мж
м
Good sissy slut Бывшая

Чтоб не вдаваться в длинные предыстории — была у меня однажды девушка, еще на первых курсах универа. Звали её Мариной, была она чуть старше меня, и отношения были какие-то нездоровые, хоть и достаточно длительные — особой теплоты между нами не было, скандалы, постоянная ревность, и так далее, и тому подобное. В конце концов мы, разумеется, разбежались, и единственным, о чем стоило жалеть, был секс. Вернее даже не так — секс тоже был в основном не ахти, под настроение и часто оставлял после себя какую-то пустоту и неудовлетворенность у нас обоих — однако были исключения.

Именно Марина, так уж вышло, первой раскрыла во мне дремлющую склонность к женскому доминированию в разнообразных его проявлениях, и иногда, пребывая в каком-то особенном расположения духа, давала мне прочувствовать ее власть надо мной сполна. Это проявлялось как в физическом, так и в психологическом насилии — у нее были плети и ремни, и в ее руках они были серьезными орудиями, но куда более жестоко она могла ранить словами, унижениями и грубостями вперемешку со сладкой, мучительно медленной дрочкой и презрением во взгляде.

Сложно сказать, нравилось ли мне это все, но какой-то отпечаток, безусловно, на моих сексуальных предпочтениях оставило. Но, повторюсь, мы расстались, и расстались довольно нехорошо — и на момент этой истории с того дня прошло уже несколько месяцев, в течении которых мы не общались ни разу.

И потому я был чертовски удивлён, получив от нее сообщение, в котором не было ни слова текста — только игривый смайлик и крайне пикантное фото. И через две минуты сразу же вдогонку ещё одно: «Ой, это не тебе! Удали и забудь!»

Откровенно говоря, я сомневался, что она действительно ошиблась номером. Разумеется, куда больше это было похоже на банальную и скучную девичью месть бывшему — в конце концов, сложно было представить, чтоб такое фото девушка присылала своему парню или же знакомясь с новым. Поэтому у меня не было никакого намерения ей отвечать и вестись на дешёвые провокации.

Но Марину это ничуть не останавливало и спустя ещё две минуты она прислала следующее сообщение: «Хотя думаю тебе приятно это видеть, неудачник. Приятно видеть губы твоей бывшей, которые ты целовал сотни раз, залитые спермой другого мужчины? И заметь, я никогда не позволяла тебе подобного. Так что можешь пока помечтать и подрочить свой заурядный членик, представляя как мои губы обхватывали огромный горячий член, как мой мужчина трахал меня в глотку и как заливал всё моё лицо... Ты же любил такие фантазии, правда, шлюха?»

На это я тоже не собирался отвечать. Но, разумеется, Марина имела основания так говорить — я действительно получал отличные оргазмы, когда она медленно истязала рукой мой член, постоянно прерываясь в шаге от извержения, и рассказывала при этом, не прекращая, истории о том, как она отсасывает другим мужчинам, как ее дерут два или три члена сразу, и притом в таких подробностях... Я никогда не был уверен до конца, что эти истории не были чистой правдой, и это возбуждало ещё больше.

И ещё одно сообщение: «Мог бы и ответить, лузер. А хотя ты не можешь, у тебя же сейчас ручки заняты. Ну, получи тогда ещё один подарок от меня, только не обкончай экран, глупенький малыш».

Не узнать её киску и задницу было невозможно — я видел их перед своим лицом, вылизывая их, куда чаще, чем трахал.

И наконец, ещё одно сообщение, с небольшой паузой: «Надеюсь, ты надрочился вдоволь и наконец ответишь своей бывшей госпоже, ничтожество. Я ведь пишу тебе не просто так, и из уважения к нашему прошлому мог бы и ответить и поинтересоваться, чего я хочу».

Не знаю, почему, но в этот раз я таки ответил. «И чего ты хочешь, стерва отбитая?»

Ответ не заставил себя ждать: «Ах-хах, значит таки дрочил всё это время! Надеюсь, ты не испачкал ничего, кроме своих трусишек, и тебе не придется тратить время на уборку, потому что я хочу, чтоб ты поднимал свою задницу и прямо сейчас ехал ко мне. Последняя фотка, которую я скинула тебе, сделана минуту назад, и тебе надо поторопиться, чтоб сперма не успела высохнуть и ты вылизал её всю из моих растраханных дырок. И не пизди, что тебе этого не хочется. Я знаю, что ты сейчас сидишь в мокрых трусишках и представляешь, как я снова заброшу ноги тебе на плечи, сожму твои волосы и не отпущу, пока не кончу от твоего языка».

Я отложил телефон. Марина не менялась никогда, всегда общалась со всеми, как с ничтожествами, и знала только «я хочу». Никакого желания видеть её ещё хоть раз я не испытывал. Но...

Конечно, очень странно и сложно поверить в это, но меня действительно заводили не на шутку её слова, а ещё больше — вид её залитых спермой дырок... И я знал её и не сомневался, что она не шутит и действительно сейчас лежит именно в таком виде.

Рука сама потянулась к телефону.

«Марина, ты пьяна? Ты же должна понимать, что никто никуда не поедет, и тебе хорошо бы окончательно исчезнуть из моей жизни».

В ответ я увидел это: «Я и не собираюсь задерживаться в твоей никчемной жизни дольше, чем на этот вечер. Но мы оба с тобой знаем, чего ты сейчас хочешь на самом деле. Сочти это моей добротой и прощальным подарком за старания твоего язычка — спору нет, он был хорош и я по нему скучаю. П. С. Мой адрес не изменился».

Я снова отложил телефон. Конечно, она была пьяна, это даже не вызывало сомнений. Но...

Спустя полчаса я, так и не ответив на её сообщение, уже выходил из такси рядом с её подъездом. По пути я влил в себя почти полбутылки Джемисона и, разумеется, соображал намного хуже, чем когда выбегал из дому в том же, в чем был, и только обувшись.

Я даже не буду пытаться объяснить мотивы своего поступка — Марина обладала каким-то непостижимым магнетизмом и умела сводить с ума, по крайней мере таких неопытных мальчишек, как я тогда.

Звонок в дверь, ещё один.

Марина открывает и с презрительной улыбкой смотрит на меня. На ней короткий шелковый халат в цветочек, и по очертаниям ее тела под ним ясно, что больше ничего.

— Мой щеночек спешил, как похвально. Однако ты всё равно опоздал — я уже сходила в душ, и ты останешься без лакомства. Как жаль, — смеясь, сказала она.

— Я ненавижу тебя, бессердечная сука, — ответил я.

— И именно поэтому примчался ко мне по первому зову в полвторого ночи? О, да, поступок настоящего мужчины! — сквозь смех протянула Марина. — Но ты меня порадовал и без награды не останешься, — добавила она. — Дуй в душ и через пять минут я жду тебя в гостиной. А через два часа мы исчезаем из жизни друг друга, но ты, грязная сучка, будешь дрочить на воспоминания об этих двух часах всю оставшуюся жизнь.

Я, пребывая в странном состоянии молчаливой покорности, разулся и поплелся в душ.

— И не забудь хорошо вымыть попку, она сегодня мне пригодится! — весело бросила мне вслед Марина.

Через пять минут я стоял у двери в гостиную, и все еще не понимал, что я вообще здесь делаю.

— Если ты вдруг собрался уйти, то дверь закрыта и ключ у меня, — донёсся из комнаты голос Марины. — Но ты ведь послушный щеночек и не расстроишь свою мамочку?

— Мне действительно лучше уйти... — неуверенно сказал я.

— Что ты там мямлишь? Снимай свои шмотки и оставляй их в коридоре, быстрее потом уползешь отсюда. Заходи голый, заткнись и внимательно меня слушай! — скомандовала Марина.

Я, не в силах спорить (особенно учитывая, что мой член с первой секунды пребывания здесь был налит кровью сильнее, чем когда-либо прежде), разделся и робко открыл дверь.

Марина лежала на диване абсолютно голая и пила шампанское прямо из бутылки.

— Ты сегодня меня прямо радуешь, аж жаль, что у нас так мало времени, — улыбнулась она. — Ползи к госпоже и прощайся с ее киской как следует, а я пока расскажу тебе, как мы проведём остаток ночи.

Ползти я не стал, но подошел к Марине и послушно, хоть и немного нерешительно, опустился на колени и поцеловал её лобок... Взглянул в ее глаза и опустился ниже, к свежей и такой знакомой киске...

Я ненавидел эту женщину, но я всё ещё хотел её. Хотел её именно за её сволочную и властную натуру, и, презирая себя, вылизывал ее киску и хотел продолжать ещё и ещё, хоть и знал, что когда окажусь дома, напьюсь до беспамятства и постараюсь навсегда всё стереть из памяти...

— Да-а, какой же у тебя славный ротик, — простонала Марина. — Ложись на кровать, а я сяду на твоё лицо и выебу этот ротик как следует...

Я снова молча повиновался... Чего уж там, я обожал именно эту позу при оральном сексе, особенно когда руки Марины при этом блуждали по моему телу, а она все рассказывала в деталях и со вкусом, как ее ебли другие члены и как бы ей хотелось, чтоб я все это видел своими глазами... И иногда — как бы было хорошо, чтоб и меня, ее послушную безвольную суку, отодрали вместе со мной. Последнее заводило меня особенно сильно, хотя я никогда не признавался в этом Марине, отнекиваясь и возмущаясь, когда она заводила подобные разговоры. Но я был уверен, что она знала правду.

Марина села мне на лицо, вдавив мою голову в кровать, и начала медленно ерзать на нём, а я послушно выставил язычок и вылизывал ее уже намокшую киску... И ждал, да, действительно ждал начала очередной похотливой истории и медленных мучений, как я в глубине души всегда любил...

— Хороший мальчик, — довольно протянула Марина. — Я знаю, зачем ты пришел... И ты тоже это знаешь. Ты хотел быть униженным еще раз, сильнее, чем когда-либо прежде. А я, твоя добрая бывшая, тебе это позволю. Через два часа я сажусь в такси, лечу в аэропорт и никогда больше не увижу ни тебя, ни эту чертову страну, так что можешь меня поздравить. Но прежде чем я улечу, я хочу попрощаться с тобой, и с еще одним человеком. Не знаю, догадывался ты об этом или нет, но почти с первого дня наших отношений я не была тебе верна, у меня было немало мужчин, и ты слушал все эти истории, пока лизал мою пизденку, и тебе они нравились... Но был один особенный, которого я любила всегда... Вернее, я обожала его огромный, вкусный и умелый член... О, да-а-а...

Я, как всегда, не мог знать, говорит она правду или это очередная ее фантазия... И честно говоря, у меня было немало причин ей верить. Но сейчас меня это не волновало. Я, как бывало и прежде, просто хотел быть беззащитным и беспомощным в ее руках и успеть пережить эти сладкие унижения снова, прежде чем опять начну нормально соображать. И потому я просто слушал ее, мой член стоял и с него скапывала смазка, а мой язык, не зная усталости, порхал по ее киске и клитору.

— Какая же ты все-таки жалкая шлюха! — рассмеявшись, продолжила Марина, проведя рукой по моему мокрому члену. — Течёшь, как баба, стоит мне только произнести слово «член»! Что ж, как я уже и говорила, я хочу попрощаться с двумя людьми: с тобой, и твоим,.. а-а-ах,.. действительно замечательным язычком... И с ним, а вернее, с его членом. Он уже подъезжает к нам, так что вы оба получите свои подарки... Ты получишь исполнение своих мечт, а он — наши с тобой жаждущие хорошего члена дырки.

— Наши? — поперхнувшись, спросил я. — Марина, черт, я не собираюсь, я не...

— Заткни пасть, придурок! — от души вмазав мне по щеке, рявкнула Марина. — Ты ехал сюда, чтоб высосать из меня всю его сперму, а теперь будешь мне рассказывать, что ты натурал? Ты кончал и стонал, слушая мои фантазии о том, как нас трахнут вдвоем, и подмахивал мне попкой, когда я описывала тебе, как ее будут драть! А теперь ты будешь мне что-то здесь мычать?

— Но это же были просто слова... Просто фантазии, — отвечал я, и я действительно всегда утешал себя именно этим...

Что да, мне нравится слушать то, что говорит Марина, просто потому, что я возбуждён, и потому что у нее определенно есть талант к подобным историям...

Марина расхохоталась:

— Просто фантазии?! Ни одному нормальному мужику такие фантазии не были бы приятны, и ты прекрасно это знаешь. Ты никогда никому об этом не скажешь, но тебе повезло — сегодня я тебя не спрашиваю, и будь чуточку благодарнее за то, что твоя грязная фантазия сегодня станет явью. Я рассказывала ему о тебе все, просто знай, и мы смеялись вместе, когда я отправляла тебе смски о том, что сегодня не смогу встретиться, пока он трахал меня в задницу или спускал мне на сиськи, которые ты потом на следующий день целовал и вылизывал. И я обещала ему, что однажды он трахнет и тебя... Но ты, видишь ли, решил от меня уйти. Впрочем, после сегодняшнего дня ты все равно не был бы мне нужен — я не встречаюсь с дырявыми, — снова садясь мне на лицо, продолжала она, а я лизал ее мокрую киску, не веря тому, что слышу, и чувствовал, как она приближается к оргазму.

И как все больше истекает соками мой собственный член.

— А-а-ах, да, блядь, я обожаю твой язык, моя шлюха!! — проорала Марина и вдруг обмякла на моем лице, кончая.

В дверь прозвучал звонок. Марина расплылась в улыбке и, шлепнув меня по заднице, сказала:

— А вот теперь начинается настоящее веселье. Становись раком быстро, моя послушная сука, и чтоб я не слышала от тебя ни слова.

Я к своему изумлению молча повиновался, а Марина в это время звонила своему любовнику. стоящему за дверью, и просила подождать минутку, потому что его ждет сюрприз. Затем открыла замок, но попросила его пока не входить, вернулась ко мне и встала со мной рядом.

— Теперь заходи, любимый, — нараспев произнесла она.

В этот момент взгляду вошедшего мужчины предстала такая картина:

— Ого, — только и сказал он.

— Знакомься, это моя сучка... Можешь называть её именно так, она любит это имя, — весело произнесла Марина. — Она немножко стесняется и не будет с тобой разговаривать, поэтому просто отъеби ее. Но сперва меня. Я так скучала по твоему члену, мой хороший.

Всё это время Марина смотрела мне прямо в глаза, приложив палец ко рту и улыбаясь. И я понимал, сгорая от стыда, что она делает все именно так, как я и хочу.

— Я тоже скучал по тебе, моя кошка, — ответил мужчина и без лишних разговоров вошел в Марину, на что она сразу застонала и выгнула спину.

При этом одной рукой он схватил ее за волосы, а второй сильно шлепнул меня по заднице. И я, сам от себя такого не ожидая, тоже застонал и выгнул спину, на что Марина отреагировала заливистым смехом.

— Видишь, какая она голодная сука, — сказала она любовнику. — Её никогда ещё не трахал в жопу никто, кроме меня, и я хочу подарить эту дырку именно тебе. А ты, сучка, хочешь чтоб он тебя отодрал? — спросила Марина уже меня.

Я не мог ответить, но смотрел ей прямо в глаза с испугом... И сам не заметил, как кивнул.

— Говори вслух, глупая манда! — крикнула она, дав мне пощечину.

— Да... — тихо простонал я.

— Что, блядь, да?! Ты забыла, как правильно отвечать госпоже? — со злостью ответила Марина и схватила меня рукой за волосы. — Говори, сука, чего именно ты хочешь?

— Простите, госпожа... Я хочу, — неуверенно начал я, — чтобы он меня отодрал.

— Так лучше, сука, — с улыбкой молвила Марина, поцеловала меня в щеку, и обратилась к любовнику: — Ты слышал, любимый? Ты выебешь эту почти девственную задницу? Я очень хочу на это посмотреть, я давно ждала.

— Я буду рад это сделать, — ответил мужчина. — Но я боюсь, что разорву эту задницу. Не похоже, чтоб она была готова к хорошему траху.

— Ты недооцениваешь эту суку, — смеясь и шлепая меня по попке, сказала Марина. — Я драла ее страпоном не раз, хотя, наверное, теперь ее попка отвыкла от хороших размеров.

— Давай ты пока подготовишь эту чудную задницу, а я хочу посмотреть, как твоя сучка сосёт, — предложил любовник Марины.

Та улыбнулась мне и шепнула на ушко: «Ну вот и ещё одна твоя мечта сбудется, грязная соска». Я с мольбой посмотрел на Марину и шепнул в ответ, что я не хочу этого, но она лишь хихикнула и сказала своему любовнику:

— Эта сука плохо умеет сосать, тебе не понравится. Но я постараюсь ее научить прямо сейчас... Быстро на колени, тварь!

Я послушно встал на колени, а Марина расположилась рядом со мной, и начала нежно облизывать и посасывать член своего любовника в нескольких сантиметрах от меня... Я, разумеется, никогда прежде не видел такой картины вживую, но сколько же было фантазий подобного рода...

— Смотри внимательно, сука, как надо сосать, и запоминай, — сказала Марина и продолжила колдовать над членом своего мужчины, заглатывая его все глубже, и время от времени начиная лизать яички... Он стонал и хвалил ее ротик, а я сгорал от стыда, стоя на коленях рядом с ними, не в силах оторваться от того, как мою бывшую девушку дерет в рот другой мужчина, а я в это время стою и жду своей очереди... и теку как сука. Но, черт возьми, какое же это было восхитительное зрелище: ее ротик, такой красивый и умелый, обхватывающий его член... И да, член действительно был хорош...

Я сам не заметил, как начал приближаться еще ближе, вызвав одобрительный смешок любовника Марины.

— Смотри, твоя сучка сама просится, поделишься с ней?

— Как с такой похотливой соской не поделиться, — смеясь, ответила Марина и схватила меня за волосы, приблизив прямо к члену. — Ну, думаю ты готова. Открывай рот и повторяй за госпожой. Я буду помогать. Давай, порадуй меня. Смотри какой он красивый.

Я никогда не смогу себе ответить на вопрос, как это произошло. Но я безропотно принял из ее прекрасных рук этот член, член мужчины, который трахал мою девушку много раз, и наверняка доставлял ей десятки, сотни оргазмов. Его солоноватый вкус и приятная влажность, а особенно ощущение, как он сразу же набирается силы, как только мои губы смыкаются на головке... Как он набухает прямо у меня во рту... Я хотел бы это забыть, но, черт побери, это незабываемо.

— Смелее, смелее, моя хорошая, — подбадривала меня Марина — Вот так, бери его глубже...

И я сделал это: я позволил этому члену проникнуть в мой рот и глубже, к горлу. Я задыхался и кашлял, но никого это не интересовало. Мужчина брал мой рот, как берут рты дешевых шлюх в подворотне, а Марина в это время проникала пальцами в мою попку, разогревая ее. А я подавался попкой навстречу ее пальцам и стонал. И пальцев становилось больше: три, потом четыре... Попка зудела и болела, но я уже утратил всяческий контроль. Я просто насаживался своей задницей на ее пальцы, а ртом на член ее любовника, стонал и вилял попкой, а они смеялись, называя меня шлюхой, хуесоской и пидором, и шлепали меня по щекам и заднице...

— Думаю, эта сука готова к твоему члену, — произнесла Марина, вытаскивая пальцы из моего ануса, и ее мужчина, шлепнув меня напоследок по щеке, вытащил свой член из моего рта и подошел к Марине, пристраиваясь к моей попке.

— Тебе понравилось отсасывать настоящий член, моя грязная хуесоска? — спросила меня Марина, сжимая руками мои ягодицы и разводя из в стороны, открывая подготовленную дырочку своему любовнику.

— Да, госпожа... — бездумно простонал я...

Марина рассмеялась:

— Ни секунды в этом не сомневалась, мой щеночек. Думаю, принимать в задницу настоящий большой член тебе понравится ещё больше.

И под эти слова он вошел. Медленно, растягивая мой анус головкой, проходя в него милиметр за милиметром, пока Марина держала мои ягодицы и впивалась в них ногтями, добавляя мне еще больше боли. Я стонал и вскрикивал, а она снова смеялась и говорила, что так ведут себя только девчонки, но она всегда знала, что я и есть девчонка. И сейчас, когда мои губы были мокрыми от смазки с члена ее любовника и моих собственных слюней, а мою попку лишал девственности все тот же член, спорить с ней было бы глупо. А он входил все глубже, медленно, но неумолимо... Мой анус распирало от боли, но через некоторое время я почувствовал что-то еще... Что-то сладкое. И стонал уже не от боли, о, нет...

— Да-а-а, любимый, еби эту анальную блядь! — кричала Марина, ублажая себя руками, глядя на нас, и снова, кажется, кончая. А затем она пристроилась внизу и стала вылизывать яйца и член своего любовника, пока он, ускоряясь, трахал мою задницу.

— Не-е-ет, детка, я хочу кончить в тебя, — взревел он и резко вышел из меня, напоследок войдя на всю глубину и задержавшись во мне, из-за чего я вскрикнул особенно громко. Марина улыбнулась и спросила его:

— Но всё же, тебе понравилась её попка?

— О, да, — с улыбкой ответил он, презрительно глядя на меня, приходящего в себя с растраханной дыркой и тяжело дышащего. — Твоя шлюха действительно хороша. Оставишь мне ее номерочек? Возможно, я буду навещать её, чтоб она не скучала, когда ты нас оставишь.

Марина рассмеялась и сказала:

— Конечно же, любимый, я расскажу тебе всё, что знаю об этой суке, чтоб ты смог найти её. Хотя, возможно, она сама приползет к тебе на следующий же день, её теперь палкой не отгонишь от твоего члена... Правда, блядь паршивая? — спросила она меня.

Я лишь промычал что-то, все еще не в силах придти в себя.

— Можешь не отвечать, с тобой и так всё ясно. Не представляю, как я могла позволять тебе что-то еще, кроме куни... Ничтожество заднеприводное! — добавила Марина, и плюнула в мою еще приоткрыую после траха анальную дырочку. — Ты нам больше не нужен. Ползи в ванную, затем забирай свои шмотки и вали нахер отсюда. Дома можешь хоть обдрочиться, вспоминая эту ночь.

Я, не поднимая глаз, молча слез с кровати и, как в тумане, вышел из комнаты. Дверь за мной сразу же защелкнулась, и я успел услышать, как стонет Марина — видимо, любовник таки взялся за её дырочки.

Спустя пять минут я уже был внизу и ждал такси, надеясь, что я достаточно тщательно отмыл свой рот и по мне не видно, чем я здесь занимался. Задница болела, ноги подкашивались, а в голове все полностью перемешалось.

Уже сидя в такси, я получил последнее в своей жизни сообщение от Марины: «Вот подарочек для тебя от меня и Игоря. Прости, я снова не дала тебе попробовать на вкус его сперму. Потому что не все сразу, моя маленькая хуесоска и давалка. Но он останется здесь, и ты всегда можешь добыть его сперму прямо из его великолепного члена. Я оставила ему твой номер, адрес и рассказала, где ты работаешь... Так что скоро твоя попка будет выглядеть так же. Целую, моя шлюшка. Ты будешь благодарить меня за эту ночь ещё очень долго».

Я жадно впился глазами в экран... Мне хотелось прильнуть языком к этой киске, но я знал, что этого больше никогда не произойдет. И знал, что через десять минут я захочу выбросить все это из памяти навсегда, и, скорее всего, смогу.

Но кто знает.

опубликовано 5 июля
148
Для написания комментария к этому рассказу вам необходимо авторизоваться