ж
м
Reggu_Su Зачёт по сопромату

— Марина Александровна, я, правда, готовился, просто... мне тяжело даётся этот сопромат.

Все одногруппники Кирилла, сдавшие зачёт, уже давно покинули кабинет. Теперь в нём остались только он — студент-второкурсник, светловолосый парень среднего роста и телосложения, и преподавательница — в меру строгая женщина тридцати восьми лет, небольшого роста, с тёмными волосами и причёской-каре. За окном уже начинало темнеть, и она с недовольным лицом откинулась назад, скрестив руки перед собой.

— Я не понимаю, Кирилл, ты, вроде бы, не пропускал ни одного моего занятия, выполнял все задания. Что не так с тобой сегодня? Или просто признайся, что не учил...

— Учил! Честно! Я всегда готовлюсь. Просто ваш предмет плохо понимаю. — Опустил голову парень.

— Всегда? — усмехнулась Марина. — А по другим предметам у тебя уже есть зачёты?

— Есть. — Кирилл тут же открыл зачётку и положил перед ней на стол.

Взглянув на неё, Марина Александровна убедилась, что тот сказал правду. После этого она посмотрела вниз, задумавшись. Парень начал нервничать в надежде, что преподавательница сжалится над ним и поставит зачёт прямо сейчас. Но не тут-то было...

— Знаешь, Кирилл, с завтрашнего дня я планирую уйти в отпуск и задерживаться здесь из-за тебя одного не хочу. Но и ставить тебе зачёт даром я тоже не собираюсь. Вижу, что нет смысла задавать тебе ещё какие-то вопросы по сопромату, но у меня есть одна идея. Конечно, она покажется тебе странной и даже безумной, но... — Марина встала со стула и подошла к двери, заперев её на ключ. Кириллу стало слегка не по себе. Что она задумала?

— Марина Александровна...

— ...Но в итоге нам обоим будет хорошо, — закончила она мысль, вернувшись и сев на свой стул обратно. — Ну что, ты готов сделать то, о чём я тебя сейчас попрошу? Или хочешь ходить с хвостом до осени?

— Эээ... Да... Кажется, готов.

Женщина улыбнулась и тут же сняла со своих ножек туфельки. Затем подняла эти ножки высоко вверх и положила на стол прямо перед лицом Кирилла. Он увидел перед собой изящные босые ступни тридцать пятого размера с педикюром цвета черешни, не длинными, но ровными пальчиками, круглыми пяточками и нежной кожей на подошвах.

— Что... Что вы хотите? — спросил студент, недоумевая.

— Я хочу, чтобы ты поласкал мне ножки. Мой муж делал мне пару раз массаж, но это не то. Если ты вылижешь мне ступни, я с радостью поставлю тебе зачёт... Только это, сам понимаешь, должно остаться между нами. Договорились?

Кирилл находился в ступоре, глядя то на преподавательницу, то на её подошвы, обалдевая от такой наглости. Да, она, конечно, строгая, принципиальная, но такого он не ожидал от неё.

— Я... не знаю... Это... странно...

— Ну же, возьми их. Может, тебе тоже понравится. Я целый день на каблуках, и мои ножки устали. Давай, не стесняйся. Только делай всё то, что я говорю, хорошо?

— Хо... Хорошо... Я... попробую...

Аккуратно взяв преподавательницу руками за щиколотки, Кирилл медленно приблизил губы к её пальчикам на правой ноге.

— Целуй их.

Марина внимательно посмотрела на студента. Тот неуверенно наклонился к её ножкам и стал медлить, собираясь с мыслями, а затем неуверенно, слегка коснулся губами пальчиков правой ноги. Поцеловал один, другой, третий... Женщина с интересом наблюдала за лицом парня: тот часто, нервно дышал, и его дыхание стало щекотать её чувствительную кожу подошвы. Преподавательница усмехнулась и чуть дёрнула ножкой так, что она сместилась в сторону от студента, и тут же удивилась: он вдруг сам потянулся за ней. «Хмм... — подумала она. — А если...»

— Кирилл.

Он поднял на неё удивлённо-недоверчивые глаза.

— Пососи мои пальчики.

И она слегка шевельнула ими.

— Пососать? — озадаченно переспросил студент, и Марина кивнула, чуть улыбаясь.

— Посмотри, какие они... Как конфеты.

Луч солнца, уходящего в закат, пробежал по яркому лаку, и Кирилл завороженно проследил за ним, а затем кивнул. Медленно наклонился к правой ножке и сначала осторожно кончиком языка коснулся подушечки большого пальчика, пробуя его на вкус. Марина слегка вздохнула от этого прикосновения, и он заметил это. Затем лизнул пальчик ещё раз уже более широким движением языка и задумчиво замер, словно прислушивался к себе.

— Соси... — повторила преподавательница, и студент, судорожно вздохнув, взял большой пальчик её правой ножки в рот и начал посасывать его где-то по середину, ощущая лёгкий вкус пота. В этот момент он подумал: «Какого чёрта я вообще делаю?» и надеялся, что преподавательница остановит его. Но нет...

— Возьми его полностью, Кирилл... Не стесняйся.

Он, словно по инерции, засосал её пальчик ещё глубже до самого конца, и она тут же начала постанывать. Студент пока ещё не осознавал до конца, что происходит, но услышал следующее:

— Соси сильнее...

Что значит «сильнее»? Но его рот словно сам знал, что нужно делать, поэтому он автоматически обхватил этот пальчик на ноге крепче, язык прижался к нему плотнее, а его голова стала двигаться всё быстрее и быстрее. И, судя по всему, он всё делал правильно, так как стоны Марины стали громче. Продлилось это несколько минут.

— Соси второй... — сквозь стон произнесла женщина, и студент тут же начал так же сильно сосать указательный пальчик, снова ощутив солоноватый вкус.

И в этот момент он почувствовал себя странно. «Если бы ко мне явился мой двойник из будущего и сказал, что мне придётся сосать пальцы ног преподавательницы за зачёт, то я бы больше поверил в то, что обкурился, просто этого не помню», — подумал он. Но то, что происходило сейчас, было реальностью. Однако, с другой стороны, слыша стоны Марины, он чувствовал, что это немного даже нравится ему. Находясь в этих раздумьях, студент успел обсосать каждый пальчик на её правой ножке, после чего она сказала: «Стоп». Кирилл тут же вынул её мизинчик изо рта и стал ожидать, что преподавательница сейчас возьмёт ручку и поставит всё-таки ему зачёт. Но не тут-то было...

— А теперь... лижи подошву.

Марине нравилась его неуверенность и растерянность, но больше всего ей нравилось то, что и как он делает: осторожно, но ощутимо. Превосходно. Она повернула правую ножку подошвой к студенту и опять увидела замешательство на его лице. «Нет, мой мальчик, так дело не пойдёт», — подумала она.

— Кирилл...

Он неуверенно посмотрел на неё, а Марина приподняла бровь и расстегнула три пуговицы на блузке.

— Я жду. Тебе же нужен зачёт?

Ей приходилось действовать жёстко, но это того стоило. Парень завороженно кивнул, перевёл взгляд на её розовую подошву с мягкой нежной кожей и неуверенно приблизил к ней своё лицо. Чуть вдохнул аромат ножки, нервно сглотнул слюну и... высунул кончик языка. Неуверенно провёл им по подъёму, ощущая мягкость и нежность кожи, задумался на пару секунд, а затем уже увереннее, более широкими движениями, начал лизать подошву преподавательницы. Она почувствовала, как ей немного щекотно, но очень приятно. «У тебя определённый талант, мальчик мой». Глубоко дыша, периодически постанывая, Марина чуть запрокинула голову назад и скомандовала:

— Сильнее! Не стесняйся.

Кирилл до сих пор оставался в недоумении, но его язык уже автоматом высунулся изо рта на максимум и тут же прижался к её пяточке. Он начал полностью вылизывать подошву, поднимаясь от этой пяточки к пальчикам и обратно. Студент услышал, как преподавательница начинает стонать громче, но этого ей было мало, так как...

— Лижи сильнее, Кирилл! Быстрее! Больше страсти! Я хочу чувствовать твой язык.

Он стал немного привыкать к процессу, но хотел уже поскорее закончить всё это. Поэтому старался обласкать эту подошву как следует: со всей силы он стал вылизывать её, большим хватом губами причмокивать плюсну, пяточку, иногда покусывая и вызывая у женщины смех вперемешку со стоном.

— Оближи между пальчиками... Сильно.

Парень тут же подчинился. Раздвинув руками её большой и указательный пальчики, он проник в промежность между ними языком и начал со всей силы вылизывать её, отчего Марина стала стонать всё громче и громче. Кирилл продвинулся дальше и стал лизать в промежностях между всеми пятью пальчиками, а Марина в это время громко стонала, уже практически крича от возбуждения. «Как бы кто не услышал», — нервничая, подумал парень, но затем вспомнил, что в это время почти никого не осталось в здании.

— Пососи пяточку... — сквозь стоны произнесла преподавательница, и студент сразу переключился на неё. В этот раз женщине уже не приходилось уточнять, что сосать он должен эту пяточку сильно. Кирилл засунул её себе в рот как можно глубже и начал сосать. Марина вновь громко застонала, а парень всё сосал и сосал, сильно, глубоко, страстно...

— Стоп, хватит! — скомандовала наконец она, и Кирилл тут же выпустил её правую пяточку изо рта, почти радостно глядя на зачётку. Но преподавательница, заметив это, лишь усмехнулась.

— Не-а, до конца ещё очень далеко, мой мальчик...

«Что? Вся твоя ножка уже вылизана до миллиметра. Что ещё тебе нужно?» — нервно подумал студент.

Увидев его удивлённое лицо, Марина снова улыбнулась и, слегка приподняв свою правую ступню, прижала её пальчики к его губам.

— Кирилл... Я хочу, чтобы ты проглотил мою ножку.

Она стала наблюдать за вытянувшимся лицом студента и усмехнулась: «Ма-а-альчик, ты просто попробуй». После чего начала тихонько поглаживать пальчиками правой ножки его приоткрытые губы, чувствуя прерывистое горячее дыхание, и её стало переполнять предвкушение. Женщина была уверена, что её ждёт сюрприз. Кирилл непроизвольно облизал пересохшие губы и, таким образом, задел языком указательный и средний пальчики ног преподавательницы. Словно очнувшись от ощущения их под своим языком, он глубоко вздохнул, щекотнув преподавательницу своим дыханием, и она непроизвольно дёрнула ножкой, вновь усмехаясь, после чего он с готовностью открыл рот. Марина одобрительно кивнула, вкладывая свои пальчики в него, и чуть вздрогнула от невероятного ощущения горячей влажности.

— Пососи пальчики, — велела она. — Начнём с уже знакомого...

Кирилл с готовностью начал сильно сосать её пальчики, все пять вместе, и она одобрительно стала вздыхать.

«Чудесно. Я в тебе явно не ошиблась».

Подождав некоторое время и заметив, что студент привык к своей роли, Марина тихонько стала продвигать ножку глубже ему в рот. Парень удивлённо посмотрел на женщину, но продолжил сосать уже её ножку. Язык шершаво скользнул несколько раз по подошве, а нёбо — по верху стопы. Контраст гладкого и твёрдого, шершавого и мягкого стал заводить преподавательницу, и она, снова тихонько постанывая, откинула голову назад и вдруг краем глаза поймала взгляд Кирилла. Что-то в нём нравилось Марине, и она, чуть игриво поведя бровью и глядя на студента сверху вниз, продвинула ножку ещё глубже, упираясь в край нёба. Тот сделал большие глаза и сбился с ритма, прекращая сосать, а затем чуть приоткрыл рот.

— Ну что такое? — спросила преподавательница с хитрой улыбкой. — Тебе понравится.

Она чуть шевельнула пальчиками, лаская его нёбо, задевая язычок и упругое горячее горло. Марина захотела попасть туда... немедленно! Поэтому она ещё чуть двинула ножку вперёд и, уперевшись в заднюю гладкую стенку горла, посмотрела в глаза студента:

— Глотай, Кирилл...

Тот словно находился во сне, ведь начиная ласкать ножки преподавательницы, он вовсе не ожидал, что дойдёт до... такого. И вот теперь студент, не сдавший зачёт как все остальные, сидел со ступнёй преподавательницы во рту, которая стремилась проникнуть всё глубже ему в горло, хотя Кириллу казалось, что глубже уже некуда. Однако Марина явно так не считала, поэтому она положила свою левую ножку сверху ему на затылок и толкнула его вниз. Кириллу уже стало тяжело дышать, его лицо покраснело, изо рта потекли слюни, а ножка тем временем была погружена в него уже почти до пятки. Студент чувствовал, что вот-вот начнёт кашлять, а преподавательница между тем уже кричала от возбуждения:

— Глотай, Кирилл! Прошу!.. Сделай это. Глубже. Ещё... Ещё!

Услышав эти слова, Кирилл тут же почувствовал, как Марина сильно давит ему левой ножкой на голову, и непроизвольно проглотил её правую ступню. Теперь вся эта ножка вместе с пяточкой оказалась у него во рту.

— Да!

Она стала кричать ещё громче, вся трясясь на стуле, и студент был уверен, что это — оргазм, поэтому тотчас же попытался вытащить ножку изо рта. Но не смог. Как только Кирилл начал вынимать ступню и дошёл до её свода, Марина тут же остановила его, снова придавив ему левой ножкой затылок:

— Не вынимай... Продолжай сосать, глубоко, сильно, глотай ещё. Мне так хорошо...

Левая ножка преподавательницы на затылке студента не дала ему отодвинуться и вытащить изо рта правую ступню, и он вынужден был продолжить её сосать. Сначала Кирилл делал это по инерции, но потом преподавательница заметила, как тот потихоньку привыкает к скользкой изящной ножке в своём рту. Правая ножка Марины легко скользила по его языку, чуть задевая зубы мягкой подошвой, и это дарило ей наслаждение. После небольшого оргазма, накрывшего преподавательницу совершенно без предупреждения, она почувствовала, как отголоски её возбуждения опять свиваются в тугой комок вожделения где-то внизу живота. Она начала чуть ёрзать на стуле, а Кирилл всё продолжал сосать и сосать правую ножку Марины, периодически проглатывая её и даря женщине спазматическое удовольствие. «Старательный мальчик», — улыбнулась она про себя и стала поглаживать затылок студента левой ножкой. Затем преподавательница лёгкими, массирующими движениями спустилась на его шею и провела линию под подбородком к ярёмной впадинке. Парень невольно дёрнулся, и её правая ножка почти выскользнула у него изо рта, от чего женщина неодобрительно качнула головой.

— Кирилл...

И опять скользнула ножкой до его горла.

— Глотай!

Кирилл тут же послушно глотнул, и правая ножка преподавательницы провалилась в тесное и тугое горло студента. Марина ощутила разливающееся удовольствие и вновь откинулась чуть назад, еле шевеля пальчиками в горле парня, пока тот на пределе возможностей сосал и сосал, и сосал... Её левая ножка тем временем спустилась по его горлу вниз и уткнулась в ворот рубашки, расстёгнутой на две пуговицы.

— Кирилл. Рубашку... расстегни.

А студент продолжал сосать и сосать её правую ножку, чувствуя, что, скорее всего, сейчас упадёт в обморок. Кирилл ощутил, как весь потеет, как горит его лицо... Наконец Марина медленно вынула ступню у него изо рта. После чего Кирил закашлялся, пока преподавательница, улыбаясь, рассматривала свою ножку, которая была вся в его слюнях. Когда Кирилл поднял голову, она вытерла эту ножку о его лицо, шею и оголившуюся только что грудь.

— Ну как, понравилась моя ножка? Вкусная?

— Да, — совершенно неожиданно для себя ответил Кирилл.

«Что? Зачем я это сказал? Я же это сделал только для того, чтобы получить зачёт. Или я сошёл с ума, и мне действительно это понравилось?»

Марина увидела, что студент находится в раздумьях, и словно прочла его мысли:

— Знаю, ты сомневаешься. Это видно по твоему забавному выражению лица, — хихикнула она. — Давай-ка кое-что проверим, но сначала...

Зачётка Кирилла оказалась у преподавательницы в руках, и она написала название предмета и слово «зачтено». Но подпись не поставила. Затем она положила зачётку с ручкой на стол, и студент начал догадываться, что доставил женщине недостаточно ласк.

— Посмотри на мою левую ножку.

Кирилл тут же взглянул на неё, и преподавательница приблизила подошву почти вплотную к его лицу.

— Ты к ней даже не притронулся. Давай, мой хороший, приступай. Вылижи её как следует, действуй активней и более страстно. Заставь меня разорваться от оргазма. Если ты это сделаешь, я обещаю, что сразу же поставлю подпись.

Парень молча уставился на левую ножку женщины, не зная, что сказать.

— Кирилл, я же вижу, что тебе это нравится. Прошу, сделай это, не стесняйся. Ну?

Делать было нечего. Студент прижался носом к подушечкам пальчиков и вдруг осознал, что ему нравится этот запах. Продолжая вдыхать аромат пота левой подошвы, Кирилл почувствовал небольшое движение в своих брюках. Его дружку, очевидно, это тоже понравилось, и тогда студент начал вдыхать запах ножки сильнее, прижимаясь носом плотнее к плюсне, своду, пяточке. Затем он схватил ножку Марины правой рукой за щиколотку и высунул язык.

— Подожди, — остановила его преподавательница.

Студент остановился, глядя на неё с недоумением, а Марина, оперевшись правой ножкой о его колено, переместилась на стол прямо перед ним, что вынудило парня слегка отодвинуться назад. Марина посмотрела на Кирилла сверху вниз, поглаживая правой ножкой его бедро и плавно поднимаясь на живот, который рефлекторно подтянулся от прикосновения её прохладной и влажной ножки. Тот крепче обхватил левую ножку преподавательницы, что была у него в руке, и взглянул на неё во все глаза: она сидела перед ним на столе, опираясь на руки, отведённые назад её ножки были задраны и покоились на его теле; тонкая блузка, очерчивающая грудь, была расстёгнута глубоко, и вырез плавно переходил в шею, на которой билась жилка возбуждения. Марина вновь чуть усмехнулась, поглаживая живот Кирилла и задевая пяточкой пряжку его ремня, одновременно наблюдая за резко потемневшими глазами студента. «Отлично! Мальчик мой, да ты делаешь колоссальные успехи!»

— Заставь меня стонать от оргазма, — велела преподавательница, глядя ему в глаза, и тот, моргнув, резко засунул её левую ножку себе в рот и начал жёстко и страстно сосать пальчики, пробегая по ним и между ними языком, прикусывая и зализывая укусы. Марина резко выдохнула, наслаждаясь лаской, её правая ножка скользнула по торсу Кирилла, разминая, массируя и оглаживая тело, и почувствовала, как он сам поддаётся этой ласке. Свободной рукой преподавательница дотронулась до своей шеи и провела по ней кончиками пальцев, спускаясь к глубокому декольте. Студент, посасывая её пальчики, напряжённо следил за её рукой, и в тот момент, когда пальцы Марины обрисовывали край декольте, она резко продвинула левую ножку вглубь ласкового рта Кирилла до самого свода. Её правая ножка в это время нашла левый сосок студента и начала массировать его большим пальцем. «Вот так, мой мальчик...»

Парень резко втянул воздух носом, обхватил крепче ладонью левую ножку, и когда она потянула её на себя, он резко... сам... погрузил её в горло и глотнул, проталкивая левую ножку глубоко в себя. Марина запрокинула голову и прогнулась в пояснице, подаваясь к студенту, а из её груди вырвался стон:

— Да, мой мальчик!

Она проталкивала свою ножку как можно глубже ему в горло и вытаскивала её, а он снова глотал ступню и вновь вынимал. С каждым разом Кирилл старался делать это быстрее, заставляя стонать Марину всё громче и громче. Периодически, проглотив её левую ножку, он старался как можно дольше не вынимать её из горла, несмотря на то, что делал это уже из последних сил. В те моменты, когда студент не проглатывал ступню, он сильно и быстро сосал её, одновременно с этим облизывая и покусывая подошву. Марина всё это время громко кричала от возбуждения, вся дрожала, но продолжала поглаживать левой ножкой грудь и живот Кирилла, а иногда поднималась выше и поглаживала его волосы. Теперь весь процесс студенту был по-настоящему приятен. Несмотря на то, что юноша с большим трудом сосал и глотал ножку преподавательницы, что дышал еле-еле и почти задыхался, он чувствовал, что всё это ему на самом деле нравится. Судя по всему, он прошёл проверку. Вдохновлённый этими мыслями, Кирилл снова ускорился, продолжая сосать ножку Марины быстрее и сильнее, пока, наконец, не услышал:

— Да!

Левая ступня медленно выскользнула у него изо рта, и она, улыбаясь, вытерла её о грудь и живот студента.

— Умничка. Ты справился, — произнесла преподавательница и взяла со стола зачётку с ручкой, поставив напротив оценки свою подпись. Затем протянула её Кириллу. — Ну как, тебе понравилось?

— Да, Марина Александровна, — уже с полной уверенностью ответил парень и убрал зачётку в задний карман джинсов. — Спасибо вам.

— Тебе спасибо, мой хороший. Сегодня я испытала невероятный кайф... Благодаря тебе. Но... у меня есть к тебе ещё одна просьба.

— Какая?

— Я знаю, что мы договорились, и ты мне ничего не должен, поэтому можешь просто уйти, но... Если тебе действительно понравилось ласкать ротиком мои ножки, можешь ещё кое-что сделать для них? Это всего лишь просьба, не обязательство.

Кирилл молча задумался, глядя в глаза преподавательницы, не понимая, каким образом можно ещё вылизать её ножки. А она, увидев его задумчивость, вновь подняла ножки, положила ступни друг на друга, словно делая из них бутерброд и приблизила все десять пальчиков к его губам.

— Попробуй, — улыбнулась провокационно Марина.

Кирилл посмотрел на своеобразный «бутерброд» и непроизвольно облизал губы, чем вызвал улыбку у преподавательницы.

— Ну же, мой хороший...

Кирилл взял её ножки в руки и накрыл их своими губами, погружая сразу все десять пальчиков себе в рот и одновременно подняв глаза на Марину. Она поймала его взгляд, от которого ей стало жарко, и чуть откинулась назад, опираясь на руки, а студент, не отводя глаз, начал сильно сосать её пальчики, пробегая по ним и между ними языком, лаская и щекоча. Марина хмыкнула сквозь стон удовольствия, а парень всё ускорял темп. В этот момент преподавательница решила, что надо кое-чем дополнить его ласки, и начала тихонько шевелить ножками вперёд-назад, чуть касаясь ими гортани, язычка и нёба. Кирилл вдруг придержал её ножки крепче, фиксируя их в одном положении — левая чуть глубже, у язычка, правая чуть ближе к нёбу — и прикусил их, пуская разряд вожделения от ножек к позвоночнику преподавательницы, чем вызвал у неё стон. Марина выгнулась, чуть дёргая ножки на себя, но Кирилл не выпускал их, крепко удерживая за щиколотки. Его язык опять ласково закружил по её ножкам, зализывая место укуса, и когда преподавательница чуть расслабилась, он вновь прикусил их. Стон Марины перешёл в сдавленный крик, она посмотрела на Кирилла и удивлённо приподняла бровь: парень неотрывно смотрел на неё нечитаемым взглядом. Она тяжело дышала, чувствуя, что ещё пару таких ласк и... для неё всё закончится. Расстегнутая на три пуговицы рубашка чуть сползла, оголяя плечо, они смотрели друг на друга, тяжело дыша. Укус. Стон. Кирилл снова сильно, жёстко стал сосать ножки преподавательницы. Она не успела спросить его, что происходит, когда студент снова ощутимо прикусил её ножки, и женщина, прикрывая глаза, со стоном провалилась в вязкое тугое наслаждение, успев только заметить глаза Кирилла.

Марина с трудом восстановила дыхание, её ножки выскользнули изо рта студента, и она почувствовала, как тот зарылся лицом в её подошвы, часто дыша. Прижимаясь лицом к подошвам Марины сильнее, парень вдруг стал растирать ими его. Он ощущал, как ему хорошо, как приятны эти прикосновения. Студент буквально влюбился в ступни преподавательницы и не хотел выпускать их из рук. И тут же вспомнил, что не вылизал её подошву на левой ножке отдельно. Поэтому он взял в рот левую пяточку и начал сильно её сосать. Марина ахнула от неожиданности, затем снова начала стонать, и это раззадорило его. Он начал сосать её пяточку ещё глубже и сильнее, а та продолжила наслаждаться его ласками, прикрыв глаза. Тем временем Кирилл поднимался выше, сильно вылизывая свод, плюсну, пальчики, иногда покусывая их. Наконец, когда его язык устал, он завершил ласки тем, что поцеловал её в левую подошву, затем в правую, и снова прижал их к своему лицу, вытерев их о него.

— Спасибо, мой хороший, — переведя дыхание, произнесла Марина, надевая туфельки на ножки. — Ты был великолепен.

Затем она подошла к двери и отперла её. Кирилл тут же встал со стула.

— И вам спасибо, Марина Александровна. У вас чудные ножки.

После чего направился к выходу, а она, услышав ответ студента, слегка посмеялась и подмигнула ему.

— Чудные ножки, говоришь? Тогда увидимся в следующем семестре. Может, и экзамен автоматом сдашь... Если ты понимаешь, о чём я...

прислали Reggu_Su (авторы), опубликовано 22 июня
146
Для написания комментария к этому рассказу вам необходимо авторизоваться