка была в поясе верности. Торчащий член не к лицу приличным девочкам.

Следующий раз? Я даже не знал, как на это реагировать...

— Конечно, госпожа, — согласилась Аля. — Я исправлюсь. И все же вам нравится, как я подготовила своего мужа?

— Мужа? А разве членодевки могут быть чьими-то мужьями? — смеясь мне в лицо, спросила Александра. — Членодевка в женских шмотках, с анальной пробкой, торчащей из задницы. И с члеником, который от всего этого течёт. О, нет, это всего лишь наша с Дмитрием сука, такая же, как и ты. Встань и подойди ко мне!

Аля послушно встала со мной рядом, по пути бросив на меня немного виноватый взгляд. Ну что ты, глупенькая. Тебе не за что извиняться, ты привела свою сучку в подходящее место. От слов Александры я действительно очень заводился и чувствовал себя именно той, о ком она и говорила: сучкой с членом, ожидающей траха и унижений.

Александра полюбовалась нами, стоящими рядом, пару секунд, а затем сняла с нас маски.

— Моим дыркам ни к чему приватность, — прокомментировала она. — Вы в любом случае в полном моем распоряжении, и ваши жизни очень сильно изменятся с этого дня. Вы ведь обе любите подчиняться, верно?

Мы, не сговариваясь, одновременно кивнули. Александра улыбнулась и погладила Алю по волосам.

— Ты хорошо подготовила эту девчонку. Думаю, она даже тебя удивит своей покорностью и своими способностями, — сказала она, попутно снимая с Али ее платье.

Ее красивые пышные груди так и манили меня впиться в них и забыться... Но боюсь, пока ее тело явно не принадлежало мне.

— Теперь ты, Риточка, — ласково произнесла Александра и задрала мое платье наверх, стянув его с меня через голову и оставив болтаться сзади на моих скованных руках. Член предательски налился кровью и истекал смазкой, а в голове проносились самые разные варианты дальнейшего развития событий. И ни в одном из них мне не была отведена мужская роль.

— Ты неплохая девочка, но над тобой надо будет хорошенько поработать, — заявила наша госпожа, пристально оглядывая мое тело. — Нужно избавиться от этих волосиков, это же некрасиво... Ты обещаешь в следующий раз прийти ко мне гладенькой, сучка?

— Да, госпожа, — покорно ответила я.

— Хорошо. Повернись ко мне попкой, — скомандовала она, и я, насколько позволяли руки за спиной, повернулась.

Госпожа шлепнула меня по попке, удовлетворенно хмыкнула и продолжила:

— Хорошая задница. И про пробочку не забыли, умнички. Этой попке многое предстоит выдержать... Да, пожалуй мы начнем с неё. Аля, становись пока на место этой шлюхи, и внимательно на все смотри. Я хочу чтоб ты видела, что это больше не твой муж. Это наш с Димой кусок мяса, который мы выебем и унизим на твоих глазах.

С этими словами Александра вместе с вернувшимся в комнату Дмитрием отстегнули меня от стенки и приковали к ней Алю, поставив ее на колени и отвесив ей пару пощечин, на каждую из которых моя жена ответила лишь тихим покорным «спасибо, госпожа».

— Займись пока нашей членодевочкой сама, а я хочу опробовать ротик Али, — заявил Дмитрий и тут же снял с себя брюки, открыв моему взору солидных размеров член, выпирающий из трусов. — Но к этой суке я тоже обязательно вернусь, — добавил он и тут же грубо ткнул мою жену лицом к своему паху.

Аля охнула и принялась целовать его член сквозь ткань, совершенно точно наслаждаясь его запахом и твердостью. И мне хотелось лишь оказаться с ней рядом и присоединиться.

— Чего уставилась, шлюха, никак не насытишься членами? — хватая меня за волосы и разворачивая к себе, спросила Александра. — Этот член ты пока не заслужила. К ногам!

Я послушно рухнул вниз к туфлям новой госпожи и, не дожидаясь приглашения, начал целовать ее ноги, покорно глядя снизу вверх. На лице Александры сияла улыбка. Она присела на один из тренажеров, а я подполз к ее ногам и продолжил целовать их через ткань колгот.

— Помоги своей госпоже раздеться, сучка, — сказала Александра, расстегивая блузку, и я, продолжая целовать ее ножки, высвободил их из туфлей, и старательно принялся обсасывать каждый ее пальчик.

Сейчас мне хотелось только угодить этой женщине, вызвать ее похвалу. Я даже не оглядывался назад на Алю, которая судя по звукам, старательно отсасывала Дмитрию, явно пытаясь заглотить член поглубже.

Александра тем временем осталась в одних колготках и трусиках, сняв с себя всю одежду и освободив свою грудь от бюстгальтера. Грудь была небольшой, но очень красивой, аккуратной и упругой, да и все ее тело выглядело очень спортивным.

— Хотел бы меня трахнуть, да? — игриво спросила Александра.

— Конечно, вы красивая — ответил я.

Госпожа расхохоталась и сильно ударила меня по щеке.

— Но как ты можешь кого-то трахнуть, если ты девка? — продолжая смеяться, спросила она. — Нет, глупая ты блядь. Трахать отныне будут только тебя. Я закрою твой бесполезный членик в клеточку, потому что он тебе больше не пригодится. Твою сучку-жену всегда найдется кому удовлетворить, уж я об этом позабочусь, как и о том, чтоб она всегда приносила тебе полные спермы дырки. А твою задницу я растяну так, что в нее свободно будет входить по два члена. Тебе нравится такое будущее, маленькая сучка?

Я не знал, верить этому или нет. Разумеется, я не был к такому готов, и вряд ли к такому готова Аля. Но прямо сейчас... прямо сейчас Риточке хотелось еще, хотелось быть униженной и высмеянной, и конечно же, поскорее оттраханной. С члена продолжала обильно капать смазка, попка с пробкой внутри зудела, а голос и смех Александры звучали как в тумане. Я хотела, чтоб игра продолжалась до тех пор, пока она не решит ее прекратить. А от меня уже ничего не зависело...

— Да, госпожа, мне нравится, — ответила я как во сне.

— Иначе и быть не могло, — ухмыльнулась Александра. — Я вижу насквозь таких шлюх, как ты. Да и любой было бы ясно — вон какая лужа уже под тобой натекла, так и ждешь, когда тебя выебут наконец. Ну-ка, прибери за собой!

Я покорно встала на четвереньки и начали слизывать с пола свою смазку. Отсюда мне было хорошо видно, как Дмитрий, запрокинув назад голову моей жены, долбит ее в глотку своим здоровенным членом, и та задыхается и стонет. Ох, как же она была красива сейчас: перепачканная слюнями и растекшейся от слез косметикой.

Александра подошла ко мне сзади и резко выдернула из меня пробочку. Я застонала от боли, но в меня тут же вошло что-то другое — это был страпон моей госпожи, и он был не очень толстым, но длинным. Я снова застонала. Но на этот раз мне было скорее приятно, чем больно.

— Какие же славные у нас шлюхи... Дима, давай отдерем эту дрянь по полной, — позвала своего мужчину моя госпожа.

Тот с некоторым сожалением вытащил член изо рта моей жены, напоследок плюнув в него и отвесив ей пощечину, и направился к нам. Аля тяжело дышала и смотрела на нас из-под полуприкрытых век, но все же сумела мне улыбнуться.

Александра, шлепнув меня по заднице, принялась, постепенно наращивая темп, трахать мою дырочку, царапая мне спину и хватая за волосы, называя своей анальной давалкой и блядью, а я могла лишь стонать и подмахивать ей. В то же время перед моим лицом возник внушительный член Дмитрия. Меня не надо было просить дважды.

Я несмело прикоснулась к нему рукой. Он был горячим, мокрым от слюнок моей жены и очень красивым. Венки рельефно выделялись, головка была приоткрыта, яички гладко выбриты и идеально круглые, а сам ствол был длинной, наверное, около двадцати двух сантиметров.

— У вас прекрасный член, господин, — с придыханием сказала я, и застонала от очередного толчка в моей заднице.

— Да уж получше твоего, жалкая членодевка, — насмешливо ответил Дмитрий. — А теперь заткнись и покажи, как твоя блядь-жена научила тебя сосать.

Сгорая от стыда и унижения, я тем не менее с немалой охотой прильнула своими накрашенными губками к головке этого прекрасного члена. Я старалась изо всех сил, украдкой оглядываясь на жену, с интересом наблюдающую за мной. Я ласкала его уздечку язычком, облизывала головку, как фруктовый лёд, нежно, но настойчиво обхватывала губками член и старалась пропустить его как можно глубже в себя. И всё это время меня неспешно, время от времени замирая внутри, долбила сзади страпоном Александра, обсуждая со своим мужчиной все прелести моих дырок в подробностях:

— Ее, конечно, ещё надо поднатаскать, но жопа рабочая, в принципе, будет толк с нее. А сосёт как? — насмешливо обсуждала меня Александра.

— Жена намного толковее. Вот у нее рот как пизда, трахай хоть на всю глубину. А эта старается, но сосет как школьница, — недовольно отвечал Дмитрий, а затем вытащил из меня свой член и, схватив за подбородок, пристально посмотрел на меня.

— Впрочем, девка неплохая, — продолжил он, потрепав меня по щеке. — Надо дать ей шанс.

— Будешь учиться сосать, сука? — спросил он меня, схватив за волосы.

Я кивнула, испуганно глядя на него. Он плюнул мне на лицо и сказал Александре, что пока мой рот его не удовлетворяет.

— Тогда попробуй ее задницу, милый, — ответила та, и рывком вышла из меня.

Я могла лишь краснеть от унижения и сожаления, что моя дырочка вновь пуста, но ей не позволили долго оставаться пустой. В еще раскрытый анус тут же ворвался живой теплый ствол. Он был толще и длиннее страпона Александры, и я снова ощутила боль, и вскрикнула.

— Что, сука, понимаешь теперь, что такое настоящий член? — спросил меня Дмитрий, больно сжав оба моих сосочка.

Я застонала от боли, но в то же время меня как будто обдало током... Я и не знала, что мои соски могут быть такими чувствительными.

— Да, господин, это очень большой член, — выдохнула я. — Я хотел бы увидеть, как он войдет в мою жену, — добавила я, и Аля снова мне улыбнулась.

— У шлюх не бывает жён, тупая ты курица, когда ты запомнишь? — сердито перебила меня Александра и больно шлепнула по щеке.

— Но разумеется, ты увидишь, как эту суку выебут, — добавила она, а затем, сняв с себя остатки одежды, нависла над моим лицом, и я увидел ее киску с небольшим островком волос на лобке и большими пухлыми половыми губами. Дмитрий развернул меня на спину, резко раздвинул мои ноги и снова вошел в мою задницу, а Александра села мне на лицо и вдавила мою голову в пол.

— А теперь лизать, тварь! — скомандовала она, и я тут же, стараясь засунуть язык как можно глубже, вонзился в ее киску, вылизывая изнутри.

Мой член подергивался от каждого толчка горячего поршня Дмитрия в моей заднице, а смазка текла все обильнее, и я чувствовал приближение оргазма.

— Не давай этой анальной бляди кончить, милый, — проворковала Александра, и Дмитрий рывком вышел из меня.

Я лишь обиженно застонала в киску госпожи. Я была голодна и почти безумна от желания наконец кончить, и стала еще старательнее вылизывать Александру. Она застонала и стала гладить меня вокруг сосочков, пощипывая их.

— Вот так, хорошая девочка, — приговаривала она. — Я измучаю тебя и сломаю, и ты будешь просто моей вещью, как и эта шлюха, которая когда-то была твоей женой. Тащи ее сюда, Дима, давай покажем Риточке то, что она так жаждет увидеть.

Дмитрий, грубо схватив Алю за волосы, освободил ее руки и буквально поволок к нам, толкнув ее вниз, так что она упала рядом со мной. Ее лицо оказалось прямо возле моего, и я, оторвавшись на секунду от киски госпожи, не смог удержаться и поцеловал перепачканный слюнями и смазкой ротик любимой.

— Я тебе разрешала это делать, дрянь? — злобно зашипела Александра и сжала мои яички, и так болевшие от долгого отсутствия разрядки.

Я вскрикнула и сразу же снова уткнулась в ее киску, вымаливая язычком прощение, порхая по ее клитору и целуя нежную кожу вокруг половых губ.

— Так-то лучше, сука. Забудь об этой шлюхе, ее сейчас будут драть и ей будет это нравиться. И поверь, она и не вспомнит в этот момент о своей Риточке, пока будет кончать и выкрикивать имя господина, — продолжала бить меня по остаткам мужской гордости Александра.

Надо сказать, ей это удавалось, ведь все, что я сейчас мог и хотел делать, это продолжать ее ублажать и надеяться, что мою попку наконец снова кто-то выебет...

Алю тем временем поставили раком так, что ее лицо оказалось рядом с моим, и теперь мы ублажали киску госпожи уже вдвоём, а сзади Дмитрий без особых церемоний вошел моей жене в задницу и начал грубо ее сношать, шлепая по груди и ягодицам. Аля стонала и кричала, я чувствовал, как на мою грудь капают ее слезинки, но также я слышал, как ей хорошо... Я отлично знал эти стоны, они не могли обмануть.

Александра тоже стонала все громче под напором наших с женой старательных язычков, и, не выдержав его, начала кончать, громко матерясь и хваля своих шлюх, ерзая у меня на лице и обильно пачкая его своими соками. Обмякнув и громко выдохнув, она встала с меня и засунула в мой рот свою ножку, которую я тут же принялась с энтузиазмом обсасывать.

— Ну не знаю, Дима, лично мне рот Ритки нравится, — отдышавшись, подытожила она. — А сосать научится, с десяток членов — и будет профессионалкой.

Дмитрий, пыхтя, все быстрее и глубже драл попку моей Али, которая уже даже не кричала — лишь хрипло стонала и подавалась всем телом навстречу его члену.

— Вы так хорошо ебете меня... А-а-а... Мой хозяин... — протяжно взвыла она, и, кажется, кончила, а Александра торжествующе посмотрела на меня — да, она оказалась права: моя жена забыла обо всем.

Дмитрий не останавливался и продолжал долбить Алю, безвольно распластавшуюся на полу задницей вверх. Александра поднесла к ее лицу свою ножку, и Аля послушно начала ее целовать, благодаря госпожу за то, что подарила ей такой великолепный член.

— А ты вылижи моему мужчине задницу, сучка, — обратилась она ко мне. — Может, это тебе удастся лучше.

Я безропотно подползла к Дмитрию, мерно раскачивающемуся и вгоняющему свой член в попку моей жены на всю длину, и, преодолев секундное отвращение, взялась руками за его ягодицы, раздвинула их и несмело прикоснулась язычком к его анусу... Затем еще раз, и еще. Мужчина довольно зарычал, вдавил мою голову с свою задницу, и мне не оставалось ничего, кроме как вонзить его внутрь узкой дырочки и начать лизать, пока он ебет мою бедную, почти обессиленную жёнушку.

— Давай, рви эту грязную суку! — торжествующе кричала Александра, а Дмитрий, не выдержав одновременных ласк моего язычка и сжимающейся на его члене попки Али, начал кончать в нее, с криком вогнав член по самые яйца, от чего моя жена лишь тихо взвизгнула.

Удовлетворенные Дмитрий и Александра плюхнулись на скамью, целуя и лаская друг друга, а мы, две их использованные шлюхи, остались лежать на полу. Аля была совершенно обессилена, и лишь тихо постанывала. Из ее попки начал вытекать тоненький ручеек спермы.

— Ну и чего ты рот раззявила, дура, вылижи ей дырку! — скомандовала Александра, и я с удовольствием взялась вылизывать растраханную дырочку своей жены, слизывая с нее сперму.

При этом моя приоткрытая дырочка оказалась обращена к Александре, и та тут же не преминула приставить к ней свою ножку и засунуть внутрь большой палец. М-м-м, какие же сладкие были эти ощущения для меня, готовой взорваться от любого касания сейчас...

— Думаю, с твоей подружкой мы на сегодня закончили, — сказала Александра, глядя на обессиленную затраханную Алю.

Она могла выдержать немало, я вчера сам это видел, но Дмитрий был с ней слишком груб, а его член был слишком велик для ее тугой попки, так что неудивительно.

— Дима, проводи ее в ванную. Ей надо хорошенько расслабиться, ведь внизу ее уже заждались. Думаю, ее сестренка уже выебана до полусмерти и ей срочно нужна помощь.

Аля, с трудом поднявшись, поцеловала Александре руку и поблагодарила за то, что ей дали отдохнуть, а затем послала мне воздушный поцелуй, сказала, что это только начало, и они с Дмитрием ушли.

Александра, достав сигаретку и медленно затягиваясь, смотрела на меня.

— Твоя подружка права, — сказала она. — Твоя новая жизнь только начинается, хоть сейчас тебе и кажется, что наступит понедельник и всё закончится. Ты сама приползешь ко мне наперегонки со своей блядинкой, не пройдет и недели. А теперь иди сюда.

Я послушно села у ее ног. Госпожа прижала мою голову к своей киске, и я снова принялась с упоением ее лизать, а она тем временем слегка наступила мне одной ножкой на истекающий соками и жаждущий кончить член. Это было больно — но в то же время обдало меня как током, и я застонала.

— Что, шалава, не терпится кончить? — улыбаясь, спросила Александра, не переставая трахать своей киской мой рот.

Я могла лишь кивнуть, покорно глядя в ее темные глаза.

— Надо будет отучить тебя от этой глупой мальчишеской привычки. Меня не должно волновать твое удовольствие, — произнесла она, и убрала ножку. — И хватит все вокруг пачкать, дрянная девчонка, — добавила она, и вытерла о мое лицо свою ножку, испачканную моими соками, а затем сплюнула в мой рот.

Я послушно проглотила все, умоляя ее одними глазами все же сжалиться и позволить разрядиться, и украдкой потянулась к члену.

— Ну уж нет, непослушная дрянь! — слегка ударив меня ножкой по щеке, пресекла мое движение Александра. — Ты все ещё недостаточно покорна, а значит, не можешь кончать. Думаю, мы отложим это на завтра, — с этими словами госпожа снова сковала мои руки наручниками и, смеясь, едва коснулась пальцем моего члена, но тут же убрала руку.

— Идем со мной, детка, — произнесла она, и я покорно и устало поплелась за ней, даже не представляя, что же еще меня ждёт.

К моему изумлению, Александра привела меня в ванную, где уже нежились в воде мои Аля и Настя. Обе девушки были очень уставшими, особенно Настя — мне казалось, она сейчас просто уснет прямо здесь. Немудрено — сложно было даже представить, столько членов прошло через неё.

— О, Ритка, привет, — устало протянула она. — Мне не хватало рядом твоих дырок, ты бы мне здорово помогла.

Александра хохотнула:

— Ты мне нравишься, дитя. Из тебя вышла бы неплохая домина... Возможно, я оставлю тебе эту сучку на попечение, а то она все еще недостаточно покорна, а мне некогда с ней возиться.

Настя улыбнулась и ответила:

— О, я с радостью покажу этой членососке ее место, хотя она, кажется, и сама уже его знает. Что прикажете с ней сделать?

— Не спеши, — снова рассмеялась Александра. — Пока ты такая же шлюха, как и эти две. — добавила она, и обратилась уже ко всем нам: — Я знаю, что вы устали, хотя мне плевать. Но через час, не позднее, я хочу видеть все ваши дырки на членах парней в большом зале. А пока приведите в порядок эту суку, а то у нее тушь растеклась, и не вздумайте позволить ей кончить.

С этими словами она толкнула меня в ванную к Насте и Але, так и не освободив мои руки, и молча ушла, оставив нас на время снова в нашей дружной компании, а мой член — изнывающим от тупой боли и желания кончить...

Часть 6

Дверь за Александрой закрылась, и несколько минут мы все трое сидели в полной тишине, пытаясь переварить все уже произошедшее с нами и то, чему еще предстоит случиться. Лично мне, к примеру, очень не по себе было от двух вещей: во-первых, оттого, что моя жена некоторое время общалась с Александром и Дмитрием, и я даже представить не мог, как долго и как именно. Ну а во-вторых, я не мог понять, настолько реальными были угрозы Александры насчет кардинальных изменений моей будущей жизни... Одно дело — не иметь границ в сексуальной жизни, но другое дело — разрушать жизнь вне спальни. А она вполне была способна на последнее.

Аля знала ответы на оба вопроса, я был уверен... Но сейчас было снова не время и не место, чтоб их задать. Я все еще был Риточкой, рядом со мной лежали обнаженные и жестко оттраханные не мной моя жена и ее сестра. И часовая стрелка только доходила к 23:00 субботы, а значит, впереди было еще целое воскресенье черт знает каких еще сюрпризов с черт знает чьим еще участием. А самое странное — что мне и не хотелось все это прекратить, хотя я лежал в ванной с торчащим и болящим членом, которому нельзя было кончить, скованными за спиной руками и чулками на ножках.

— Фух, ну и болят же у меня дырочки, — пожаловалась Настя. — Думаю, Ритуль, тебе стоит их вылизать.

— Давай только сначала сделаем все, что нужно, — ответила ей Аля, и девочки, подмигнув мне, вышли из ванной и куда-то удалились.

Спустя минуту они вернулись с очередным свертком одежды и, о, ужас, бритвенными принадлежностями.

— Ты ведь слышала, что сказала хозяйка, — объяснила мне Аля. — Ты должна быть красивой, чистенькой и гладенькой.

Вырываться с руками за спиной было довольно бессмысленно. Потому я просто расслабился и наблюдал за всем, как будто это происходило не со мной. Да и чего врать, меня все это возбуждало.

Девушки стянули с меня мокрые чулочки и отложили их в сторону (при этом Настя предложила подарить их Александре в память о ее первом проёбе моей попки, и Але эта идея явно понравилась, а я снова покраснел от стыда) и взялись за дело. Мои обнаженные ноги намазали гелем и начали сбривать с них все волоски. Это было достаточно больно, но результат получался, кажется, неплохим. Затем ту же процедуру повторили на груди и на подмышках, а так же с немногочисленными волосками на животе и начавшей отрастать щетиной.

— А теперь самое веселое! — хихикнула Настя и взялась за волосы на пахе.

При этом она то и дело задевала член, и он подрагивал в ответ на касания ее нежных ручек, но она тут же их убирала и подмигивала мне, дразнясь.

— Ну-ка, привстань на коленки! — скомандовала Аля, и я повиновался.

И теперь девочки одновременно выбривали мне пах и попку, раздвинув булочки и забираясь к колечку ануса. Прикосновения холодного металла к моей растраханной попке отдавались одновременно и болью, и возбуждением. И, наконец, Настя завершила тем, что аккуратно убрала всю растительность с яичек, которые казались мне такими тяжелыми и налитыми спермой. И от каждого ее прикосновения мне хотелось застонать и умолять ее позволить мне кончить. Но я прекрасно понимал, что любые мольбы будут бесполезными.

И вот не прошло и получаса, как на моем теле, кроме головы, не было ни волоска. Это было так унизительно и так по-девчачьи... И мой член все не прекращал стоять и течь от этого. Девочки поставили меня перед зеркалом, давая хорошенько собой полюбоваться. И это правда было красиво. Сзади меня и вовсе не отличить было от девчонки, если не обращать внимания на член. Попка была без единого волоска, и очень разработанная.

— Ритка так у нас всех мужиков отобьёт, — пошутила Аля, шлепая меня по попке. — Такая ухоженная породистая сучка.

Я, польщенный, завилял попкой и поцеловал жену, та рассмеялась и шлепнула меня еще раз.

— Теперь давайте одеваться, а то наши вещи остались наверху. Но Александра для нас уже нашла другие, — копаясь в куче принесенной одежды, произнесла Настя. — О, вот эти блядские чулки точно для тебя, Рита, — весело добавила она, демонстрируя чулки в крупную сетку, которые вряд ли наденет в гости приличная девушка.

Девочки освободили, наконец, мои руки, позволив их хотя бы немного размять — они затекли от долго пребывания за спиной в наручниках, — но при этом я даже не пытался тянуться к члену. Я понимал, что правила Александры в этом месте лучше не нарушать. Кто знает, чем это могло закончиться?

Тем временем Настя разложила всю одежду на три кучки. Вместе с уже подобранными мне чулками в моей кучке лежали также черные кружевные трусики, клетчатая юбка, как в школьной форме (о, да, мой давний подростковый фетиш) и белая шелковая маечка с кружевами по краям. Что ж, выглядело очень даже неплохо. С настиной помощью все это быстро оказалось на мне, а Аля в это время подправила мне макияж, растекшийся за время «общения» с хозяевами. И вот Риточка уже краше, чем была до этого. К тому же благодаря узким трусикам член не так сильно выпирал. Пожалуй, чтоб выглядеть полноценной девочкой, мне сейчас не хватало лишь волос подлиннее и сисечек.

— И последняя деталь, — игриво приближаясь ко мне, заявила Аля, и я увидел в ее руках что-то металлическое и поблескивающее.

Это оказались зажимы на соски с цепочкой, и они тут же оказались на моих чувствительных бугорках. Я негромко вскрикнул — соски обдала резкая боль, — но спустя каких-то десять секунд к ней добавилось еще больше возбуждения, особенно когда девочки, смеясь, начали подергивать за цепочку, оттягивая мои соски и подшучивая, что если постараться, так можно и грудь мне вытянуть.

Завершив мой образ, и оставив меня сгорать от возбуждения, Аля снова надела на мои руки наручники, заведя их за мою спину и объяснив, что это пожелание госпожи. Мне оставалось лишь смириться и продолжать течь в свои новые трусики.

Ох, какой же голодной и отчаянной шлюхой я сейчас себя ощущал. Попка еще саднила от жесткого траха Александрой и ее мужчиной, сосочки наливались возбуждением и пульсирующей болью от зажимов. А ко всему этому добавлялось непрекращающееся возбуждение, которое лишь подогревалось тем, что Аля и Настя вновь принялись ласкать друг друга, целоваться и поддразнивать меня, описывая, какие члены их трахали и что они не завидуют моей попке. От этого начинало попросту сносить крышу. Мне одновременно хотелось вырваться и жестко выебать в задницу и Алю, и Настю, и особенно Александру, да так, чтоб у всех троих слёзы катились из глаз, но в то же время, и ничуть не меньше, мне хотелось скорее оказаться с девочками в окружении возбужденных самцов с твердыми горячими членами... М-м-м, я аж облизнулся от этой мысли.

— Ну что, бляди, готовы? — строго спросила вошедшая к нам Александра. — Парни устали вас ждать... Особенно они хотят познакомиться с новенькой, — ласково прихватив меня за подбородок, добавила она, и обратилась уже только ко мне: — Я даже успела соскучиться по тебе, сучечка. Твои подружки выбрили тебе дырочку?

— Да, госпожа, — тихо и смущенно ответила я.

Странно, но как только она вошла и ее бархатный голос обратился ко мне, я снова начала ощущать себя исключительно Риточкой, и больше никакой внутренней борьбы. Эта женщина пугала и восхищала меня одновременно. И Алю, настолько я видела, тоже.

— Не терпится увидеть твою гладенькую дырку и голенький клиторок, — продолжала гипнотизировать меня своим томным голосом Александра. — А как твои маленькие сисечки — очень болят? — спросила она, и провела рукой по моей груди, задевая соски.

Я лишь охнула от этой гаммы ощущений. Соски были как будто наэлектризованы.

— Немножко, — призналась я.

Александра слегка подергивала за цепочку и улыбалась мне. Наверное, именно так улыбается своей жертве большая дикая кошка, прежде чем, поиграв с ней еще самую малость, вонзить в ее плоть свои смертоносные клыки.

— Ничего. Если будешь послушной маленькой шлюшкой своей госпожи, скоро получишь награду, — ответила она, и, напоследок еще раз дернув за цепочку и вызвав очередной протяжный стон с моих губ, повернулась к Але и Насте.

Те уже успели одеться: Аля была в уже знакомом мне красном комплекте белья и таких же чулках, а так же в коротеньком сиреневом пеньюарчике, который даже не застегивала, и ее прекрасная грудь в красной кружевной ткани была выставлена напоказ, а Настя была в белой маечке, сквозь которую торчали ее возбужденные соски, коротких шортиках и белых гольфиках.

— Ну что, девчонки. Пора идти, — сказала нам Александра.

— Хозяйка, — кротко подала голос Аля, — А можно меня сегодня уже не будут трахать в попку? Она очень болит после прекрасного члена вашего мужчины.

— Хорошо, милая, — согласилась Александра. — Я думаю, задница Ритки справится за вас двоих, — весело добавила она, шлепнув меня по уже розовым от постоянных ударов ягодицам.

Я лишь кивнула, с радостью приняв миссию спасти растраханную попку своей жены, и мы вчетвером направились в зал. При этом Настя и Аля снова надели маски, а вот я — нет. Впрочем, в этом образе меня вряд ли можно было узнать. Кроме того, мои руки все так же оставались скованы — Александра считала, что я еще недостаточно покорна, и могу поддаться соблазну таки дать своему члену кончить. В довершение моего униженного положения, Александра еще и вела меня за цепочку, время от времени потягивая за нее и дразня набухшие и очень чувствительные соски.

Именно так мы и вошли в зал, где, как и раньше, было немало мужчин в масках, сбившихся в небольшие компании и проводящих время по своему усмотрению. Но, когда мы оказались в этой комнате, мне показалось, что все глаза устремлены лишь на нас и уже пожирают нас и представляют, как хороши наши дырки. Впрочем, с дырками моих спутниц большинство парней уже познакомились раньше.

— Доброй ночи, мои гости! — торжественно обратилась к мужчинам Александра. — В завершение этого прекрасного вечера, если у вас еще остались силы, я предлагаю вам хорошенько повеселиться с этими шлюхами. И обратите особенное внимание на новенькую, — закончила она, в очередной раз шлепнув меня по красной и горящей попке. — У нее на одну дырочку меньше, но, поверьте, она вас не разочарует, — добавила Александра, а затем шепнула мне на ухо: — Завтра утром я буду ждать тебя наверху. Тебя одну, сучка — с твоих подружек, пожалуй, уже хватит. Но они все увидят, не сомневайся.

Я прошептала: «Конечно, госпожа», и Александра, погладив меня по голове и даже поцеловав в шею (ох!..), попрощалась со всеми и ушла. А меня ждала уже вторая за эти выходные оргия, только членов теперь было еще больше. Впрочем, и дырочек на них тоже приходилось больше.

Нас троих опустили на колени спинами друг к другу, мужчины окружили нас и начали раздеваться, а Аля и Настя активно им помогали. Скоро нас со всех сторон окружили члены. Я никогда не видела так много членов одновременно. Они были такими разными и по размеру, и по степени возбуждения, и по цвету... О, да, несколько мужчин были темнокожими.

Смелее всех, как я даже и не сомневалась, оказалась Настя, и вот в ее рту уже твердел один из членов, а еще один она нежно ласкала ручками. Аля, поцеловав меня в щечку, взяла руками один из черных членов, еще не до конца окрепший, и начала вылизывать его головку и ствол, кивком приглашая меня присоединиться. Как я могла отказать, видя свою жену, жадно набрасывающуюся на этот шоколадный конец, такой могучий. И вот я уже с упоением вылизываю этому мужчине яйца, стараясь нежно заглатывать их по очереди, и иногда спускаюсь языком ниже, к промежности. Мы встречаемся взглядами с женой — и я не вижу ни капли сожаления и сомнений в ее очаровательных зеленых глазах. Только похоть, желание жадно сосать и отдаваться толпе незнакомцев.

Этот могучий черный член встает во всю длину и мужчина, смеясь, кладет его на мое лицо. Ох, он почти достает от подбородка до макушки, а я продолжаю униженно вылизывать его, пока жена целуется с этим чернокожим парнем, а он лапает ее великолепную грудь, вытаскивая из чашечек бюстгальтера.

Периферийным зрением я могла видеть, как Настя запихивается сразу двумя членами, и не переставала удивляться ненасытности и оторванности этой девчонки, но сейчас меня больше заботили наши с Алей приключения. Насытившись ласками моего рта, чернокожий парень грубо опустил на колени мою жену, и та с готовностью принялась отсасывать ему, пытаясь взять поглубже, а моим ртом тут же овладел другой мужчина и без особых церемоний начал быстро и резко трахать меня в глотку, отчего я задыхалась и стонала, пуская слюни вниз на подбородок и пачкая свою новую одежду.

К нам сзади подошли еще два парня и начали стягивать с Али ее трусики, а она лишь призывно виляла попкой, продолжая наслаждаться черным членом в своем рту и с каждым разом пропуская эту махину все глубже, так же, как и я, задыхаясь и пачкая все своими слюнками.

— Нет, пожалуйста, в этот раз только киска, — оторвавшись на миг от члена, взмолилась Аля. — Лучше попробуйте попку моей подружки, — весело добавила она, а затем жадно впилась в мои губы, и мы долго целовались, обмениваясь вкусами трахавших наши рты мужчин и пачкая друг другу личики слюнками под ободрительный смех мужчин.

Затем один парень ворвался Але в киску, подняв ее на четвереньки, а чернокожий снова начал трахать ее рот, явно преследуя цель затолкать в ее горло весь член. Я же почувствовала сзади чьи-то руки, отодвигающие в сторонку мои трусики с попки, к этой еще приоткрытой дырочке прижался горячий и влажный член и сразу же скользнул внутрь головкой. Я охнула, меня поставили раком рядом с женой, так что наши плечи соприкасались, а еще один мужчина подхватил меня, не давая упасть, и начал шлепать своим членом по моим щекам и губкам, а затем плюнул в мой раскрытый стонущий от члена в попке ротик и затолкал в него свой пенис, который также был не маленьким.

Достаточно скоро я перестала считать члены, которые, сменяясь, оказывались в моем рту и попке. Это была настоящая оргия, и мое сознание было не готово это воспринимать рационально. Все мои ощущения свелись лишь к двум моим пульсирующим и заполненным дыркам и разливающейся внизу живота волне тепла, предвещающей скорый оргазм. К тому же член приятно терся о ткань трусиков, и я понимала, что скоро кончу, не прикасаясь к члену, во второй раз в своей жизни.

Рядом со мной такой же конвейер членов пропускала через себя и моя жена. Судя по хлюпанью ее киски, в нее уже раз или два кончили, и теперь ее трахали уже по сперме. Она даже не стонала — лишь тяжело дышала и иногда громко всасывала в себя члены.

Где-то вдалеке я слышала громкие крики и просьбы ебать её ещё и ещё ненасытной сучки Насти, а также скрипы покерного или бильярдного стала, на котором ее размашисто драли, и могла лишь дивиться ее неутомимости.

Затем мою попку обожгло болью, и я, оглянувшись, увидела за собой чернокожего парня, который медленно, но настойчиво начал вспарывать своим членом мою дырочку. Из моей груди вырвался хриплый крик, но меня тут же грубо ткнули лицом в очередной член, и я безропотно принялась его сосать, пока мою дырку просто разрывало напополам. При этом ебущий мой рот мужчина, заметив на моих сосочках зажимы, рассмеялся и начал больно крутить ими, окончательно сводя меня с ума. Я заорала бы от боли, если бы могла — но в то же время я совершенно обезумела от похоти и сосала этот хер так глубоко и интенсивно, что почти сразу мне в горло начала выстреливать горячая сперма, и я чуть не задохнулась, кашляя и мыча. А спустя еще некоторое время черный парень кончил в мою попку, и от пульсации его огромного члена в себе я начала кончать сама, уткнувшись лицом в лобок мужчины, чей член я так и держала во рту вместе с его семенем. О-о-о, боже, это был просто взрыв ощущений и эмоций, мне казалось, что я еще никогда не испытывала подобного! И конечно, так оно и было.

Кажется, на какое-то время я даже вырубилась, потому что пришла в себя, уже лежа на спине со струйками спермы, одновременно вытекающими из моей задницы, моего рта и просачивающимися сквозь трусики. Возбуждение отступило как всегда после оргазма, и на смену ему пришло отвращение и даже ужас. Я лежал на полу с разъёбанной и, кажется, даже немного кровоточащей задницей, только что кончил себе в женские трусики. А над моим лицом дрочил еще один парень, и тут же струи его спермы начали покрывать мое лицо и грудь.

Я лишь застонал и закрыл глаза. Где-то рядом продолжала кричать и стонать Настенька, кажется, в очередной раз кончая. Внезапно я ощутил на своем лице язычок своей жены — она слизывала с меня сперму, пока ее сзади трахал в киску уже даже не знаю какой по счету парень.

— Ох, бедная моя сучка, — осматривая меня, ласково приговаривала она. — Даже не знаю, захочешь ли ты меня после этого видеть... А-а-а, ох, не останавливайся, — обратилась она к ебущему ее мужчине, а затем начала кончать на его члене, кусая мои губы и заталкивая в мой рот свой язык, перепачканный спермой.

Я полностью отдался этому поцелую. Стыд и отвращение ушли, и я снова ощущал себя наедине со своей женой и вдали от всего мира, даже несмотря на то, что в это время в нее с хриплым криком кончал другой мужчина...

— Я люблю тебя, моя сладкая, — отдышавшись, ответил я, и жена, тяжело опускаясь на пол рядом со мной, ответила тем же.

Мы наконец остались вдвоём, но ненадолго — спустя полминуты к нам на шатающихся ногах, вся в засосах и пятнах спермы, подошла и Настя. Кажется, на сегодня время оргий в этом зале было окончено. Шлепнув на прощанье по попке Настю, из зала ушли последние двое мужчин.

— Боги, ну и ночка! — устало протянула Настя. — Я больше к вам на годовщины свадьбы ездить не буду, — весело добавила она, а затем охнула, увидев мою растерзанную попку: — Какой ужас, Риточка, они тебя совсем порвали!

А затем, заметив мои насквозь мокрые от спермы трусики, уже намного веселее добавила:

— Но судя по всему, тебе все понравилось, правда, сучка?

— Я даже не знаю сейчас, что тебе ответить, — устало улыбнулся я.

Настя игриво улыбнулась и — о, да-а-а — вонзила свой волшебный язычок в мою растерзанную дырочку, нежно лаская ее и высасывая из нее сперму. Я закрыл глаза и блаженствовал, вскрикнув и дернувшись от боли, лишь когда Аля наконец-то высвободила мои сосочки от зажимов, а руки — из наручников. Ох, как же они болели. И каким же облегчением было, когда сосков коснулся ее язычок.

— Надо реанимировать эту сучку, — улыбаясь, сказала моей жене Настя, и они вместе принялись нежно вылизывать мои особенно пострадавшие места.

Затем Аля освободила меня от трусиков и принялась жадно слизывать с моего измученного члена не до конца засохшую сперму. Как ни удивительно, но он почти сразу же вновь начал наливаться кровью.

— Мой котик соскучился по жене, пока ее ебли другие? — проворковала Аля.

Я видел, как к ней снова возвращается игривое настроение, особенно когда она схватила Настю за волосы и впилась ей в губы, и они целовались, грязные и красивые...

— Какие же вы красивые, — улыбаясь, произнес я, потянувшись к ним руками.

— И ты тоже, Риточка, — весело ответила Настя, целуя меня, и теперь уже со мной обмениваясь остатками спермы с губок, а затем неожиданно схватила меня за волосы и, шлепнув по щеке, резко сменила позу и взгромоздилась на мое лицо своими растраханными дырками, из которых все еще сочилась сперма.

— Ты бессердечная самка! — рассмеялась Аля. — Дай ему хотя бы отдохнуть.

— Не ему, а ей, — отрезала Настя. — Ты как хочешь, а для меня это теперь навсегда сучка с членом, — и с этими словами она вдавила в мое лицо свою киску, и я покорно лизал ее перепачканную пизденку своим уставшим языком, пытаясь понять, есть ли у меня после всего этого шансы вернуться к нормальной жизни...

Спустя десять минут, мы, перепачканные всем, чем только можно испачкаться во время секса, кое-как дотащились до большой кровати в соседней комнате, желая лишь одного: дать своим измученным телам немного отдыха, прежде чем ими снова займется... я уже даже не знаю, кто и как. И едва коснувшись головой подушки, я вырубился.

Часть 7

Пробуждение после безумств прошедшей ночи было явно поздним и приятным — на моей груди все еще мирно посапывала любимая жена, и, если не обращать внимания на ломоту во всем теле, как после хорошей тренировки, и особенно на ощутимую боль в дырочке и вокруг сосков, это могло бы быть вполне обычное воскресное утро обычной семейной пары. Но обычно семейные пары не выбираются из постели лишь ближе к обеду оттого, что их обоих вчера хорошенько отодрали в задницы, и мужья в таких парах не просыпаются в чулочках в сеточку... Что ж, я пока не готов был ответить, как этот уикенд повлияет на нашу дальнейшую жизнь. Особенно учитывая, что он до сих пор не закончился.

Насти рядом с нами почему-то уже не было, хотя ей вчера, пожалуй, досталось больше всего. Что ж, кто его знает, где опять носило эту заводную шлюшку. Я же был рад после постоянной смены декораций и ролей наконец снова оказаться наедине с любимой женой. Вот только надолго ли? Мы все еще не принадлежали самим себе, да и не могло в этом месте быть иначе.

Однако пока я мог насладиться этим мигом и ощущением обнаженного тела жены, касающегося моего. Мой член уже был в полной боевой готовности, и сейчас вполне верилось в то, что это приключение, чем бы оно ни закончилось, ничего в нас кардинально не изменит, а наша страсть станет лишь горячее, ведь разве остались для нас после такого какие-то рамки и запреты?

— Я хочу тебя, солнце, — прошептал я и, стараясь не разбудить жену, аккуратно повернул ее сонное шикарное тело попкой к себе и уткнулся в нее своим твердым членом. Аля, тем не менее, тут же проснулась и с улыбкой прижалась ко мне всем телом.

— Доброе утро, милый, — сонно произнесла она. — Неужели ты все ещё не насытился за эти два дня?

— Тобой — нет! — ответил я, медленно входя в уже влажную киску своей жены, и услышав в ответ ее одобрительный и сладкий стон. — А вот всем остальным, пожалуй, я уже даже пресыщен... Не пора ли нам ехать домой, трахаться остаток воскресенья и быть лишь вдвоём?

Аля не спеша подавалась мне навстречу, наслаждаясь приятным пробуждением. Ее киска стала ощутимо более разработанной и уже не так тесно сжимала мой член внутри. За эти два дня ей хорошенько досталось, и несколько членов явно были габаритнее моего. Ох, это заводило меня еще больше.

— Эти выходные еще не кончились, любовь моя, — загадочно улыбаясь, ответила Аля. — И расслабляться тебе пока не стоит... Но, разумеется, мне тоже хочется поскорее владеть тобой безраздельно, а не все время с кем-то делить... М-м-м, не останавливайся, милый, — охнув, добавила она.

— Но разве не от нас зависит, когда приключения кончатся? — спросил я, не переставая нежно и неспешно любить свою жену, лаская руками все ее прекрасное тело, особенно часто задерживаясь на груди и сосочках.

На груди и бедрах Али виднелись синяки и засосы — в течении прошедших дней ее любовники были с ней не слишком нежны.

— Не забывай, что мы все ещё в гостях, — улыбнулась мне Аля. — А Александра хотела тебя видеть сегодня еще раз... Не стоит здесь отказывать этой женщине.

— Я не хочу сейчас думать ни о каких других женщинах, — произнёс я, сжимая руками грудь жены и входя в нее как можно глубже.

Аля охнула и вцепилась руками в подушку, а я, наращивая темп, наслаждался такой долгожданной киской своей жены, с которой что только ни делали на моих глазах в прошедшие два дня. Ох, как же меня возбуждала эта мысль и эти яркие воспоминания. Как же горяча и прекрасна была моя жена в чужих руках и на чужих членах. Да, хотя бы ради этого стоило довериться ее планам на выходные.

— И мало тебе было за эти два дня членов, сестренка?! — насмешливо произнесла Настя, совершенно бессовестно врываясь в комнату, ничуть не смущаясь и даже не подумав постучаться.

— Настя, какого черта?? — возмутился я, остановившись.

Несмотря на все пережитое нами вместе, вот именно сейчас присутствие Насти совершенно разрушало интимность и чувственность момента.

Аля была менее сдержана в выражениях:

— Блядь, Настя, я жалею что не вышвырнула тебя голой в лес вчера! — сквозь зубы прошипела она. — Ты когда-то научишься себя нормально вести и хотя бы стучаться?

— Какие мы нежные, — ничуть не смутившись, ответила Настя. — Вы продолжайте, сучки, а я посмотрю... А потом расскажу Александре, как вы тут себя ведете.

— С чего бы её вообще интересовало, что ты ей расскажешь? — спросила Аля.

— Ну, если б я ей была неинтересна, она бы меня с утра к себе на кофе не приглашала, — со странной гордостью, как будто это действительно было для нее очень важно и почетно, сообщила Настя.

— Ума не приложу, зачем ты ей нужна, но мне плевать. Будь добра, закрой дверь с той стороны и жди меня внизу, скоро поедем обратно, — злобно произнесла Аля, и с сожалением посмотрела на меня, соскальзывая с моего члена. — Придется подождать еще немножко, милый. Нам правда пора уже ехать, я совсем забыла.

— Нам всем? — уточнил я с надеждой.

Настя ухмыльнулась.

— Ну нет, сучка, тебя хозяйка пока не отпускала, — ответила мне она, а Аля кивнула мне, подтверждая, что это решение она изменить не в силах.

— И не думай, что для тебя на этом все закончится, — с загадочной ухмылкой добавила Настя. — Вернее, для вас обеих... Я за вами присмотрю.

— Да кто ты такая, малявка? — беззлобно отмахнулась от ее намеков Аля. — Мы будем ждать тебя... Надеюсь, ты скоро вернешься. Я хотела бы продолжить, — добавила она, обращаясь уже ко мне, и поцеловала меня.

О, да, ее губы делали вчера и позавчера тако-о-ое... Но они были так прекрасны и так манящи.

И девушки, быстро одевшись, оставили меня в кровати одного недоумевающим и уже в который раз в этом доме неудовлетворенным. Впрочем, одиночество продлилось недолго.

— Привет, шлюха, — услышал я в дверном проёме голос Александры. — Твои подружки-потаскухи наконец оставили тебя в полном моем распоряжении.

— Здравствуйте, Александра, — привставая, ответил я.

Признаться, я был настроен отнюдь не так жертвенно, как вчера. Мне хотелось поскорее оказаться дома с женой и, возможно, с ее дерзкой сестричкой. О, да, особенно с ней. Мне хотелось разорвать этой маленькой воображале ее похотливую вертлявую задницу и заткнуть своим членом ее не в меру болтливый ротик.

— Госпожа Александра, шлюха ты бесполезная! Не думала, что тебя так трудно будет учить, — раздраженно ответила хозяйка дома, приближаясь ко мне.

На ней, в отличии от вчерашнего вечера, почти не было одежды — лишь серебристый шелковый халатик и под ним, вероятнее всего, больше ничего. Черные волосы были собраны в пучок, и женщина выглядела бы обычной домохозяйкой, а отнюдь не строгой и властной леди, если бы не ее глаза. О, нет, такого выражения глаз не может быть у женщин, согласных быть покорными и ведомыми — такой взгляд мог быть только у настоящей госпожи.

Я не собирался, проснувшись сегодня утром рядом с женой, снова погружаться в игру Александры и отпускать ситуацию на самотек, снова становиться ее игрушкой. Я всерьез собирался попрощаться и поблагодарить за отличный вечер, а затем навсегда покинуть это место. Но эти глаза... Этот строгий и колючий взгляд и осознание того, что эта женщина знает обо мне столько скрытой правды, что ей стоит лишь захотеть — и моя жизнь будет разрушена... О, нет, я не мог позволить себе ее злить. Только не её.

— Простите, Госпожа Александра, — опустив голову, сказал я, уже поднявшись с кровати и стоя перед ней совершенно обнаженным.

Мое гладко выбритое тело и боль в измученном за вчера анусе не давали мне забыть, кто я и как должен себя вести в её присутствии.

— Ты медленно учишься, шлюха, — холодно ответила она, подходя ко мне и запуская руку мне в волосы.

Ее прикосновение обдало меня током, и заставило мой член снова наливаться кровью, что не осталось незамеченным.

— А этот членик меня раздражает. Сегодня последний раз, когда я вижу его не в поясе верности, — продолжала она, едва коснувшись члена второй рукой и тут же звонко и сильно шлепнув по нему ладонью, вызвав из моих губ негромкий короткий стон. — Мне совершенно неинтересны твои оргазмы, и твое возбуждение. Меня интересуют лишь твои глубокие жадные дырки, которые я буду драть сама или отдавать, кому и когда захочу, твой старательный язычок и твои покорные глаза глупой безвольной шлюхи, готовой служить мне остаток своей никчемной жизни.

— Простите, госпожа, но мне кажется, моя жена вряд ли будет на это согласна, — несмело подал голос я, хотя от грубых и унизительных слов Александры снова ощущал себя ее послушной девочкой, и знал, что она видит меня насквозь.

Александра расхохоталась и звонко ударила меня по щеке.

— Ты совсем охренела, шлюха ты несчастная? — все еще смеясь, спросила она. — Кого вообще интересует мнение твоей потаскухи-жены, которую, даже не сомневайся, сейчас дерет на капоте машины таксист в уплату проезда? И поверь, она подмахивает ему, течет как сука и кончает, пока за всем этим наблюдает ее сестра. О, может, она даже снимет это на камеру и даст тебе посмотреть и в последний раз подрочить на это видео, прежде чем запереть твой бесполезный членик в клеточку и отдать его мне.

Надо же, я представил эту картину вполне отчетливо. Я даже был уверен, что именно этим сейчас и занималась моя жена — в конце концов, платить им ведь действительно было нечем. И, о, черт, эти мысли заводили меня все сильнее...

— Да и зачем ей твой членик, сучка? — продолжала смеяться Александра. — Ей стоит только попросить меня — и её возьмут три самца, с прекрасными длинными и толстыми хуями, не чета твоему. Они ее так растянут, что после них она тебя даже не ощутит. О, нет, детка, ты скоро вообще не будешь ей нужен. И тебе останется только приползти ко мне на коленях, с пробкой в заднице, клеточкой на членике и с накрашенным блядским личиком и умолять найти парочку членов и для тебя. И твоя добрая госпожа сжалится над тобой, Риточка... Но сначала накажет тебя сполна за твою глупую выходку. На колени, сука! — крикнула Александра, отвесив мне еще одну пощечину.

Я, не поднимая глаз, униженно опустился на колени. Слова Александры были полны унижений и злобы, но они также были для меня каким-то противоестественным источником возбуждения. Я все еще был уверен, что это лишь слова, и ими они и останутся, и никто с Алей не решит за нас, продолжать игру или нет. Но сейчас здесь были только мы двое, и я снова с готовностью принял свою роль и был счастлив отыграть ее до конца.

— Простите, госпожа. Я понесу за свои неосторожные слова наказание — любое, которое вы пожелаете... — покорно сказал я, не поднимая глаз вверх.

— О, детка, еще как понесешь. И не одно, — расплываясь в улыбке, ответила Александра. — Сегодня у меня на тебя слишком мало времени, чтоб показать тебе всю глубину твоей ничтожности и твоего падения, но не сомневайся, мне потребуется каких-то пару недель, чтоб полностью раздавить остатки твоего мужского «я». Думаю, после этого ты вряд ли будешь интересен своей вечно голодной до членов жёнушке... Но мы с Димой найдем тебе достойное применение. А пока открой свой блядский рот!

Я покорно выполнил ее приказ. Александра смачно плюнула в мой открытый рот и снова ударила меня по щеке, а затем с силой вдавила меня лицом в свою киску, слегка приподняв халатик.

— Кстати, утром у меня был секс, и в душ я решила не ходить — ведь у меня есть твой язычок, — весело произнесла она.

И действительно, от ее киски пахло спермой и ее собственными выделениями. Я с упоением вдохнул в себя этот аромат, а затем принялся старательно и прилежно лизать ее киску, быстро добравшись языком до спермы внутри нее и с готовностью вылизывая и всасывая в себя этот нектар. Ее киска была прекрасна, и я вмиг забыл о том, как мечтал поскорее оказаться далеко отсюда и больше не видеть эту опасную женщину.

— Хорошая сучка, — пошлепав меня по попке, протянула Александра, и я лишь радостно выгнул спинку, виляя задом и демонстрируя свою полную покорность, не прекращая вылизывать госпожу.

Та рассмеялась, приговаривая, какая я голодная шлюха и что моему растраханному очку все мало, но увы, сегодня членов у нее для меня нет.

Я продолжал ублажать киску госпожи, дразнящими движениями кончика языка лаская ее клитор или же забираясь всем язычком глубоко в ее сочащуюся спермой щёлку, и ее стоны были мне наградой. От одного этого, от радости прислуживать ей и доставлять удовольствия, да ещё от дурманящего запаха ее возбуждённой киски мой член стоял как каменный и истекал соками, но я не смел к нему прикасаться. Это правило я хорошо усвоил.

— Да-а-а, сучка, твой язычок очень хорош!.. Хоть какой-то от тебя толк... А-а-а, — стонала и извивалась моя госпожа, и я лишь старался все быстрее и настойчивее вылизывать её, приближая оргазм.

Мой язычок устал, и шея уже затекла, но я был вознагражден за свои старания — крепко сжав мою голову сильными ножками, Александра и сама вся сжалась, а затем громко, прерывисто застонала, почти закричала:

— А-а-а, да-а-а, какая же ты славная умелая сучка!.. Да-а-а... — и с этими словами Александра начала кончать.

Мой язык оставался в ней, и я почувствовал, как сжались мышцы ее влагалища, а затем на мое лицо прямо-таки хлынули соки Александры, которые я с упоением глотал и слизывал с ее больших половых губ. М-м-м, как же приятно было доставить удовольствие этой женщине.

— Это еще не конец, шлюха, — отдышавшись, сказала она, и схватила меня за волосы, прижав к своей киске, а затем начала мочиться прямо мне в рот.

От неожиданности я поперхнулся и выплюнул первую порцию ее золотого дождика, но затем больше не допускал такой дерзости и, прижмуриваясь от резкого вкуса мочи, все же глотал каждую ее капельку, стараясь ублажить госпожу и в этом. И мой член предательски наливался кровью все больше, несмотря на всю унизительность происходящего.

— Нравится, грязная сучка? — улыбаясь, спросила Александра.

— Да, госпожа, — признался я, и это было чистой правдой.

Разумеется, в самом по себе вкусе мочи ничего особенно уж приятного не было, но вот эта униженность и покорность, понимания своего места, и властная улыбка госпожи — о, да, ради этого стоило вытерпеть многое!

— До чего же опущенная девка, — продолжала улыбаться Александра. — Какой нормальной девушке такое понравится? А моей опущенной членодевке нравится. Вот для этого такие, как ты, и нужны. В следующий раз мы с Дмитрием будем мочиться на тебя одновременно — уверена, ты бы обкончалась, представляя это, если б я тебе позволила. М-м-м... Но сейчас тебя пора отвезти обратно к твоим шлюхам-подружкам. Приведи себя в порядок, и спускайся.

Я покорно побрел в ванную. В голове все смешалось — какая-то часть меня хотела остаться с Александрой навсегда, и эта мысль меня пугала. Она была чертовски неправильной для человека, которым я был два дня назад, ценившего семью и уверенность в завтрашнем дне.

— И не вздумай играться со своим члеником, — весело добавила Александра, уходя.

Спустя пять минут я уже спускался на улицу, проходя сквозь хорошо запомнившийся моим дыркам большой зал. Из одежды я нашел лишь черное платьице, в котором и приехал сюда. И сейчас в нем и чулках-сеточках рассекал зал, стараясь пройти его как можно скорее, потому что макияж с моего лица по большей части стерся, и это было именно мое лицо, а не лицо Риточки. Не то чтобы я рассчитывал встретить здесь кого-то из знакомых, но было немного не по себе.

К счастью, зал был почти пустым, не считая уже знакомой девушки-бармена, которая с интересом оглядывала меня. Ну да, она видела, что со мной вчера здесь творили. Оставалось лишь надеяться, что в тусклом освещении она не рассмотрела сейчас мое лицо. Хотя что за чушь? Какая мне вообще разница? Вряд ли мы еще хоть раз с ней увидимся, да мы и сейчас даже имен друг друга не знаем.

У выхода из отеля меня уже ждала машина. В ее окне, как ни странно, я увидел саму Александру — не ожидал, что ее сучке выпадет такая честь.

— Готова прокатиться, малышка? — задорно спросила меня она. — Только учти, за проезд у нас принято платить ротиком. Ну ты это уже знаешь.

— Конечно, госпожа, — улыбнулся я и с готовностью сел рядом с ней на переднее сидение.

Надо же, я действительно и сам был рад снова услужить госпоже. И хотел снова заслужить комплименты своему язычку.

— Какая хорошая девочка, — улыбнулась мне в ответ Александра и без лишних прелюдий подняла подол платья и раздвинула свои стройные ножки.

Трусиков на ней, как и утром, не было. Я с готовностью нырнул между этих ног и зарылся языком в ее киску. От нее еще немного пахло мочой — кажется, Александра не утруждала себя походом в душ, — но меня этот запах уже точно не мог остановить. Я старательно вылизывал ее, посасывал клитор и время от времени спускался языком к колечку ануса, что вызывало у Александры особенно сладкие стоны.

— Неохота отдавать такую хорошую девку обратно твоим шлюхам-подружкам, — томно произнесла Александра. — Они не будут так ценить твой язычок, им все охота член в себя засунуть... М-м-м, да, вот здесь, детка...

Я принялся неспешно водить язычком по кругу вокруг клитора, и Александра стала стонать еще громче. Осмелев, я даже засунул в ее киску два пальчика и пробрался ими к верхней стенке влагалища, ища пресловутую точку G и продолжая ласкать ее возбужденный бугорок. Александра вцепилась мне в волосы и начала двигаться киской навстречу моему рту, практически трахая его. А затем непривычно высоким для себя голосом коротко вскрикнула и, прижав мое лицо вплотную к киске, начала кончать, хрипло постанывая и лаская сквозь платье свои соски.

— Ты прирожденная пиздолизка, деточка, — отдышавшись и похлопав меня по щеке, подытожила Александра, и я лишь с гордостью покраснел и пробормотал: «спасибо, госпожа».

Довольная и раскрасневшаяся Александра завела машину, и мы плавно тронулись и поехали. В дороге Александра была молчалива и сосредоточена, лишь иногда бросая на меня загадочные оценивающие взгляды.

— Знаешь, я действительно хотела бы оставить тебя для себя, малышка, — задумчиво протянула Александра. — Поверь, никто кроме меня, не позволит тебе по-настоящему прочувствовать, кто ты есть на самом деле. Подумай, прежде чем отвергнуть мое предложение, хорошо?

— Я подумаю, госпожа — ответил я из вежливости.

Но сейчас мне, как никогда, хотелось оказаться вдвоем с любимой женой и забыть это все. И когда мы наконец приехали, я поцеловал Александре руку и поблагодарил за выходные. Но я не собирался видеться с ней больше никогда.

Остаток вечера мы провели, наконец, вдвоем с женой — Настя уехала раньше. Мы, не сговариваясь, не сказали друг другу ни слова о прошедших выходных, обсуждая более будничные темы. Перед сном мы нежно, чувственно и неспешно любили друг друга, как будто с нами за эти два дня и не происходило сколько всего, и я был уверен, что принял совершенно правильное решение. В конце концов, эти выходные были лишь свадебным подарком жены мне — что ж, я был им вполне доволен.


* * *


После бурных перипетий минувших выходных идти на работу как ни в чем ни бывало было как-то даже странно. Меня не покидала мысль о том, что в словах Али была доля правды, и одним из мужчин в масках, трахавших нас с женой как двух блядей, действительно мог быть кто-то из моих коллег. Впрочем, я гнал от себя эту мысль, убеждая себя, что не может же моя жена совершать настолько необдуманные и опасные для нашего будущего поступки.

В офисе все было как всегда: коллеги медленно просыпались, с унылым видом потягивая кофе и такими же унылыми голосами обсуждая свои унылые выходные. Что ж, вряд ли у кого-то они могли быть интереснее, чем у меня. Улыбнувшись этой мысли, я пошел к себе в кабинет.

Почти сразу зазвонил телефон и офис-менеджер, пожелав мне доброго утра, сообщила, что на собеседование на место моей секретарши, ушедшей в пятницу в декретный отпуск, уже пришла первая претендентка. Я пригласил ее к себе и, пытаясь настроиться на рабочий лад (что было непросто, учитывая, что сидеть в кресле после этих выходных мне было еще немного больно), ждал ее прихода, когда на телефоне выскочило сообщение от жены: «Я в полном шоке! Нам представили нового зама... Представь себе, это тот самый Дмитрий — мужчина Александры! Как я буду здесь дальше работать?!»

Я еще переваривал полученную информацию, когда в кабинет вошла претендентка — и ей оказалась та самая блондинка-барменша из отеля Александры! А на экране телефона высветилось другое сообщение — уже от Насти: «Привет, сучка. Ты уже познакомилась со своей новой секретаршей? Хотя, думаю, в твоем случае еще неизвестно, кто кому будет секретаршей... Ах, да, твоя женушка сегодня... хм... задержится на работе, она нужна новому заму. Так что приезжай вечером ко мне... Александра кое-что для тебя передала».

Мое сердце ушло в пятки. Я мгновенно осознал, что игра не окончена — она только начинается по-настоящему...

опубликовано 7 июля
150
Для написания комментария к этому рассказу вам необходимо авторизоваться