мм
ж
Linda Muchacha 1.01 Маленький шаг за грань

Расскажу вам историю, произошедшую какое-то время назад. Человек, который поведал ее мне в подробностях, очень хотел выговориться и снять часть груза, висевшего на душе. События в рассказе были на самом деле, само собой приукрашенные для складности и какого-никакого художественного эффекта.


Девушка по имени Ксюша бежала на ночной поезд, она засиделась со своим парнем в кафе и потеряла счет времени. Отправление в 21:05, а значит, через семь минут она должна уже быть на месте в своем вагоне, в двухместном купе на одиннадцатом месте. Ксюше недавно исполнилось восемнадцать, родители подарили имениннице внушительную для нее тогда сумму, на которую она решила навестить свою любимую старшую сестру, жившую далеко от них уже довольно давно, ну и мир посмотреть заодно. Соня была старше Ксюши на восемь лет и после учебы устроилась в одну дизайнерскую фирму. Через год старательной работы она перевелась в главный офис в Москве, где сняла квартиру, а затем встретила парня и переехала к нему. Первые пару лет Соня навещала свою семью, но потом поездки стали все реже, и Ксюша успела соскучиться по своей сестренке и лучшей подруге. Она бы с радостью съездила и раньше, но путь от ее городка к столице занимал двое суток и большие для подростка растраты. Соня и сама предлагала оплатить поездку, но воспитание и обычаи их семьи не позволяли. Что говорить, если интернет в доме появился только год назад, долгими уговорами.

Девушка перебирала вагоны, всматриваясь в таблички с номерами, люди активно прощались с провожающими и садились в поезд.

— Давайте билет, через две минуты отправляемся, — сказала проводница, усмотрев в глазах девочки легкую панику.

Она сунула ей сложенный листок и сняла шапку. На улице был март, градусов немного выше нуля, на ней была легкая черная весенняя курточка и свитер с шеей, светло-голубые джинсики и белые кроссовки, в которые она с радостью переобулась после зимних сапожек. Парень Антон, с которым Ксюша встречалась последние полгода, хотел бы проводить ее, но должен был сегодня заступать на смену. Дав друг другу обещание звонить каждый день, они разошлись.

Антон влюбился в Ксюшку еще в школе, он был на два года старше и стеснялся до самого выпускного. Затем, поняв, что больше не увидит ее, признался в своих нежных чувствах. Девушка, конечно, не ответила взаимностью, она совсем не замечала парня из старших классов, но к его удивлению, они стали общаться и даже немного дружить, а на большее он и не рассчитывал. Спустя время их дружба плавно перетекла в отношения. Он дарил ей подарки, ухаживал и вертелся вокруг нее как только мог. Ксюша принимала все это и хотя не испытывала к Антону того же, боялась его ранить и пропустила точку невозврата. Парень уже был одобрен родителями и близкие даже в шутку поговаривали о свадьбе, но никто не знал, что за все время их знакомства они еще ни разу не переспали, только редкие поцелуи, которых девушка очень стеснялась и избегала. Ей с ним было хорошо и иногда даже весело, только парень хотел большего и даже недвусмысленно намекал, но она оттягивала это как могла, и тут так удачно подвернулась возможность уехать. Нет, Ксюша не собиралась его бросать, просто нужно хорошо подумать, она очень хотела поговорить об этом с Соней, сестра бы точно поняла ее, выслушала и помогла во всем разобраться.

Девушка поднялась в вагон и пошла по слабо освещенному коридорчику, рассматривая номера на дверях. Это был вагон с двухместными купе. Ксюша несколько раз ездила в поезде до этого и плацкарт ей жутко не нравился, так что теперь она решила ехать с максимальным комфортом. Кое-где двери были открыты, дойдя до купе с номерами одиннадцать– двенадцать, она потянула за ручку и отодвинула тяжелую дверь. Внутри сидел мужчина лет сорока в брюках и белой рубашке.

— У меня одиннадцатое, — заявила Ксюша.

— Здравствуйте, вы по адресу, — поздоровался мужчина.

— Ага,.. здравствуйте, — она вежливо улыбнулась в ответ.

Ксюша вошла и прикрыла за собой дверь, скинула рюкзак и вздохнула с облегчением. Девушка редко выбиралась одна далеко, и родители очень переживали и хотели сопроводить дочку до конца, но Ксюша настояла, чтобы добраться самой. Они посадили ее на такси и договорились встретить по приезду уже на вокзале. Мужчина отложил свои дела и рассмотрел соседку сверху вниз. Ксюша сняла курточку, поезд отапливался очень хорошо и ее лоб уже взмок.

— Здесь тепло, очень советую снять свитер, — предложил он.

— Да... жарковато, — поддержала Ксюша.

«Снять свитер? Ну да, была бы одна — и не спрашивала бы...» — она была бы и рада последовать совету, только под свитером был один лифчик. Поезд между тем тронулся.

— Кхм... Меня, кстати, Виктор зовут, а вас как?

— Окс... Ксюша, очень приятно, — вежливо ответила девушка.

В паспорте имя значилось как Оксана, и так она представлялась официально, но все, кто ее знал, звали Ксюшей.

— Взаимно, Ксюшенька. А вы до Москвы?

Она кивнула.

— Вот и я. Кстати, я по образованию юрист, по работе редактор в издательской фирме... Это чтобы нам было удобнее ехать, а ехать далеко! Ну, знаете, немного узнаешь человека, и уже нет ощущения, что сидишь с незнакомцем два дня, — протянул с короткими паузами мужик.

— Да,.. наверное, — согласилась Ксюша, — А я планирую поступать только, подрабатываю сейчас официанткой.

— Это хорошо, я в свое время тоже планировал... Планировал одно, пошел в другое, закончил третье, хе-хе... А работаю на четвертом! — засмеялся мужчина, — А жених есть?

— Ну... да, — замялась Ксюша.

«Уж слишком быстро он решил разрядить обстановку», — подумала она.

— О, видно, тема у вас эта живая... А свитерок сняли бы, ей богу... Смотрю на вас, и самому жарко. Ох... — промычал он протяжно и сел чуть ближе к столику.

Виктор заерзал и расстегнул рубашку до половины. Он был слегка полноват, с легкой небритостью на лице и зачесанной назад шевелюрой с острыми залысинами. От него пахло приятным кисло-терпким одеколоном. Через час неспешного пути, Ксюша уже застелила себе постель и сидела, стараясь не двигаться, чтобы не вспотеть окончательно. Она ждала пока мужчина ляжет спать, чтоб снять этот проклятый свитер и укрыться легкой простыней.

— Я не помешаю, если поработаю еще часик-другой? — прервал тишину Виктор.

— Да нет, — ответила Ксюша, но сама разозлилась.

— Отлично, — заулыбался снова мужчина, — А если я сниму рубашку, не буду смущать вас?

Ксюша улыбнулась и помахала головой, давая добро. Она и не знала как отреагировать, но его вежливость не вызывала вопросов. Ну снимет и снимет — жарко ведь, ей ли не знать. Промелькнула мысль, чтобы тоже снять верх, но это было бы неприемлемо, хоть и очень хотелось. Виктор расстегнул рубашку и обнажил торс, грудь была покрыта черными с легкой сединой волосами, руки не тощие и плечи объемные — если бы не выпирающий живот, была бы очень хорошая форма для его возраста.

— Вот так... Эх... Хорошо, — он зевнул и продолжил работать.

Ксюша смотрела в окно и еще через минут тридцать ее резко склонило в сон. Девушка буквально упала на подушку и отрубилась, несмотря на неудобства. Она проснулась ночью во время стоянки на какой-то станции. Вентиляция кое-как работала только в движении, и жара уже заливала ее тело потом. Она осмотрелась, ноутбук был закрыт, и мужчина сопел отвернувшись к стенке, на нем так же не было брюк, одни серые трусы семейки. Ксюша не придала этому значения и с радостью сняла свитер и носки, оставшись в джинсах и лифчике, хотя была бы в купе женщина, разделась бы полностью еще с вечера. Она укрыла грудь и облегченно уснула. К утру солнце слепило, и Ксюша не сразу поняла, что не дома — она лежала на спине с откинутой простыней и открытым на показ белым лифчиком. Грудь у Ксюшки была третьего размера и она даже стеснялась этого среди подруг, хотя те ей завидовали. Вообще она выглядела как хорошенькая девка на выданье из глубокой провинции: большие серо-голубые глаза, пухлые щечки, рост сто шестьдесят пять, фигуристое тело и прямые окрашенные в рыже-красный оттенок волосы, которые она стригла чуть длиннее плеч последние лет десять.

Девушка застеснялась и быстро прикрылась, доставая с крючка свитер.

— Да бросьте вы, Ксюша! Доброе утро, хе-хе, — заговорил Виктор.

Мужчина сидел уже в брюках и очках, читая какие-то бумаги.

— Доброе утро, — стеснительно ответила она.

— Хотите весь день мучиться? К чему вам это? Расслабьтесь, будьте как дома! А это, что поделать, наш дом на сегодня.

Ксюша медленно убрала простынь и со смешанными мыслями села к столу. Она достала приготовленные мамой бутерброды и позавтракала с большим удовольствием, запивая теплой газировкой. Еще несколько часов прошли обычно, несмотря на полуобнаженный вид хозяев купе, девушка немного привыкла, позвонила маме, затем Антону. За окном пролетал снег, температура судя по прогнозу на телефоне будет минусовая.

— А вы на море бывали, Ксюш? — спросил Виктор, не отрываясь от своих дел.

— Да, иногда бываю.

— Вот вы же не стесняетесь там и спокойно загораете в купальнике?

— Ну, да...

— А может даже в бикини или топлесс, хе-хе, — ухмыльнулся он.

Она задумалась, не послышалось ли ей. «Топлесс? Серьезно?» — спрашивала она себя.

— Да не...

— А зря... А на нудистском бывали пляже? — мужчина опустил очки и ехидно взглянул на ее грудь.

— Нет, не была, — уверенно ответила она.

— А знаете, все кто был, не сказали, что не понравилось!

— Ну не знаю, а вы что, были? — спросила Ксюша.

— Я был! — гордо заявил Виктор, — Хм... И не раз, — он откинулся назад и поднял глаза, явно вспоминая какие-то моменты.

Ксюша немного занервничала, ей не очень-то хотелось продолжать такую неловкую беседу.

— Ну и как там? — спросила она из вежливости.

— Свободно, знаете, никакой пошлости — только свобода, внешняя и внутренняя, — быстро ответил мужчина, как будто уже давно и точно знал что сказать.

Она ничего не ответила и молча уставилась в телефон. К чему он затеял этот разговор, она не понимала и чувствовала себя неловко.

— Так как вы относитесь к этой теме? — продолжил он.

— Ну это точно не мое, — попыталась закрыть тему Ксюша.

— Я к тому, что это нормально для многих людей, а в Германии, скажем, это семейное мероприятие, ну никакого смущения! Родителей перед детьми... Эмм, братьев перед сестрами... Совершенно нормально, если два взрослых человека позволят себе немного больше принятого, совершенно без задних мыслей... Тем более условия вынуждают... — намекнул он на жару в поезде и поднял голову вверх, посмотрев на решетку вентиляции.

— Пусть занимаются, чем хотят... Мне то что? — равнодушно повторилась Ксюша.

— Вот и отлично! Только было бы нечестно с моей стороны...

— Вы хотите, чтобы и я разделась? — прервала его девушка, догадываясь к чему он клонит.

— Да, вы бы позволили мне и сами бы не мучились!

— Так я и так уже... — Ксюша глянула на свой лифчик.

— Ну а дальше, — перебил Виктор, — мне в брюках томно, а вам в джинсах — и представлять не хочу, как.

— Не, это нет... У меня, между прочим, есть парень, — попыталась она аргументировать.

— А у меня жена, и что с того? Хех, да не беспокойтесь... — он сделал строгое лицо, изобразив самые серьезные намерения.

Повисло напряжение, и Ксюша не знала как быть: с одной стороны ей действительно хотелось раздеться, а с другой стороны в одном белье остаться с малознакомым мужиком наедине нельзя. Никак нельзя. «Хотя... Не будет же он тупо приставать здесь? Жарко реально пипец как».

— Ну я попробую, только отвернитесь, пожалуйста, — решилась девушка.

Видимо, жара достала больше, чем назойливый мужик.

Мужчина лег и отвернулся к стене. Девушка встала, расстегнула джинсы и стянула их, затем сложила простынь и повязала ее на бедрах как юбку.

— Ох, оригинально! — заметил Виктор, — Советовал бы тогда нижнюю часть вашего белья так же снять.

— Ну нет, это, пожалуй, я оставлю, — неловко улыбнулась Ксюша и быстро пожалела, что разделась.

Виктор, скинул брюки и продолжил работать. Было несравненно лучше ощущать прохладу между ног, а предложение снять трусы смущало ее и смешило, этот мужик практически уговорил ее раздеться догола, в отличие от Антона, который ничего подобного не видел ни в качестве друга, ни в качестве парня. Ксюша даже написала своей подруге, что сидит сейчас в поезде с мужиком в одном белье. Той подруге, которая частенько подкалывала ее насчет затянувшейся девственности.

— Как ощущения, лучше ведь? — продолжил Виктор.

— Ну есть немного, — согласилась девушка.

— А вы перед парнем раздевались?

Ксюша улыбнулась и не хотела отвечать, ей не позволяло говорить о таком строгое воспитание и природная стеснительность. Хотелось резко высказаться. «Неужели непонятно, что это перебор, сколько он еще наглеть будет? Зря я разделась... Зря», — жалела девушка в своих мыслях, не решаясь ответить.

— Не раздевались... Это, конечно, хорошо — вижу, вы очень порядочная девочка, но плохо, что так скованы! Вам даже говорить о таком страшно, видите... Согласитесь, что теперь вы немного раскрепостились.

Она пожала плечами и отвернулась к окну.

— Вот, а теперь снимайте вашу импровизированную юбку. Это как велосипед — нужно оторваться и поехать. Страшно, но потом поймете, что все легко.

Ксюша улыбалась и краснела от стыда, мужчина настаивал и ее стеснительность сыграла против нее, ей было неудобно так долго ломаться. Она глубоко вздохнула, посмотрела на Виктора выжидающим взглядом, встала и размотала простынь. На ней были черные трусики с кружевами по краю, которые закрывали половину попы, но через кружева и тонкие маленькие узоры было видно практически всю задницу.

— Ну как? — спросил Виктор.

— Нормально... — снова равнодушно пожала она плечами.

Нормально, но внутри все содрогалось, так как она вспомнила что надела эти новые трусики впервые, по привычке думая, что в своих обычных слипах, которые носит всегда. Одеться обратно она стеснялась, боялась выглядеть глупо. Было свободно как на пляже и стыдно как на медосмотре одновременно. Далее день прошел с редкими нейтральными разговорами, звонками домой, игрушкой в телефоне и музыкой в наушниках. Ксюша была погружена в себя, осмысливая новый опыт, переживания переполняли ее, ей хотелось говорить об этом. В туалет правда приходилось ходить в одежде, но так приятно было снова раздеваться, переживая заново те эмоции. Настал вечер, настроение было хорошее, она болтала с сестрой и была в предвкушении встречи и самой Москвой. Ксюша лежала на койке, читая на телефоне книгу, совсем позабыв, что лежит в одном белье.

— Взгляните, — оторвал ее от чтения Виктор.

Он развернул к ней ноутбук с открытой фотографией. На ней был пляж и много голых людей, в основном мужчин.

— Это прошлым летом, — продолжил он и листал дальше.

Он показывал фотографии одну за другой, на которых были разные мужички, с болтающимся волосатым хозяйством, иногда женщины за тридцать тоже нагишом. Затем фотка, где стоят две пары, видимо, мужья и жены, один очень смахивал на Виктора.

— Это вы? — указала Ксюша.

— Да, собственно, я с женой и нашими друзьями.

У девушки замерло внутри и она переваривала то количество мужских половых органов, что увидела. Надо сказать, что раньше она только пару раз видела на телефоне подруги член ее бывшего парня и жутко смущалась, чем потешала подругу.

— Что думаете?

— Эм... Ну это не мое, — Ксюша снова засмущалась.

— Возможно, но какое ваше отношение сейчас?

— Ну, наверное, положительное... Если никому не мешают, то пожалуйста.

Виктор замолчал и повисла пауза. Ксюша легла обратно.

— Можете раздеться, я не против, — она снова догадалась, что ему было нужно.

— Спасибо за понимание! — радостно подскочил мужчина и встал.

Он отвернулся к девушке спиной и спустил трусы. Ксюша смотрела и в полумраке рассмотрела его голый зад, затем член с яйцами, кажется они были гладко выбриты, как на фото, чем он в лучшую сторону отличался от остальных. Она все еще не могла поверить в то, что видела, но ей было почему-то спокойно, спокойнее чем раньше. Сейчас она ощущала себя вполне одетой, в сравнении с Виктором. Чувства наготы не было совсем, что ее настораживало.

— Завтра, кстати, мы прибываем... Правильно? — пробормотал Виктор.

— Угу.

— Если вам не понравилось, то можете одеться... Или все-таки понравилось? — продолжил он после паузы.

«Как же он заколебал!» — возмущалась Ксюша у себя в голове.

— Ага, — снова промычала девушка, делая вид, что увлечена чем-то в телефоне, хотя у самой быстро билось сердце — она предчувствовала к чему ведет этот искуситель.

— Что вы хотите от меня? — не выдержала она.

— А что вы хотели бы? — ответил он вопросом на вопрос.

— Я?

— Когда будет такое в следующий раз? Думаю, не скоро... Уверен, вам знакомо это чувство, когда жалеешь, что не попробовал, — добавил Виктор.

Мужчина сел на кровать и широко развел ноги. Она и правда хотела раздеться, внутри все горело от любопытства и новых ощущений.

— Садитесь.

Ксюша посмотрела на него и отложив телефон на столик, села напротив. Член приковывал к себе взгляд. Там действительно не было волос, член торчал вверх и был значительно больше.

— Да... Ну это физиология, — ответил он на вопрос в ее глазах. — Я вижу симпатичную молодую девочку, которая сейчас будет голая, — ухмыльнулся Виктор. — Не волнуйтесь, это просто кровь, прилившая от вида наготы... К тому же я люблю свою жену.

— Кто? Я Голая? — удивилась его уверенности Ксюша.

— Да. Если я не прав, одевайтесь... — он глубоко вздохнул и почесал подбородок. — Ну или все же едем дальше? К чему тормозить на полпути?

Девушка застыла и сгорала от стыда, ее руки дрожали.

— Это пройдет, — заметил Виктор, — Это пройдет, только если вы доедете до конца! Как первый раз сесть за руль... Ну или как ездить на велосипеде. Хех, страшно да, но потом легко и просто! Ну. Снимайте ваш лифчик, давайте! — он указал на него и улыбался от предвкушения.

Ксюша глубоко вдохнула и собравшись дать твердый отказ, почему то снова передумала в последний миг.

— Вы... Вы отвернитесь, — хрипловатым голосом попросила она.

— Маленький шаг к свободе, ну же, — убедительным тоном сказал Виктор.

Она только нашла компромисс с собой, но сенсей-нудист снова толкнул ее дальше. Ксюша завела руки за спину и расстегнула лифчик. Она медленно сняла петельки с плеч и обнажила свои пышные груди, с розовыми большими торчащими сосками. Ореолы покрылись пупырышками.

— Эхехе, умничка! А теперь возьми их в руки и сожми, продемонстрируй свою прекрасную грудь!

Ксюша опешила от этого, но выполнила просьбу. Она помяла сиськи, поигралась ими, сводя вместе, приподымая их, даже прижала пальчиками соски. Ее пробило на смех и она непроизвольно хихикнула.

— Хе, вот... Видите, это свобода... Ощутите ее сейчас, первый раз — он самый сильный!

Ксюша поняла, о чем он говорит и продолжила играться с сиськами, неловко улыбаясь и демонстрируя их со всех сторон Виктору, они очень активно и довольно эротично покачивались в такт поезду.

— У тебя красивая грудь, тебе никак нельзя ее стесняться! Не сутулься, показывай, показывай! — он наклонился вперед и подпер рукой подбородок.

Затем быстро встал на ноги, его член торчал и так же в такт поезду дергался. Ксюша смотрела с интересом и смущением, она никогда не видела член вживую, да еще так близко. Виктор просил встать ее на коленки и закинуть руки за голову, она послушно позировала, грудь красиво приподнялась. Девушка смеялась, ей казалось это игрой, она не хотела думать, как это пошло выглядит на самом деле.

— А теперь дальше, — указал он на трусики и сел обратно.

Ксюша снова испугалась и хотела пойти на попятную.

— Может, на этом хватит? Я правда... Не нужно... — затормозила девушка.

Она искала поводы отказаться, хотя могла даже не объяснять причину.

— Будь свободна! — Виктор развел руки в стороны и покрутился перед ней, — Нет ничего в этих трусах, представь, что их никогда и не было! Вспомни себя маленькую, как хорошо было ходить голышом... Ну правда ведь.

— Вы будете смотреть? — неуверенно спрашивала Ксюша, хотя знала, что, конечно, будет.

— Уверен, там у тебя тоже все в порядке, — улыбался мужчина.

Ксюша преодолевала последние преграды в своей голове.

«Я сниму, посмотрю, как оно, и надену обратно... Точно надену, только попробую и не больше...» — думала она.

Ксюша продела пальцы в трусы, затем повернулась к Виктору спиной, чтобы хотя бы самой не видеть, как он смотрит. Одним движением она спустила их до колен и они сами упали на пол, волна тока пробежала по всему телу. Ксюша боялась повернуться, ее лобок был небрит и ей стало стыдно еще и за это. Виктор в это время во всю любовался голой попкой, его член разрывался от напряжения. Ксюша перевела дыхание и села на кровать подсунув под себя ноги, сведя их вместе и прикрыв промежность. Она прижала ладонь ко рту, чтобы не засмеяться. Молодая неокрепшая психика вот-вот могла дать сбой, слишком много сильных эмоций одновременно. Виктор медленно подрачивал член. Через минуту сознание окрепло, и Ксюшу наполнило стыдливое, но намного приятнее, чем страх, чувство — она была возбуждена.

— Это... Это очень плохо! — поделилась она с Виктором — Мне... Я... Не смотрите на меня, пожалуйста! — Ксюша рассмеялась, и совершенно не контролировала это.

Она легла на койку и смеялась навзрыд, ее сиськи болтались, черный треугольник на лобке предстал на мгновение взору Виктора, пока она не согнула ногу, прикрыв интимное место. Ксюша смеялась, из глаз текли слезы, ей требовалась разрядка, в голове лопнула дамба, девушка осознала, что лишилась своего девичьего достоинства и что сделала это по своей воле. Хотелось вернуть все обратно, но было поздно. Огромное чувство вины повисло на ее душе, огромная ошибка, которую невозможно отменить, а ей сейчас больше всего хотелось все отменить, но, просто одевшись, уже ничего не вернешь...

— Эй-эй... Все нормально... Нормально — успокаивающим тоном заговорил Виктор.

Мужчина присел рядом с ее кроватью и погладил Ксюшу по плечу. Она лишь смотрела сквозь него и вытирала руками глаза, пытаясь взять себя в руки. Но истеричный смех то и дело вырывался. Он гладил плечо, затем перешел к талии и, немного остановившись, прошелся по ее бедру. Ксюша почувствовала, но ей было тяжело собраться с мыслями, она пропустила это и даже приняла как утешение, как будто отец гладит ее в детстве, когда она разбила во дворе коленки. Виктор не прекратил попытки и положил руку на внутреннюю часть бедра другой ноги. Он начал с колена и уперся рукой прямо в девичий цветок. Улыбнувшись, он углубился и нырнул туда пальцами, отчего Ксюша резко дернулась и пришла в себя.

— Вы чего? — хрипло спросила девушка и прокашлялась.

«Он что сейчас, мою киску лапал?! Что за черт?..» — думала она.

Наглец отпрянул и сел обратно к себе. Ксюша отвернулась к стене и укрылась до шеи покрывалом. Она хотела надеть белье обратно, но была слишком обессилена морально, ее глаза закрылись и сознание провалилось в дрему. Виктор довольно улыбался и лежал на спине, думая о произошедшем, он считал это своей заслугой и был горд, не только как мужчина, но и как человек, который искренне верил в идею нудизма. Мужчина действительно хотел раскрепостить эту девочку, почти что ребенка, научить, посеять зерна свободы в неокрепшем уме. Ксюша спала неспокойно, ей снились жуткие сны, голые мужики со своими висящими членами вокруг, потом она ходила голышом дома и все родственники были там и осуждающе мотали головами, она бегала и искала одежду, но ее нигде не было, затем сны приобрели эротический характер, ей снился парень ее подруги, который был ей симпатичен, но Ксюша не признавалась себе в этом. Он трогал ее, они обнимались и дело даже дошло до секса, такого, каким представлял ее девственный ум.

Девушка проснулась в холодном поту, был только рассвет, между ног было мокро — видимо, она потекла от перевозбуждения во сне. Ксюша снова забыла, где находится, и беззаботно откинула покрывало, потрогав свою промежность. Виктор не спал и заметил это, она опомнилась и укрылась обратно, но жар внизу живота не утихал, и ее рука скользнула между ног. Ей очень хотелось кончить, была бы она дома, то завершила бы дело до конца и спокойно уснула, но здесь нельзя, она и так напозволяла себе на годы вперед. Виктор, конечно, видел движения под покрывалом и, не долго думая, встал и опять присел у ее кровати.

«Это как-то слишком странно, неужели я не могу потерпеть» — подумала Ксюша. Она услышала движения Виктора и как он присел рядом и смотрел на нее в полутьме, но ее это только подзадорило. Ксюша прокручивала в голове неприличные сцены из недавних снов и даже хотела, чтобы мужчина был рядом. «Еще минуту и буду спать... Почему он смотрит, неужели так и будет? Козел наглый!» — думала девушка.

Виктор, словно прочитав ее мысли, сел обратно на свою кровать. Девушке даже стало немного жаль, она повернулась на другой бок, чтобы посмотреть, лег ли он спать. Ее голова закружилась, как после нескольких бокалов вина. «С чего меня так шатает?!» — думала Ксюша. Она привстала на локти, все вокруг кружилось и девушка упала обратно на подушку. «А что если он меня опоил?» — Ксюша вспомнила как Виктор любезно угостил ее чаем этим вечером. «Неужели он что-то подсыпал в него, пока забирал у проводницы».

Девушка испугалась, но тело скрутило от новой внезапной волны возбуждения, такое было впервые, она не могла это контролировать совсем. В промежности заныло, ее дырочки хотели, чтобы им уделили внимание. Вопреки страхам и здравому смыслу Ксюша потянула простынь вверх и сначала обнажила ноги, а затем и вовсе все, что ниже талии. Она легла на живот, чтобы не видеть свою наготу, ей было страшно и стыдно, девочка отчаянно пыталась сообразить что с ней не так, ее сознание мутнело, висела пелена опьянения. Виктор уже сидел на ее кровати и трогал ее бедра, словно проверяя реакцию девушки. Та почти не сопротивлялась, только невнятно бормотала и пыталась отмахнуть руками чужие руки, как мух. Дверь купе медленно приоткрылась, заглянул мужичок в форме проводника.

— Ну че? — спросил он, глядя на Виктора.

Виктор довольно кивнул и легонько шлепнул девушку по попе. Мужик оглянулся и вошел в купе, закрыв за собой дверь. Таким же довольным взглядом он посмотрел на Виктора и, увидев в его взгляде согласие, разулся, снял брюки и поменялся с Виктором местами. Сдав пост, он натянул брюки и покинул купе, встав рядом в проходе. Проводник, убедившись, что остался с девочкой наедине, снял теперь и трусы, встал на коленки у ног Ксюши и облапал ее задницу. Он сильно шлепнул по заднице, проверяя ее реакцию, отчего остался красный след. Ксюша промычала какие-то возражения, но вместе с этим прогнула спинку и чуть раздвинула ножки. Мужик взял ее за талию и поставил раком. Перед ним открылись девственные щелки, блестевшие от выделений, пухлые половые губки были заметно темнее, чем кожа. Игорь — так звали этого проводника-затейника, работавшего в соседнем вагоне — пощупал ее мокрую промежность и понюхал свои пальцы. Его короткий и толстый член уже стоял наготове, он натянул кожицу, обнажив головку, и пристроился вплотную к молодой пышной провинциальной заднице. Ксюша ни разу не занималась сексом, но технически девственницей не была: как-то она увлеклась маркером и жутко испугалась, когда ощутила резкую боль — маркер был со следами крови. Несколько дней кошмара до того, как ее подруга объяснила ей, что ничего страшного не произошло. Затем через время она уже проверяла себя на наличие плевы тем же маркером и даже флакончиком из-под духов — крови не было, как и боли. Ей было безумно жаль за такую глупость, это было еще в далеком седьмом классе, и с тех пор она иногда баловалась подручными предметами.

Игорь плюнул прямо на ее дырки и растер ладонью, член скользнул наполовину, а дальше он резким движением вогнал его по яйца. Ксюша всхлипнула и попыталась рукой нащупать виновника ее дискомфорта. Она была в сознании, но думала, что это сон, ей снова казалось, что дело обстоит с парнем ее подруги, красавцем Костиком. Ее влагалище заныло от непривычного размера, но так же усилилось и удовольствие, это было несравненно лучше ручек и пальцев. Она поднялась на локти, покрывало упало на пол, ее груди закачались, она посмотрела на них, все снова закружилось, затем она посмотрела назад и увидела пыхтящего мужика за сорок. Его лицо было потным и со сморщенным лбом, девушка на мгновение пришла в себя и услышала четкие шлепки о ее зад, она осознала, что ее усердно жарит какой-то незнакомый хрен его знает кто!

— Эй... Эй! Блять, не надо! — выругалась Ксюша впервые при людях.

Ей казалось, что она закричала, но на деле ее голос был тише шлепков о ее жопу. Мужик остановился и вышел из нее. Но Ксюша пробыла в полном сознании недолго и опустила голову, чтобы не стошнило. Ей стало дурно и заботы о своей чести отошли на второй план. Девушка легла на спину и закрыла лицо рукой. Игорь не теряя времени, взял ее под коленки и поднял их, устроившись между ослабленных ног. Быстро нащупав нужное отверстие, он вошел и, упершись руками в кровать, стал медленно трахать. Ксюша держалась за сознание как могла, с закрытыми глазами было намного комфортнее, меньше всего ей хотелось сейчас двигаться и разговаривать, через минуту стало почти нормально, ее искаженный разум нашел компромисс. Игорьку так нравилось даже больше, теперь перед ним раскинулись сочные сисечки, он поднял ее ноги еще выше, чтобы трахать сидя и трогать сиськи одновременно. Это было просто идеально, и любовник-проводник обильно кончил ей внутрь, держась обеими руками за груди. Накопленная за месяц сперма густой массой потянулась вниз на постель после того, как он вынул член. Не успел Игорь надеть брюки, как в купе вошел Виктор. Он осмотрел тело, проверяя, как его спутница.

— Ты че, кончил в нее? — возмутился он.

— Ага... Да хуй с ней, — уверенно ответил проводник.

— Ты хоть чистый?

— Чистый, чистый, Еби, не бойся... — проворчал проводник и удалился из купе.

Виктор не ожидал такой безответственности от компаньона, но расстраиваться по этому поводу не собирался и быстро снял брюки.

— Ксюшенька! — он потормошил ее за плече.

Ксюша не спала, она убрала руку со лба и приоткрыла потекшие глаза. Ей было почти все равно. Все, что ей нужно сейчас, это максимальный покой.

— Ксюш, вставай рачком, — попросил Виктор.

Девушка, конечно, опешила где-то внутри себя, но перевернулась на живот и подняла жопу, упершись локтями и лбом в подушку. В промежности чувствовался холодок от мокроты и легкое жжение во влагалище, из которого текла сперма. Виктор достал салфетки из своей сумки и вытер ее щелку, чтобы хотя бы внешне не было видно чужую кончу. Он вставил член и стал медленно исследовать молодую горячую пещерку, входя все глубже и глубже. Его член плотно сжимало со всех сторон, такого он не ощущал уже давненько. Его очень возбуждало такое фигуристое тело и совсем узкая дырка как у девочки. Ксюша пыталась отодвинуться вперед, но это совсем не помогало — он только подвигался поближе и, не сбавляя темп, медленно, но верно трахал ее, всаживая свой ствол до основания. Она чувствовала, как его бритые холодные яйца целуют ей промежность и даже стимулируют. Излишки спермы сочились и тянулись из ее дырки к члену Виктора, смазка была настолько идеальна, что он даже выходил из Ксюшки целиком, чтобы снова войти на всю длину. От этого девушка кончила, едва заметно для Виктора, который был погружен в свои собственные ощущения. Ксюша сгорбилась и простонала, но ее удачно скрыл шум поезда. Она потекла, но во мраке купе это было незаметно.

«Какой ужас... Он не заметил? Нет, не заметил», — переживала девчонка. Она быстро приняла предыдущее положение, прогнула спинку и даже стала подмахивать жопой. Виктор резко ускорился и кончил обильно, еще с полминуты держа член внутри, пока он совсем не обмяк. Она почувствовала горячую жидкость внутри влагалища и осознала, что ее отымел уже второй незнакомый мужик. Возбуждение сменилось обидой и страхом, Ксюша тихо заплакала.

Дверь в купе открылась и снова показалась голова проводника.

— Ты все? — спросил он Виктора.

— Все, а что? — удивился товарищ.

Проводник посторонился и открыл дверь на всю. В проходе показался еще один мужик, еще старше предыдущего, лет под пятьдесят, в гражданском, в затертых джинсах и серой футболке. Он был полноват, с большим пивным животом и плешивой головой.

— Совсем что ли? — возразил Виктор. — Это кто?

— Паша это, он свой... — утешил его спокойным голосом проводник, оглядываясь в вагон.

— Посмотри на девку, куда ей?! — указал он рукой на Ксюшу.

— А что ей, она завтра все забудет... — улыбнулся проводник, явно зная действие своего средства.

— Ну пиздец...

Виктор хотел отговорить, но больше не нашел аргументов, которые бы остудили их намерения, а он их еще как понимал. Они оба вошли в купе, проводник Игорь сел на койку Виктора, рядом с ним, а новоприбывший устроился рядом с девушкой и легонько повернул ее на спину.

— Ты слышь, аккуратнее, у нее парень есть, не затрахай, понял? — наставил его Виктор.

— Парень? — удивился Игорь.

Проводник возбудился, ему в голову пришла какая-то идея, он встал и осмотрел глазами купе. Увидев телефон на столике, он взял его.

— Это ее? — спросил он Виктора.

— Ага.

— Как его парня зовут?

— Тебе зачем?

— Да как зовут-то?

— Да откуда я знаю? — возмутился Виктор, осмысливая что ему нужно.

— Зайка! Ау...

Он нагнулся над Ксюшей и пошлепал по щеке, пытаясь привести в чувства. Девушка приоткрыла глаза и посмотрела на него.

— Зай, тебе нормально?

Она поняла вопрос и даже кивнула, но сознание двоилось, часть его было не с ними.

— Как твоего парня зовут-то? У тебя же есть парень? — улыбчиво спрашивал Игорь.

Ксюша что-то пыталась сказать, но шум поезда был сильно громче ее. Проводник прислонил ухо к самому ее рту.

— Антон, — еле слышно проговорила девушка.

— Антон? — громко переспросил он и разблокировал телефон, — Антон... Антон... — бубнил он и рылся в ее телефоне.

Он нашел список контактов, затем поискал приложения и открыл мессенджер, там было несколько непрочитанных от Ани, а в списке контактов нашелся Антон. Судя по истории сообщений и обилию смайликов и сердечек в них, было очевидно что это он самый.

— Ты что задумал? — с опаской спросил Виктор.

— Ничего такого... — соврал Игорь.

— Так... Я в этом не участвую! — махнул рукой Виктор и нервно выругался про себя.

Он стал догадываться, что на уме у проводника, быстро оделся и вышел из купе. Проводник продолжил начатое и открыл камеру на Ксюшином телефоне.

— Только рожу не снимай, понял? — предупредил Паша и спустил джинсы с трусами до колен.

Паша пошлепал ее по щекам, так как трахать спящих ему совсем не нравилось, Ксюша снова очнулась. Он развернул ее перпендикулярно кровати спиной к спинке.

— Не... Нет, не надо, пожалуйста — скулила она, придя в себя.

— Что не надо, сука? Этим дала, а мне, бля? — возмутился Паша.

У девушки потекли слезы, а оператор Игорь стал снимать.

— Пожалуйста... — мычала она в то время, как камера была направлена прямо ей в лицо.

Он снимал, как по ее лицу стекают слезы, как кривится ее рот, а затем голова стала ритмично подпрыгивать вверх. Камера медленно опустилась на подскакивающую голую грудь, затем ниже, за талию сильно держались волосатые грубые руки Паши с толстенными пальцами с грязью под ногтями. Наконец он навел камеру на самое интересное, повернув телефон от лица Ксюши. Волосатый пах слился с промежностью девушки, значит, член до основания был внутри. Он немного отодвинулся и вошел снова, такими короткими фрикциями он долбил Ксюшку. Член, видимо, был самый короткий среди этой троицы. Затем Игорь встал от лица Паши и стал снимать Ксюшу целиком. От раскинутых в стороны ног, лежащих обессиленных рук на койке и до плачущего лица с гримасами обиды и отчаяния. Он зажег весь свет в купе, чтобы было хорошо видно на записи и снимал дальше. Паша кряхтел в полуприсяди над кроватью, а Ксюша стонала, и казалось, не только от неприятия — если бы не лицо, можно было бы подумать, что девчонка кайфует.

— Ксюш, а хуй в рот возьмешь? — спросил снимающий громко и отчетливо.

Она ничего не ответила. Игорь сел снова рядом с ней, взял ее под талию и выпрямил.

— Дай ей в рот, — указал он Паше, а сам мял ее сиську.

Паша был не против, вынул из нее член и стал ровно.

— Ксюш, возьми в рот! Ты же хочешь сосать? — продолжал он.

— Хочу, — промычала девушка.

Хотела или не хотела, она и сама не понимала. Все что она воспринимала, она инстинктивно хотела быстрее закончить и быстро согласилась с Игорем.

— Попроси!

Девушка замешкалась, собираясь с мыслями, ей было тяжело мыслить четко.

— Дайте мне... в рот, — договорила она, переживая, только о том, правильно ли сформулировала.

— Ну... Улыбайся, че ты... — прошептал ей Игорь на ухо, продолжая играть с ее грудью, грубо сжимая ее в ладошке и сдавливая пальцами сосок.

Ксюша натянула улыбку как смогла и даже повторила.

— Дайте мне в рот, — улыбнулась девушка и мельком посмотрела на Игоря.

Она сделала это так хорошо, что удивила обоих. Ксюшка открыла рот и высунула язык, приглашая гостя. В сознании, видимо, вспыли сцены минета, каким она его знала и словно дрессированное животное продолжила отрабатывать приказы. Паша сунул ей хуй, и кое-как она пососала секунд двадцать, но такой медленный темп не подходил партнеру, и он вернулся к прежней позе, трахая ее с невиданной прежде скоростью. Он кончил внутрь, как и другие. Паша достал член и отошел, а Игорь снял, как из ее еще горячей растянутой дырки обильно текла сперма. Видео вышло на две с половиной минуты, Пашка установил местный рекорд и удалился из купе. Игорь отправил видео Антону, отключил телефон, кинул его рядом с Ксюшей и также вышел. Больше эти двое в купе не возвращались. Виктор увидел, что они ушли, и понял, что мужики закончили. Он вернулся в купе, наспех вытер ее промежность ее же трусами и надел их на девушку, прибрал все следы их деятельности, забрал свои вещи и сошел на следующей станции.


Ксюша, выспавшись, на утро вспомнила многое из прошлой ночи, заплакала и еще час просто смотрела в окно, поджав под себя голые ноги. Успокоив себя тем, что все закончилось и даже все деньги и вещи были на месте, она настроила себя на встречу с любимой сестрой и старалась прогонять мысли о пережитом. Спустя две недели она узнала, что беременна, от кого именно, выяснить было нереально, да и не имело значения. После долгих разговоров с Антоном, Ксюша убедила его, что была пьяная и глупая, что никто не должен узнать. Признаться родителям, что залетела непонятно от кого, было намного страшнее, поэтому она уже не могла играть недотрогу, и Антон пользовался этим, бывало по несколько раз в день. Через два месяца после приезда они поженились и ждали дочку. Как думал Антон, от него. Молодые решили назвать ее Викторией, в честь бабушки.

Еще через месяц пришла заявка в друзья от какого-то Вити Иванова без аватарки. На вопрос, знакомы ли они, он ничего не ответил и написал только «Привет». Она ничего не отвечала и думала несколько дней, тот ли это человек или просто какой-то фейк. Наконец она не выдержала и спросила: «Это вы?» Минут через десять пришел ответ с подмигивающим смайликом. В груди у девушки сжалось и пробежали мурашки. «Неужели это он? — думала она. — Как он нашел мою страничку? Зачем пишет теперь? Что ему нужно?».

С этими мыслями она легла спать и не могла уснуть полночи. Она много раз пересмотрела его страницу, но там не было ничего, что могло прояснить личность незнакомца. Она дергалась на каждое оповещение и тайно ждала какое-нибудь сообщение от этого контакта. На следующий день поздно вечером телефон запиликал, Ксюша сразу же посмотрела — было сообщение от Вити Иванова: два фото. Сердце застучало быстрее и она вскочила с постели.

— Кто там? — спросил Антон, лежа на своей половине кровати.

— Да... Соня... Я ей днем писала... — придумала на ходу Ксюша.

Девушка заперлась в ванной и судорожно открыла сообщение. Там действительно были две фотки с мужским обнаженным телом в зеркале: на первой фотке член висел, на второй стоял, лицо было закрыто стикером. Она узнала это тело, это точно был Виктор. Следующую неделю она все время думала об этом, хотела даже рассказать обо всем Соне или Антону. Ксюша пересмотрела все варианты, и ничего ей не нравилось. Она долго обдумывала, как его припугнуть: полицией, своим парнем или и тем, и другим. Сочиняла угрозы как можно более убедительные и красноречивые.

Но как и ранее, ее терпение закончилось. Ксюша рассмеялась сама себе и решила, что поступит так, как ей действительно хотелось. Она не хотела больше врать себе. Когда Антон ушел на работу, Ксюша приняла душ, побрилась и накрасилась. Она надела белые чулочки, которые ей купил муж, белую рубашку, не застегивая, и сфоткалась в таком откровенном пошлом наряде напротив зеркала в полный рост. Было хорошо видно и лицо, и голый бритый лобок, и сиськи. Она покрутилась еще и сфоткалась в полоборота, чтобы показать задницу. Живот еще почти не выделялся, только сама Ксюша видела разницу. Она, не долго думая, кинула эти фотки Вите Иванову и нервно закрыла приложение.

Ксюша ждала до самого вечера. Ожидание было ужасно долгим и тягучим, внутри бушевал коктейль ощущений, похожий на то, что было в поезде. Ксюша лежала под Антоном на животе, который вяло имел ее, уставший после двойной смены.

— Стой, — остановила она мужа и потянулась за телефоном.

Мелкий член Антона выскочил из ее щелки. Ксюша легла на спину, освободила ножки от стянутых до колен трусов и согнула их, прижав к себе. Она перевела телефон на беззвучный, было несколько новых сообщений, два от подруги и одно от Вити: «Моя девочка... Встретимся?».

Девушка закрыла приложение и открыла камеру.

— Сфоткай меня.

— Гы... Зачем? — удивился Антон.

— Ну сфоткай, хочу потом посмотреть... — игриво улыбнулась Ксюшка и задрала футболку до шеи, обнажив сиськи.

Антон взял телефон, вспышка осветила его голую жену в недвусмысленной позе.

— Бля... — он довольно ухмыльнулся и отдал телефон.

Антон с новой волной возбуждения вошел и продолжил трахать ее страстно и грубо. «Да. Очень хочу», — написала Ксюша, прикрепила свежую фотографию и отправила сообщение Виктору, счастливо улыбаясь и содрогаясь от толчков мужа и резко нахлынувшей волны оргазма.

опубликовано 15 мая
145
Для написания комментария к этому рассказу вам необходимо авторизоваться