мж
м
Покорный слуга 10.0 Эльза и Танечка

Новые туфли

На работу Эльза пришла в новых ярко-красных красных туфлях. Она купила их вчера вечером совершенно неожиданно для себя. Высоченные шпильки со стальной вставкой, небольшая платформа, лаковый блеск. Московская весна уже полностью вступила в свои права, и пока Эльза шла от машины до офиса, мужчины на улице оборачивались вслед и зависали с бессмысленным выражением на лице. Стук каблуков, походка от бедра, легкое платье немного выше колен — она и сама ощущала себя неотразимой. В офисе мужские взгляды стали менее откровенными, коллеги не пялились, но все равно смотрели, хоть и искоса. Надо честно сказать, что Эльзе это очень нравилось.

Она прошла через приемную, где ее секретарь Танечка уже вовсю работала. А на диванчике для посетителей сидел Алексей с какими-то бумагами. Эльза вспомнила, что вчера вечером просила его принести данные по последним сделкам и документы по оплате поставщикам. Она прошла в кабинет и у двери обернулась, кивнув через плечо Алексею, что тот может зайти.

Эльза села в кресло за столом для переговоров, и когда Алексей зашел, предложила присесть рядом. Тот тоже опустился в кресло через одно от нее, протянул начальнице документы и расположился к ней вполоборота. Эльза же принялась за чтение.

Через несколько минут изучения бумаг она обратила внимание, что взгляд коллеги не отрывается от ее новых туфель. Подумав, она немного отодвинулась от стола, закинула ногу на ногу так, чтобы туфли выглядели еще более сексуально, и продолжила чтение. Алексей неожиданно покраснел, но взгляда от ее туфелек не отвел, хотя и пытался это сделать. Эльза несколько секунд наслаждалась произведенным эффектом, а потом снова углубилась в работу.

Она анализировала документы, а Алексей ждал, продолжая наслаждаться сексуальной картиной. Эльза же работала и периодически машинально покачивала туфелькой, что еще сильнее привлекало внимание Алексея. Тем временем его начальница отложила в сторону документы по сделкам и принялась изучать накладные. Со стола в этот момент слетела ручка, и Алексей бросился ее поднимать. Услышав звук падения, Эльза оторвалась от бумаг и посмотрела вниз. Алексей, стоя на четвереньках, рядом с ее туфелькой, шарил по полу в поисках ручки. Но взгляд его был прикован к ее туфелькам, и поэтому Алексей не видел ручки, которая лежала чуть дальше и была прекрасно видна. Ощутив взгляд начальницы, он посмотрел вверх и глаза их встретились. Несколько тягучих, бесконечно длинных секунд они просто молча смотрели друг на друга. А потом Эльза, сама не понимая, зачем и почему это делает, приподняла ножку и поставила новую туфельку подошвой и каблуком на лицо Алексею. Острый каблук со стальной вставкой сам собой ткнулся ему в губы.

Алексей тоже, так и не поняв, зачем и почему он это делает, как только каблук уперся ему в губы, открыл рот и стал его облизывать. И все время, пока это продолжалось, они смотрели друг на друга, и в глазах каждого из них явственно отражалось понимание того, что происходящее нравится им обоим.

Неизвестно, что могло бы случиться дальше, если бы не открылась дверь и эту сцену не увидела секретарь Танечка. Алексей отпрянул, подобрал ручку и встал, подавая ее Эльзе, а та торопливо убрала ногу и подвинула кресло ближе к столу.

В глазах Танечки читалось удивление, но она, стараясь сохранять деловое выражение лица, вышла из кабинета. К ее чести, она никому про эту историю не рассказала, правда коллеги заметили, что в офисе она появляется теперь только в туфлях на шпильке с небольшой платформой.

А Алексей, когда встречает Эльзу или заходит в ее кабинет, старательно делает вид, что ничего не случилось. Хотя Эльза прекрасно видит, что при каждой встрече он очень внимательно рассматривает ее обувь. И она прекрасно знает, о чем именно он думает в такие моменты.

Внезапное желание

Эльзе надо было отойти на полчаса. Во-первых, ей нужно было зайти в турагентство и окончательно согласовать детали отпускной поездки, а во-вторых, купить новые чулки. Вечером она собиралась к любовнику, и только что заметила, что на чулках, которые на ней, есть небольшая зацепка. Оценив размер потерь, Эльза поняла, что чулки до свидания прекрасно доживут, но подстраховаться не мешает. К тому же она не любила ощущения, что с одеждой, хоть и в мелочах, но что-то не в порядке. Как только Эльза подумала о любовнике, она ощутила томление и приятную тяжесть внизу живота.

В дверь постучали, Эльза автоматически ответила:

— Войдите.

В кабинет зашел Алексей, подошел к ее столу и протянул на подпись несколько документов. Эльза, как обычно, заметила, что его взгляд привычно скользнул по ее обуви. С прошлого раза она не давала Алексею никаких поводов, и тот тоже не пытался повторить то, что случилось. Но сегодня с утра она часто думала о сексе, и вдруг ей захотелось снова ощутить то, что она чувствовала в прошлый раз.

Подписав бумаги Алексею, она дождалась, когда тот развернется, чтобы выйти из кабинета, и тихим вкрадчивым голосом спросила:

— А тебе нравится целовать только красные туфли или эти тоже поцелуешь?

Алексей запнулся, остановился и снова повернулся к ней. Его лицо было пунцовым. Он явно хотел что-то сказать, но слова не произносились. Эльза вышла из-за стола. Она знала, что неотразима. Темно-серый приталенный костюм и белоснежная блузка выгодно подчеркивали ее стройную миниатюрную фигуру. Туфли были в цвет костюма — темно-серые и на высоченной шпильке. Алексей этого не знал, но на Эльзе было черное кружевное белье и черные чулки с поясом. Она подошла к подчиненному — Алексей стоял, уставившись в пол и тяжело дышал.

— Ну? Приступай.

Эльза сделала небольшой шаг назад. Алексей как загипнотизированный опустился на четвереньки, подполз к туфлям начальницы и принялся целовать их. Эльза ощутила волну жара, охватившую ее тело. В этот момент приоткрылась дверь и на пороге появилась секретарша Танечка. Увидев, что происходит, она на несколько мгновений замерла, а потом аккуратно прикрыла дверь. Эльза сначала сильно напряглась, но потом подумала, что это не будет проблемой и снова отдалась ощущениям. Через тонкую кожу туфелек она ощущала приятное тепло губ Алексея, и это ощущение делало ситуацию еще более пикантной.

Однако пора было идти, и Эльза с внутренним сожалением отстранила Алексея небрежным движением ножки. Тот вопросительно посмотрел на нее, не поднимаясь с колен. А ей в голову неожиданно пришла сумасшедшая мысль. Сделав шаг назад, она изящным движением приподняла юбку и освободилась от ажурных трусиков стрингов. Подошла к Алексею и запихнула трусики ему в рот.

— Подожди меня под столом, — сказала она, отодвинула кресло, дождалась, пока Алексей неуклюже заползет под стол, вернула кресло на место и вышла из кабинета.

Алексей сидел под столом красный как рак. Трусики во рту постепенно намокали от слюны, и он ощутил вкус оставившей его под столом Эльзы. Он чувствовал себя по-дурацки, но почему-то вылезать из-под стола не стал и ждал, когда Эльза вернется на рабочее место.

Минут через десять ожидания он услышал, как дверь в кабинет открылась, и порадовался, что Эльза вернулась обратно так быстро. По ковролину приглушенно процокали каблуки и Алексей внутренне собрался, совершено не понимая, что он сейчас будет делать. Кресло отъехало в сторону и Алексей, к своему ужасу увидел не темно-серые туфли начальницы, а черные лаковые туфли, тоже на высоком каблуке и небольшой платформе. Он поднял взгляд и увидел красивые ноги, обтянутые телесного цвета капроном, а над ним черную юбку и часть белой блузки. Алексей затаил дыхание, но обладательница пары лаковых туфель наклонилась, и Алексей увидел улыбающееся лицо личного секретаря Эльзы — Танечки.

— А что вы тут делаете, Алексей? — спросила Танечка с насмешливым видом.

Алексей, рот которого был занят ажурными трусиками, мог только что-то промычать в ответ.

— Вы не можете говорить? Вам запретили? — Танечка была настойчива.

Алексей повернулся к ней со страдальческим выражением лица.

— Так у вас, наверное, рот занят, Алексей? — догадалась Танечка.

Лицо Алексея стало совсем пунцовым, но он нашел в себе силы кивнуть в ответ.

— Откройте рот, мне интересно! — тон Танечки сменился с насмешливого на приказной.

Алексей машинально приоткрыл рот, и Танечка наклонилась поближе, чтобы рассмотреть предмет, мешающий Алексею общаться с ней.

— А, так вы трусики стираете. Так бы сразу и сказали. Не буду вас отвлекать, Алексей! — она снова улыбнулась, но уходить не торопилась и продолжила: — Но мне бы очень хотелось, чтобы вы при случае навестили мое рабочее место как-нибудь вечером. Когда все уйдут. Насчет Эльзы Илгизовны не переживайте, я ее расписание знаю и сообщу, когда ее не будет. Договорились?

Алексей кивнул. Танечка еще какое-то время смотрела на него, потом задвинула кресло обратно, повернулась и вышла из кабинета. Дверь за ней закрылась, а Алексей остался ждать начальницу, как ему и было приказано.

До того момента, как дверь открылась снова, Алексей провел под столом еще минут двадцать. По ковролину приглушенно зацокали каблуки и буквально через несколько секунд он увидел темно-серые туфли Эльзы. Та мимоходом глянула под стол, но ничего не сказала, а просто отодвинула кресло и опустилась в него. Когда она повернулась и пододвинула кресло к столу, Алексей обнаружил, что начальница носит чулки с поясом и возбужденно задышал. Эльза несильно и небрежно ткнула его носком туфли.

— Не мешай! Мне нужно немного поработать, потом я займусь тобой!

Сдвинуть ноги при этом она не удосужилась, и Алексей, сдерживая возбужденное дыхание, чтобы не мешать ей работать, наслаждался открывшимся ему видом.

Минут через пять в дверь кабинета постучали, в ответ прозвучало спокойное «Войдите» Эльзы, и Алексей услышал голос Танечки.

— Вот срочные документы на подпись. Тут всего пять штук.

Судя по звукам, Эльза их подписала, предварительно просмотрев.

— Эти документы тоже на подпись, но не срочно.

— Тогда положите их в лоток, я потом посмотрю. У вас все?

— Буквально один вопрос еще.

— Слушаю?

— Вы не в курсе, куда делся Алексей? Его ищут сотрудники, надо срочно сделать несколько отчетов заказчику.

Алексей затаил дыхание

— В курсе. Он будет минут через десять. Теперь все?

— Да.

— Можете идти!

Алексей услышал, как Танечка процокала к двери и с удивлением понял, что отличает стук каблучков своей начальницы и ее секретарши. Когда дверь кабинета закрылась, Эльза несильно оттолкнулась ногами от пола и кресло отъехало. Она заглянула под стол.

— Ну как ты там? Насмотрелся? — ноги она так и не сдвинула.

— Нет, — неожиданно для себя ляпнул Алексей, не в состоянии отвести взгляд от возбуждающего зрелища.

— На нет и суда нет, — ответила Эльза поговоркой, но ноги наконец сдвинула. Алексею это движение помогло поднять взгляд и посмотреть в ее глаза. В них он увидел одновременно возбуждение, веселье и немного презрения. Эльза небрежно подняла туфельку и ткнула ее подошвой Алексею в лицо.

— Целуй, благодари и иди работать!

Алексей неловко чмокнул губами подошву туфельки и смущенно пробормотал:

— Спасибо.

Эльза отодвинула кресло в сторону, чтобы дать ему вылезти из-под стола.

— Трусики мои не забудь оставить!

Алексей снова моментально стал пунцовым, вытащил изо рта мокрые ажурные трусики, вылез из-под стола, встал на негнущиеся ноги и положил элемент интимного гардероба начальницы на стол.

— Все, свободен, иди.

Алексей подошел к двери кабинета, открыл ее и, спрятав взгляд от Танечки, мимо которой он не мог не пройти, отправился на рабочее место. По пути он заглянул в туалет и кое-как привел себя в порядок. Дойдя до рабочего места и сев за стол, Алексей увидел на экране мигающий значок электронной почты и открыл сообщение. Почта была от Танечки и сообщение гласило: «Надеюсь, вы не забыли про мою просьбу. Ориентируйтесь на 19:00 завтра. Если будут какие-то изменения, я сообщу».

Осознанные желания

С утра Эльза, как обычно, просматривала в рабочей почте ежедневный отчет о действиях сотрудников. В принципе сотрудники знали, что их проверяют и были крайне осторожны в своих действиях. Но большинство почему-то совсем не думали о том, что фирма, обеспечивающая работу интернета в офисе, может мониторить еще и рабочую почту. Поэтому, когда Эльза увидела, что Танечка вчера писала Алексею, с которым по работе они были не очень связаны, сразу заказала копию переписки. Получила она ее буквально через пять минут. Прочитав вчерашнее письмо, она набрала номер секретаря и попросила ее зайти. В кабинете Танечка была буквально через несколько секунд. Сегодня она была одета в брючный костюм темно-зеленого цвета с салатовой блузкой и салатовыми же лакированными туфлями как и всегда в последнее время на высоченной шпильке и небольшой платформе.

— Вызывали?

— Да. Объясни мне, что за просьба к Алексею у тебя и почему в нерабочее время?

— Эльза...

— Я знаю, что я Эльза. Я жду ответа на вопрос.

— Я...

— Ну! Только не ври мне! Я знаю, что ты вчера и в прошлый раз видела!

— Мне... Мне тоже захотелось!

— Чего?

— Ну чтобы вот так... как вам... целовать...

— И ты решила, что можешь его попользовать?

— Да...

— Без моего разрешения?

— Простите.

Каждый следующий ответ Танечки звучал тише предыдущего и последнее «Простите» звучало фактически шепотом.

А Эльза, глядя на покрасневшую и опустившую голову Танечку, вдруг почему-то ощутила быстро растущее возбуждение. Она подошла к двери, повернула ключ в замке и встала вплотную к смотрящей в пол секретарше. Потом взяла ее за подбородок и резко дернула ее голову вверх.

— То есть ты решила, что можно без моего разрешения пользоваться тем, что принадлежит мне и только мне?

Эльза сама не понимала, откуда пришли эти слова, но они сами срывались с языка. Она продолжила:

— Ты решила, что если видела что-то, что видеть не должна, то имеешь право пользоваться? Нет, дорогая, так не пойдет!

И Эльза опять же, почти не задумываясь над своими действиями, отвесила Танечке две хлестких пощечины. Голова у той дернулась сначала в одну, а потом в другу сторону, на щеках появились отпечатки ладоней Эльзы, которые быстро превратились в одно красное пятно. А на глазах Танечки появились слезы, покатившиеся по щекам и оставившие следы от потекшей туши. Увидев слезы, Эльза так же внезапно успокоилась.

— Перестань плакать. Больше я тебя не трону! Иди, приведи себя в порядок и приходи!

Танечка вышла из кабинета и вернулась минут через пять. Румянец на щеках остался, от слез осталась легкая припухлость, но от потекшей туши не осталось следов. Эльза уже сидела за столом. Танечка остановилась перед ней и снова уставилась в пол.

— Посмотри на меня!

Танечка подняла голову.

— Я не хочу, чтобы ты делала что-то за моей спиной. Это тебе понятно?

Снова опустив глаза, Танечка молча кивнула.

— Но это не значит, что я против того, чтобы ты иногда могла получить удовольствие...

Секретарша подняла на Эльзу недоуменный взгляд.

— Ну тебе же нравится то, что он делает?

Танечка, уже не опуская глаз, кивнула.

— Ну так если ты не против получить это удовольствие в моем присутствии, я не буду возражать.

— В смысле?

— В прямом. В 19:00 пригласим его в мой кабинет, и...

— У вас встреча сегодня в 18:30.

— Она ненадолго, я успею за полчаса.

Танечка в ответ промолчала.

— Так я не поняла, ты согласна?

И Эльза снова увидела молчаливый кивок Танечки, уставившейся в пол.

— Тогда предупреди его, что в 19:00 я его жду у себя. Но если я задержусь, без меня не начинай. Поняла?

В ответ снова получила кивок, явно означающий согласие.

— Тогда можешь идти.

И Эльза, больше не обращая внимания на Танечку, углубилась в рабочие файлы. Та же развернулась и пошла к выходу из кабинета. С каждым шагом походка ее делалась все легче и легче.

Телефон на рабочем столе Алексея зазвонил в 17:55 — за пять минут до конца рабочего дня. Он с явной неохотой взял трубку и услышал голос Танечки:

— Алексей, в 19:00 будьте добры зайти к Эльзе, она будет ждать Вас!

Сразу после этой фразы Танечка, не дожидаясь, ответа положила трубку.

Алексей задумался. Он не очень понимал: либо его вызывает Эльза, либо это Танечка таким образом дала понять, что ждет его вечером, как и предупреждала. Выбора в любом случае у него не было. Оставшийся час Алексей провел, изнывая от неопределенности и безделья. Он попробовал посидеть в интернете, но ничего интересного там не обнаружил. Зашел на любимый форум, но и там было тухло и неинтересно. Он запустил «Энгри бердс» и сумел убить двадцать минут. До назначенного времени оставалось еще пятнадцать. Коллеги уже давно разошлись, и в офисе было сумрачно и тихо. Наконец минутная стрелка на часах в комнате подползла к цифре одиннадцать, и Алексей вышел из комнаты. Он прошел полутемным коридором до приемной перед кабинетом Эльзы, постучался и услышал танечкино «Войдите». Алексей подумал, что скорее всего это все-таки ее инициатива. Та встала ему навстречу из-за стола. На щеках ее был какой-то неестественно яркий румянец. Она молча подошла к двери кабинета Эльзы и открыла ее перед Алексеем. Он зашел и увидел сидящую за столом, под которым вчера он провел полчаса, начальницу. Дверь за ним закрылась, и по приглушенному стуку каблуков по ковролину Алексей понял, что вместе с ним в кабинет зашла и Танечка.

Эльза же как-то хищно улыбнулась ему, потянулась в кресле всем телом и вдруг коротко приказала:

— Иди на место!

Увидев недоуменный взгляд Алексея, добавила:

— Под стол!

Алексей оглянулся на Танечку. Та стояла с непроницаемым лицом и молча смотрела на него.

— Мне повторять два раза? — в голосе Эльзы звучали стальные нотки.

Алексей еще раз стыдливо оглянулся на Танечку, но та никак не реагировала. Он подошел к столу, опустился на колени и пролез мимо отъехавшей на кресле Эльзы под стол. Эльза вернулась обратно, и Алексей снова смог насладиться зрелищем великолепных ног своей начальницы, затянутых в нейлон. Начальница была в трусиках. Тех самых, которые Алексей так долго стирал вчера. От возбуждающего зрелища его отвлек голос Эльзы:

— Приступайте, Алексей. Я не просто так вас пригласила.

В голосе звучала насмешка. Алексей увидел, как Эльза сползает по креслу ему навстречу и понял, что туфли на сегодня целовать он закончил, а предстоит нечто другое, но не менее интересное и возбуждающее.

Он подполз ближе к креслу, Эльза перекинула свои точеные ноги ему через плечи и подвинулась на кресле навстречу его лицу, как бы предлагая немедленно приступить. Трусики были мокрыми от смазки. Алексей осторожно провел по их влажной поверхности языком. Эльза вздрогнула, опять непроизвольно подалась навстречу, и ему ничего не оставалось, как начать делать то, что от него ожидали.

Немного приподнявшись в кресле и задрав юбку, Эльза быстрым движениям стянула трусики на бедра и Алексей без подсказок и напоминаний опустил их вниз. Теперь путь был свободен и больше ничего не мешало. Он приник губами к влажной и гладко эпилированной промежности, ощутил, как много там смазки, и движением языка снизу не дал ей стечь на кресло. После этого неторопливо начал исследовать языком все складочки, иногда проникая внутрь. Через какое-то время он сосредоточил все усилия на верхней части и нащупав языком твердую горошину клитора, обвел ее несколько раз, как бы рисуя языком восьмерку. Эльза задышала чаще, опустила под стол руку и, взяв Алексея за волосы, вжала его лицо себе между ног. Ему оставалось только активнее работать языком, не отрываясь от клитора. Он лизал, а рука начальницы держала его за волосы и прижимала к себе все сильнее. Кончила Эльза очень бурно и громко. Алексею показалось, что ее крики должны быть слышны как минимум в окрестных домах. Эльза отпустила волосы Алексея и расслабленно лежала в кресле, дразня его своим запахом и великолепным видом, который открывался ему под столом.

Минут через пять она медленно втянула свое тело выше по креслу. И ленивым расслабленным голосом сказала:

— Трусики надень!

Алексей подобрал с пола кружевной комочек, расправил его и помог Эльзе одеться. Еще через какое-то время та отодвинула кресло и разрешила покинуть уже такое привычное ему подстольное пространство. Алексей выполз из-под стола на четвереньках, обогнул кресло Эльзы и первое, что увидел — Танечку, сидящую в кресле для посетителей и завороженно смотрящую на него. Глаза Танечки горели неприкрытым вожделением.

— Теперь он твой, — сказала Эльза и с ленивой грацией откинулась в кресле. — А я посмотрю.

Танечка сидела в кресле, широко раздвинув стройные ноги, на лице ее было мечтательное выражение и какая-то очень развратная предвкушающая полуулыбка. Увидев Алексея, она поманила его наманикюренным пальчиком, и тот, не вставая с колен, пополз к креслу, на котором она сидела. Он остановился у ее ног и, опершись на руки, приподнял голову. Длинные ноги Танечки были широко расставлены. Алексей поднял голову выше. Танечка, расстегнув блузку и засунув ладонь под вырез телесного цвета лифчика, ласкала свой сосок. Увидев, что Алексей на нее смотрит, второй рукой она расстегнула застежку лифчика между его чашками, и тот распахнулся, открывая небольшую, но красивой формы грудь секретарши с маленькими аккуратными розовыми сосками. Танечкины пальчики с перламутровым маникюром продолжали теребить сосок. Не прекращая своего занятия, она подставила ему свои салатовые туфли, и Алексей обреченно принялся покрывать их поцелуями.

Так продолжалось какое-то время, чем занималась Танечка, Алексей не видел, но дышать она стала куда чаще. Где-то на заднем плане слышалось и дыхание Эльзы, которое тоже участилось.

Наконец Танечка оттолкнула его ногой, и он снова смог поднять голову. Секретарша встала с кресла перед Алексеем и тихим шепотом приказала:

— Сними все!

Алексей дрожащими руками как-то сумел справиться с застежкой брюк, а потом помочь стянуть их с Танечки вместе с ажурными трусиками такого же телесного, как и лифчик, цвета.

Танечка перешагнула через снятую одежду, но садиться не стала. Она подошла к Алексею, его голова была как раз напротив ее аккуратного лобка с тонкой полоской волос. Он уже хотел было поцеловать открывшуюся его взгляду влажную плоть, но Танечка его удивила. Она повернулась спиной, потом встала в пол-оборота к стоящему на коленях Алексею и, взяв его за волосы, ткнула голову между ягодиц.

— Сначала тут, — произнесла она опять волнующим приказным шепотом.

Алексей начал делать то, что от него потребовали и, судя по тому, как выгибалась ему навстречу секретарша и как она вдавливала его голову между ягодиц, делал он это именно так, как Танечке и нравилось. Она держала Алексея за волосы, и как только он начинал работать языком медленнее чем ей хотелось, сжимала руку, втискивала лицо Алексея еще плотнее между своих ягодиц и яростно шептала:

— Быстрее, быстрее лижи, сука!

И Алексею ничего не оставалось, как снова увеличивать темп. Он полировал языком танечкин анус и ощущал как в нем нарастает дикое, почти животное возбуждение, а член становится просто каменным.

Через некоторое время она оттащила его от своей попки и снова повернулась к нему лицом. Уже ничего не говоря, притянула его за волосы к себе спереди и с яростным ожесточением стала трахать его в рот твердым приличного размера клитором. По крайней мере Алексей воспринимал ее действия именно так: его грубо и беззастенчиво трахали в рот, не интересуясь его мнением и желаниями. А ему оставалось только помогать языком.

Кончила Танечка очень быстро и бурно, покрыв слоем смазки все лицо и волосы Алексея. Некоторое время она стояла молча, прижав не смеющего пошевелиться Алексея с вытянутым языком к своей промежности. Потом она все так же молча наклонила его голову немного ниже, вытерла свою промежность о его волосы и со словами «Все, свободен» с размаху рухнула в кресло.

Ошеломленный, мокрый от смазки и ощущающий себя абсолютно униженным, Алексей продолжал стоять на коленях. Каменная эрекция при всех этих ощущениях никуда не делась. В этот момент раздались аплодисменты. Бесстыдно раскинувшаяся в своем кресле Эльза демонстративно хлопала в ладоши...

Смена статуса

Работу на следующий день Эльза проспала. Но генеральные директора, как известно, не опаздывают, а задерживаются. А если владелец при этом еще и является единственным акционером, то предъявлять претензии Эльзе точно было некому. Ну только если самой себе, но Эльза решила не вступать во внутренний конфликт и опоздание себе простила.

Когда она своей уверенной походкой вошла в приемную, Танечка была уже на месте. Сегодня ее секретарша была одета в длинную и узкую серую юбку до середины икр и бледно-фиалковую блузку, выгодно подчеркивающую ее грудь. Эльза посмотрелась в зеркало и осталась собой довольна. Ей безумно шел ярко-желтый костюм с белой блузкой и бледно-лимонными туфлями. И она, и Танечка естественно были на шпильках. Вопреки современной моде на кедики и прочие кроссовки.

Эльза забрала у секретарши свое расписание на день и вошла в кабинет. Там уже ничего не напоминало о вчерашней оргии, и Эльза опустилась в кресло, включив компьютер. Пока он включался, она задумалась, а потом вызвала Танечку. Та зашла в кабинет и прикрыла за собой дверь.

— Ну что будем делать с нашим... хм... коллегой? — немного запнувшись, подбирая определение, спросила секретаршу Эльза.

Танечка задумалась на несколько секунд и спросила:

— А вы видите какие-то варианты?

Эльзе понравилось, что Танечка даже после того, что видела вчера вечером, не стала фамильярничать и продолжала соблюдать субординацию.

— Вижу, — сказала Эльза немного подумав. — Можно его уволить и забыть. Можно поменять профиль работы и перевести в приемную, — тут она улыбнулась. — А можно сделать вид, что ничего не было. Вариантов на самом деле много. А как считаешь ты? — Эльза задала вопрос и внимательно посмотрела на Танечку.

Та опять на несколько секунд задумалась, а потом уверенно сообщила, что вариант с переводом в приемную ей нравится больше всего.

— Ну вот и договорились, готовь приказ и с сегодняшнего дня он будет работать с тобой.

— А если откажется?

— В другой ипостаси он нам не нужен. Сотрудник он средний и замену найдем легко.

Танечка молча кивнула и отправилась готовить приказ о переводе.

— И передай в бухгалтерию, чтобы ему увеличили зарплату. Чтобы стимул был.

Танечка вежливо обернулась, сказала, что поняла и вышла из кабинета.

Приказ был готов уже через полчаса. Еще через сорок минут Танечка уже стояла с ним у рабочего стола Алексея, а тот никак не мог понять, что она от него хочет. Мысли после вчерашнего были сумбурными, вернувшись домой, он прилично выпил и теперь не был готов к такому повороту дел. Но Танечка была настойчива и когда поняла, что Алексей соображает сегодня крайней туго, громко и внятно произнесла, так чтобы слышали все и Алексей в первую очередь:

— Вас переводят на должность советника генерального директора. Эльза Илгизовна хочет, чтобы вы приступили к работе немедленно, так как до отпуска ей нужно ввести вас в курс дела. Через полчаса она хочет видеть вас на новом рабочем месте.

После этого Танечка развернулась и, плавно покачивая бедрами, вышла из кабинета. Коллеги косились на Алексея, но молчали, не понимая его нового статуса. А Алексей вздохнул, встал и, морщась от легкой головной боли, начал собирать вещи для переезда.

На своем новом рабочем месте он сидел через двадцать пять минут. Танечка, проследив, что он расположился, зашла в кабинет к начальнице и через несколько минут, выглянув оттуда, позвала Алексея внутрь. Он зашел, ощущая легкое возбуждения и нервничая из-за неизвестности. Прикрыв за собой дверь, сотрудник застыл на пороге немым изваянием.

— Не надо стесняться, Алексей, подходите ближе и вставайте на колени. В будущем я бы хотела, чтобы вы делали это без напоминаний.

Алексей почувствовал в ногах какую-то странную слабость, со стыдом ощутил, что эрекция становится сильнее и сильнее, подошел к креслу Эльзы и опустился на колени рядом с ним.

— Прекрасно. А теперь слушайте. Я перевела вас на новую должность, чтобы всегда иметь под рукой, — Эльза улыбнулась. — Других обязанностей у вас не будет, но эти вы должны выполнять исключительно на высоком уровне. Поэтому пока я буду в отпуске, вашим воспитанием займется Татьяна. Вам необходимо только выполнять те инструкции, с которыми она вас ознакомит. Можете пока идти, надеюсь, вы меня поняли.

— Я понял вас, Эльза Илгизовна! — Алексей на ватных ногах поднялся с колен и пошел к выходу.

— В следующий раз с колен вставайте только перед дверью, — сказала ему Эльза вслед. Алексей вздрогнул, повернулся, пробормотал «Я вас понял» и вышел из кабинета, прикрыв за собой дверь.

— Вот и все, — сказала Эльза, обращаясь к Танечке. — У тебя есть две недели на его воспитание. Думаю, что ты справишься.

Танечка задумчиво кивнула. В ее глазах разгоралось вожделение.

— А может быть, мы сегодня устроим прощальную вечеринку в честь вашего отъезда?

Эльза подумала и кивнула.

— Тогда я займусь организацией, начинаем, как и вчера в 19:00?

— Да. Можно даже чуть раньше!

Танечка улыбнулась начальнице и вышла из кабинета походкой уверенной в себе женщины. Эльзе на какое-то мгновение даже стало жалко Алексея. Но эта мимолетная жалось быстро прошла.

Проводы в отпуск

Ровно в 19:00 Танечка зашла в кабинет Эльзы, за собой она вела за галстук новоиспеченного советника генерального директора. Советник не сопротивлялся, но в глазах его плескалась такая безнадежность, что можно было подумать, что Алексея ведут на казнь. Впрочем, судя по плескавшемуся в карих глазах Эльзы и зеленых глазах Танечки предвкушению, казнь могла бы стать для Алексея лучшим выходом.

Остановившись посередине комнаты, Танечка обернулась к несчастной жертве и выразительно посмотрела на нее. Жертва, немного покраснев, опустилась на колени, через брюки просматривалась эрекция.

— Он к вашим услугам, Эльза Илгизовна.

Алексей стоял на коленях и смотрел в пол.

— К нашим, Танечка. Думаю, что сегодня начнешь ты.

Долго упрашивать Танечку не пришлось. Она повернулась к Алексею.

— Разденься совсем, оставь только галстук! — требовательным тоном произнесла она, глядя на Алексея сверху вниз.

Тот начал неловко стаскивать с себя пиджак, потом дрожащими руками расстегивать рубашку. При этом он краснел все сильнее и сильнее с каждым движением.

— Быстрее! — приказным тоном поторопила его Танечка.

Алексей ускорился, но так как руки дрожали, быстро раздеться все равно не получалась. Несколько раз Танечка подгоняла его тычками туфельки в бок. Наконец Алексей справился с одеждой и остался на коленях голым, с галстуком на шее и торчащим членом. Танечка стояла перед ним одетой, чуть расставив ноги, и его покорный и обреченный взгляд упирался в ее лобок, скрытый натянутой тканью юбки. Эльза какое-то время со стороны любовалась этой сценой, потом не выдержала, вышла из-за стола и тоже подошла к жертве.

— Пусть начнет с наших туфель, — сказала она Танечке и та, положив руку Алексею на затылок, небрежно пихнула его вниз. Какое-то время обе наблюдали как голый мужчина с высоко поднятым задом немного суетливо целовал туфли то одной, то другой. Потом Эльза, приподняв ногу, опустила подошву на лицо Алексея, прижав его к полу.

— Каблуки! — кратко приказала она, и тот начал вылизывать каблук второй туфельки Эльзы. В какой-то момент каблук подставила ему Танечка, и Алексей переключился на неё. Эльза убрала ножку с его лица и села в ближайшее кресло.

— Пусть сполоснет рот и можно пустить его выше, — сказала она Танечке, продолжавшей наблюдать за тем, как их жертва облизывает каблуки туфель.

Та отпихнула Алексея и села в кресло рядом с Эльзой.

— Иди, помой рот с мылом и возвращайся!

Алексей было потянулся за одеждой.

— Голым! — голос Танечки возражений не допускал. Алексей на четвереньках дополз до двери в кабинет, открыл ее и выполз в приемную. Там встал на ноги, выглянул за дверь и, убедившись, что в коридоре никого нет, совершил бросок до туалета, сделавший бы честь любому участнику Олимпийских игр по бегу на короткие дистанции. В туалете он тщательно прополоскал рот мыльной водой, одновременно прислушиваясь, не идет ли кто, и готовый, если что-то услышит, сразу нырнуть в кабинку. Но обошлось, и Алексей, сполоснув род уже чистой водой, так же быстро метнулся обратно к двери в приемную. Очутившись там, он выдохнул, закрыл дверь на ключ и, подойдя к двери кабинета Эльзы, встал на колени, осторожно ее приоткрыв.

— Заползай уже, советник. Мы тебя заждались тут. Начни с Танечки, сегодня она первая.

Алексей, уже более привычно передвигаясь на четвереньках, подполз к креслу, в котором сидела секретарша. Та встала и подтянула свою узкую юбку на бедра, обнажив стройные ноги в чулках.

— Трусики сними с меня! — тон Танечки был холодным и уверенным.

Алексей потянулся к ее бедрам, но та ударила его по рукам.

— Без рук. Я не хочу, чтобы ты меня касался ими!

Алексей приподнялся и начал неловко стаскивать трусики Танечки зубами.

— Аккуратнее, порвешь! Аккуратнее, я сказала.

Танечка комментировала неловкие движения Алексея, пытавшегося снять с нее трусики. Попытки были успешными, но очень медленными и периодически кружевная ткань предательски трещала. Танечка не выдержала и, взяв Алексея за волосы, оттянула его голову назад и влепила пощечину.

— Я сказала аккуратнее! — сказала она, глядя Алексею в глаза и выделяя каждое слово. — Продолжай!

Алексей продолжил, и после акта воспитания куда более успешно. Через пару минут трусики оказались на полу, и Танечка переступила через них своими длинными ногами. Взяв Алексея за волосы, она потянула его к креслу.

— Лицом вверх! — коротко приказала она.

Алексей подчинился и положил голову на край кресла лицом вверх. Танечка же подошла к нему и, легко перекинув ноги через ручки и держась за спинку кресла, опустилась попой на лицо Алексея, вжав ему затылок в мягкую кожу.

— Оригинально! — не удержалась от комментария Эльза, внимательно наблюдая за происходящим.

Танечка улыбнулась в ответ, немного приподняла свою попку, чтобы Алексей мог вздохнуть, и снова опустилась ему на лицо, почти лишив того доступа воздуха.

Алексей работал языком, полируя им то анус Танечки, то ее вагину, в зависимости от того, что она подставляла ему в тот или иной момент. Он ощущал какое-то странное возбуждение от того, что его унижают две красивые женщины и от того, что его используют так, как им хочется. Он совершенно потерял счет времени и просто лизал Танечку, ощущая под языком то тугую дырочку ануса, то большой танечкин клитор. В какой-то момент он понял, что уже некоторое время лижет только клитор, которым Танечка терлась о его язык размашистыми движениями туда и обратно. Движения становились все короче по амплитуде и все быстрее. В конце концов, они стали беспорядочными, Танечка застонала и, как-то очень глубоко выдохнув, замерла на лице Алексея, полностью перекрыв ему доступ воздуха. Он тоже замер, боясь пошевелиться, хотя дышать ему было совсем нечем. Через некоторое время, показавшееся ему вечностью, Танечка приподняла свою попку и лениво слезла с лица Алексея. Тот наконец смог сделать глубокий вдох. Танечка же рухнула в соседнее кресло, вытянув ноги.

Однако долго отдыхать Алексею не пришлось — место Танечки уже занимала Эльза. Она, как и ее секретарша, подобрала юбку до бедер, но на лицо Алексея села прямо в трусиках. И сразу же подставила ему клитор. Трусики были насквозь мокрые, и кончила начальница очень быстро. Однако, в отличие от Танечки, слезать с лица Алексея она не спешила и долго подставляла ему под язык попу, которую тот усердно и старательно вылизывал.

Наконец Эльза тоже решила, что удовлетворена, и покинула многострадальное лицо своего советника. Алексей опять глубоко вздохнул, но с места не трогался, так как ему никто не сказал, что он может это сделать.

Танечка тем временем подобрала трусики и натянула их, а потом опустила юбку вниз. Эльза же расслабленно полулежала в кресле, не заботясь о том, чтобы привести себя в порядок.

— В холодильнике в приемной есть шампанское. Принеси нам, — голос начальницы был благожелателен, но ослушаться приказа Алексей не посмел. Уже привычно на четвереньках он дополз до двери в приемную, открыл ее и только потом поднялся на ноги. Там он открыл холодильник, взял одну из бутылок, некоторое время не мог найти бокалы, но и с этой задачей в итоге справился. Снова опустился на четвереньки и вполз в кабинет. Он подполз к столу, поставил на него бокалы, с легким хлопком открыл бутылку и разлил напиток по бокалам. После чего, не вставая с четверенек, подал его дамам. Дамы, потянулись к друг другу, чокнулись и выпили. Приговорили бутылку они минут за пятнадцать и отправили Алексея за следующей. С ней они тоже не тянули, и когда Эльза допила последний бокал, она внимательно посмотрела на Алексея и сказала:

— Я хочу писать!

В глазах Танечки мелькнуло понимание, и она сказала, что тоже не против. Теперь они обе внимательно смотрели на Алексея. Тот сначала растерянно смотрел то на одну, то на другую, потом внезапно понял, что от него хотят и сильно покраснел.

— Нет, не хочу! — сказал он неуверенно.

— А тебя и не спрашивают!

Эльза подошла к нему сзади, поставила ногу на спину и надавила, опуская его на четвереньки. Потом наклонилась и взяла его сзади за яйца. Алексей замер.

— Ты сейчас ляжешь на пол лицом вверх, и я пописаю в твой рот. Потому туда пописает Танечка. Если ты прольешь хоть каплю, ты потом уберешь ее языком. Ты понял?

И Эльза сжала мошонку Алексея, одновременно потянув ее вверх. Алексей застонал.

— Я не слышу ответа!

— Да... Я понял, — сквозь стон потянул тот.

Эльза неторопливо разжала пальцы, и Алексей перевернулся на спину. Начальница подошла, расставила над ним ноги и присела, примериваясь.

— Открой рот! — приказала она.

И как только Алексей выполнил приказ, в рот ему ударила солоноватая желтая струйка. Рот быстро наполнился и ему ничего не оставалось, как сглотнуть теплую жидкость. Эльза не торопилась и внимательно наблюдала за лицом Алексея. Тот жмурился от попадавших на лицо брызг и глоток за глотком пил. Наконец Эльза закончила, и ее место заняла Танечка. Она не стала сдерживаться и писала в полную силу. Алексей не справлялся и, увидев это, Танечка перестала целиться ему в рот, а стала писать прямо на лицо. Алексей пытался ловить струю, но это получалось далеко не всегда. Танечка закончила и встала. Алексей перевернулся, обреченно начал убирать то, что не смог выпить, с паркета, а начальница и ее секретарь наблюдали за ним и указывали на места, которые он еще не убрал. Наконец обе сочли, что пол чистый. Эльза посмотрела на часы и сказала, что ей пора собираться. Танечка молча кивнула и тоже встала.

— Приберешь тут все, помоешь бокалы и можешь идти! В понедельник тобой будет заниматься Танечка. Надеюсь, что к моему приезду, ты будешь уметь гораздо больше, чем сейчас.

И Эльза вышла из кабинета. За ней неторопливо вышла Танечка. Алексей, стоя на коленях, тоскливо смотрел им вслед, понимая, что теперь ему остается только одно — выполнять все, что ему будут приказывать.

Первые уроки

На работу утром в понедельник Алексей идти категорически не хотел. Все выходные он самым пошлейшим образом пропьянствовал дома в компании самого себя. Компания была приятная и поэтому начавшаяся в пятницу вечером пьянка закончилась только к двум часам ночи понедельника. Будильник же прозвенел уже в шесть утра, вырывая Алексея из мира непонятных снов в мир реальный, где надо было идти на работу. А то, что ожидало его там, он представлять боялся и не хотел, опасаясь, что реальность может быть хуже любых предположений.

Он буквально выцарапал себя из постели, первым делом отправившись в душ. Там он проплескался минут двадцать и, надо сказать, немного пришел в себя. Таблетка обезболивающего избавила его от головной боли, а утренний кофе убрал какую-то часть неприятных ощущений в полости рта. Однако организм наотрез отказывался принимать внутрь что-либо, кроме жидкости, поэтому завтракать Алексей не стал. Подумав, он развел в холодной минералке две таблетки аскорбиновой кислоты и запил получившейся смесью еще одну таблетку обезболивающего. Проделанные манипуляции помогли приблизить его состояние к нормальному еще на несколько небольших шагов.

Алексей посмотрел прогноз погоды и с учетом предстоящей жары выбрал льняной костюм и рубашку с коротким рукавом, не предполагающую галстука. Подумав, он решил, что на машине на работу точно ехать не стоит, трястись в общественном транспорте тоже не хотелось, поэтому он заказал такси, которое приехало через пять минут. В итоге на работе он оказался за сорок минут до начала рабочего дня. В офисе было еще пусто, да и наплыва народа не предвиделось, так как большинство сотрудников старались брать отпуск одновременно с Эльзой, ибо в ее отсутствие все равно нельзя было решать какие-то серьезные проблемы. Поэтому пока ее не было, фирма функционировала вполсилы.

Алексей открыл дверь в приемную и прошел на свое рабочее место. Танечки еще не было. Он повесил пиджак на спинку стула, включил кондиционер, так как жара уже начинала ощущаться, затем компьютер и сел в кресло, совершенно не представляя, что делать дальше. Новые обязанности ему никто не объяснял, да и было непонятно, будут ли у него какие-то именно рабочие обязанности, или же дело ограничится исключительно удовлетворением желаний его начальницы и ее секретарши. При мысли о том, что происходило в пятницу, Алексей ощутил жгучий стыд и, как ни странно, сильное возбуждение.

Именно в этот момент в приемной появилась Танечка. Она была в легком летнем платьице — светло-бежевом в мелкий красный цветочек (Алексей машинально отметил, что это розы). Платье было приталено и выгодно подчеркивало фигуру его обладательницы. Заканчивалось оно где-то на середине идеальной формы бедер его обладательницы, оставляя открытыми ее великолепной формы длинные ноги. Дополняли этот наряд легкие светлые босоножки на тонкой подошве и высоком каблуке, а также маленькая летняя сумочка на длинном ремешке в тон босоножкам. Маникюр и педикюр по тону идеально совпадали с цветочками на платье. В общем, сказать, что Танечка была великолепна и эффектна — значит, не сказать ничего.

— При моем появлении надо вставать, запомни! — Танечка прошла к своему месту, а Алексей поспешно поднялся.

— На колени, — добавила Танечка с очаровательной улыбкой.

Алексей молча опустился на колени

— А ты понятливый мальчик, это хорошо! Теперь можешь встать и помочь мне расположиться. Это в любом случае будет твоей постоянной обязанностью. Танечка подошла к своему месту, а Алексей, поднявшись с колен, отодвинул ей стул, дождался, когда она начнет садиться и снова его придвинул.

— Хорошо. Молодец. Я люблю эспрессо с утра, а Эльза Илгизовна — капучино. Запомни. Кофемашина стоит знаешь где. Я люблю, чтобы кофе был горячим, а для Эльзы готовишь минут за десять до ее прихода. Но это мы потренируемся еще, когда она выйдет из отпуска.

Алексей кивнул и молча отправился делать кофе для Танечки. Через три минуты он подал ей в маленькой чашке горячий капучино.

— Молодец! Только в следующий раз положи мне еще маленькую шоколадку. Они в ящике столика, где стоит кофемашина. Алексей вернулся за шоколадкой и аккуратно положил ее на блюдце, где стояла чашка.

— Теперь идеально! Иди пока на свое место, я позову тебя, если понадобишься!

Танечка выпила кофе и, небрежно бросив Алексею «Чашку помой и поставь на место», села за компьютер и достаточно долго работала. Алексею же, кроме помывки чашки, заняться было абсолютно нечем, и он бессмысленно блуждал по интернету, убивая время.

Наконец Танечка закончила и потянулась. Алексей сразу приподнял голову, ожидая, что будет.

— Закрой дверь и иди сюда!

Алексей выполнил приказ.

— Теперь сними с меня босоножки и сделай мне массаж ступней.

Алексей опустился на колени и, аккуратно сняв с Танечки босоножки, начал массировать сначала одну потом другую маленькую изящную ступню. Танечка откинулась в кресле и отдалась ощущениям. Алексей же в какой-то момент понял, что ему тоже нравится этот массаж, нравятся маленькие пальчики с алым педикюром, нравится гладкая даже на пятках кожа, а самое главное — ему нравится выполнять приказы этой женщины. Массаж продолжался не менее получаса. Наконец Танечка сказала, что хватит, и приказала снова ее обуть. Что Алексей и исполнил, любуясь во время процесса изящными щиколотками секретарши. Он застегнул тонкие ремешки, и Танечка, насмешливо глядя на него сверху вниз, неожиданно поставила одну из ножек ему на ширинку, сразу ощутив под тонкой подошвой возбужденный член Алексея.

— А тебе нравится быть прислугой, я смотрю, — прокомментировала она, улыбаясь той самой улыбкой, которая, как Алексей уже понимал, сулила всякие неожиданности. — Нравится? Смотри мне в глаза и отвечай!

Алексей поднял взгляд и почти что утонул в зеленых танечкиных глазах. Она смотрела на него внимательно и сосредоточенно. Так смотрит хищник перед броском на жертву, так смотрит удав на кролика и так смотрела Танечка на Алексея. В этот момент он понял, что он — ее жертва, и именно так она его и воспринимает. И Танечка тут же подтвердила его догадку. Она убрала ножку с его ширинки и чувствительно пнула по яичкам.

— Когда я задаю вопрос, я хочу слышать ответ немедленно! И мне не хочется больше никогда об этом напоминать! Ты понял?

Танечкина нога находилась между его ног, и Алексей физически ощущал, что она готова ударить его снова.

— Я понял!

— Тогда слушаю!

— Мне нравится!

— Что именно?

— Быть прислугой!

— Чьей?

— Вашей!

— Это хорошо. И запомни еще одно. С этого момента ты называешь меня по имени-отчеству. Всегда!

— Я понял.

Резкий и болезненный тычок в то же место прибавил Алексею догадливости.

— Я понял вас, Татьяна...

— Викторовна!

— Я понял вас, Татьяна Викторовна!

Танечка улыбнулась, а Алексей невольно представил удивленные взгляды коллег, когда они услышат, как он обращается к ней по имени-отчеству при том, что вся фирма называла ее по имени.

А в зеленых глазах теперь уже Татьяны Викторовны разгорался какой-то бесовский огонек. И тут же она капризным тоном сказала, что хочет писать. Алексей после пятничного вечера уже знал, что делать. Он перевернулся на спину и открыл рот. Танечка встала со стула, стянула с себя воздушные кружевные бежевые трусики, встала над лицом Алексея, и он увидел гладко эпилированную промежность, которая, не торопясь, опускалась к его лицу. Алексею явно давали возможность все внимательно рассмотреть. Потом Танечка встала на колени над головой Алексея и плотно опустилась ему на рот. И почти сразу начала писать. На этот раз она не торопилась и выдавала жидкость маленькими порциями, чтобы Алексей успел выпить все, не пролив ни капли. Через пару минут она приподнялась на коленях и провела мокрыми от смазки и мочи половыми губами по лицу Алексея.

— А теперь помой меня. Хорошо помой, — и снова опустилась ему на лицо.

Алексей начал работать языком, и уже через пару минут солоноватый вкус поменялся на нейтральный, а еще через несколько он ощутил, что тело Танечки начинает непроизвольно вздрагивать и эта дрожь становится все чаще и все сильнее. Она двигалась в такт движениям его языка и все сильнее прижималась к его лицу. Кончила она, полностью перекрыв Алексею дыхание, и только когда он начал извиваться под ней от недостатка воздуха, соизволила приподняться, чтобы Алексей смог дышать.

Через некоторое время Танечка переместилась обратно в кресло, а Алексей так и остался лежать на полу. Она поставила на его лицо подошвы босоножек и Алексей автоматически начал их целовать, ощущая, что возбуждается. Продолжалось это недолго, Танечка убрала ноги, приказала надеть на нее трусики, открыть дверь и работать дальше. Алексей, сказал, что ему нечего делать.

— Ну, пока сиди и делай что хочешь, а завтра я подумаю, как тебя занять.

— А можно я схожу пообедать, Татьяна Викторовна?

— Нет! Того, что ты выпил в обед, тебе вполне достаточно! — И Танечка усмехнулась, возвращаясь к редактированию документа.

За время от обеда и до конца рабочего дня она доработала два договора, а также разрешила несколько не особо сложных, но требующих вмешательства ситуаций с поставками, которые должны были начаться послезавтра. За это время Алексей еще два раза приготовил ей кофе с неизменной шоколадкой, а все остальное время маялся от безделья.

Рабочий день заканчивался в 18:00 и ровно в это время Танечка выключила компьютер и откинулась в кресле.

— Иди, закрой дверь и потом разденься, — приказала она тоном, исключающим возражения.

Алексей с выполнением приказа не медлил и уже через две минуты стоял голым перед креслом секретарши. Та развернулась к нему, взяла со стола сумочку и неторопливо отстегнула от нее ремешок.

— Я в выходные много читала. Про обращение с прислугой. И знаешь, почти везде написано, что на начальном этапе самая эффективная политика — это устрашение. Мне это показалось логичным, поэтому я тебя выпорю. Не за ошибки — ты быстро учишься —, но я хочу, чтобы ты понимал, что я имею право сделать с тобой все, что захочу в любой момент. И я хочу, чтобы ты это запомнил и ощутил. Будь добр, развернись, встань на колени, опусти голову вниз, а задницу подними как можно выше, чтобы мне было удобно, и расставь пошире ноги.

Алексей выполнил все, что ему было приказано.

— Прекрасно. Мы можем начинать.

И Алексея пронзила боль от первого удара. Ремешок сумки был узким, и было очень больно. Он вздрогнул и застонал.

— Какие мы нежные. А я только начала!

Последовали еще два удара почти без перерыва. Резких и хлестких. Алексей попытался изменить позу, за что получил еще один, сильнее предыдущих.

— На место. Разве я разрешала тебе менять позу?

Волей-неволей Алексей снова принял ту позу, которую ему было приказано не менять. Сразу же после этого Танечка обрушила на него град ударов, каждый из которых отзывался резкой болью и заставлял Алексея стонать. Он физически ощущал, что процесс порки Танечку возбуждает, и чем сильнее он стонет, тем больше она заводится. Однако она держала себя в руках, хотя Алексей слышал, что ее дыхание становится прерывисто возбужденным. Несколько ударов попали по яичкам, Алексею хотелось упасть на пол в позу эмбриона и так лежать, пока его не перестанут пороть. Но он мужественно держал изначальную позу, вздрагивая от каждого из ударов. Он уже совсем не понимал, сколько времени длится эта боль, когда вдруг она прекратилась. Теперь слышно было только тяжелое дыхание Танечки.

— На сегодня, пожалуй, хватит. Надеюсь, ты понял все?

— Да, Татьяна Викторовна! Я все понял!

— Что именно? — тон, которым Танечка задала этот вопрос, подразумевал, что если ответ будет неверным или Алексей с ним задержится, порка начнется снова.

— То, что вы можете сделать со мной все, что посчитаете нужным, Татьяна Викторовна!

— Я же говорила, что ты быстро учишься. Можешь меня поблагодарить!

И Алексей обнаружил, что испытывает абсолютно искреннюю благодарность за то, что его перестали пороть. И он совершенно неожиданно для себя повернулся, лег на пол, подполз к танечкиным ногам и начал осыпать их поцелуями, бормоча благодарности.

Он этого не видел, но когда Танечка смотрела сверху на ползающего у ее ног голого мужчину, целующего ее ноги, с покрытым следами от ударов задом, на лице ее блуждала какая-то очень развратная и одновременно торжествующая улыбка. И в улыбке этой ощущалось удовольствие от власти и предвкушение того, что она сможет сделать со своей жертвой дальше.

В шаге от цели

Как и у многих современных девушек, у Танечки был не один мужчина. Постоянных было трое. Первый, с которым она общалась уже больше пяти лет, был чиновником средней руки, женат, растил двоих детей, а с Танечкой раза два в месяц посещал модные дорогие рестораны, и потом они ехали в хорошую гостиницу, где и проводили время. Классический вариант папика, который не претендовал на эксклюзивность и не особо интересовался, чем занимается Танечка в его отсутствие. Звали его Семен Николаевич, не так давно он перешагнул пятидесятилетний рубеж, в сексе был изобретателен, а за его щедрость Танечка прощала ему большой живот и неприятное пыхтение перед самым оргазмом. На подарки Танечке денег он не жалел, и она это ценила, раздумывая, что после того, как он купит обещанную машину, можно будет подумать и о смене квартиры. Танечку он как-то очень элегантно снял у ее работы, остановившись и предложив подвезти.

Второй ее мужчина был классическим ботаником. Его звали Володей, он в свои тридцать лет был нищ как церковная мышь, жил в жуткой квартире в Беляево, оставшейся ему от бабушки, и интересовался прежде всего теоретической физикой, а потом уже Танечкой. Володю Танечка жалела, раз в неделю возила ему домой котлетки с супчиками и там же после обязательного минета, который физик-теоретик просто обожал в Танечкином исполнении, отдавалась ему на старом продавленном диване. Познакомились они на научной выставке, куда Танечка попала совершенно случайно, а Володя представлял свой институт, безнадежно пытаясь найти инвесторов для перспективных исследований. Если бы Танечку спросили, зачем она ездит к Володе, она бы, наверное, не нашла бы ответа. Но женская жалость — штука парадоксальная, к тому же молодой ученый был обладателем приличных размеров члена, от которого Танечка просто млела, когда брала его в рот, и возбуждалась в этот момент гораздо сильнее, чем при последующем сексе. А еще Володя был умным. А мужской ум Танечка ценила, сама не понимая почему.

Однако двое предыдущих мужчин сразу отходили на второй план, когда она встречалась с Артуром. Подруги, услышав имя, сразу представляли знойного кавказца. Однако Артур им не был. По большому счету для многих женщин он был бы идеалом. Натуральный блондин ростом почти сто девяносто сантиметров с идеальной фигурой гимнаста и просто запредельным обаянием. Если от члена Володи Танечка млела только когда он был у нее во рту, то на член Артура она могла просто смотреть и от этого возбуждаться. Большой (Танечка определяла его как «почти огромный»), с ярко выраженными крупными венами, идеальной формы. Пользовался им Артур виртуозно и секс с ним неизменно заканчивался оргазмом. Орально Артур ее никогда не ласкал. По большому счету, Танечки с ним этого не было и нужно, но она как-то поинтересовалась, почему Артур этого не делает. Тот, не раздумывая ответил, что может удовлетворить женщину членом, а если она хочет, чтобы ее лизали, он не возражает. Пусть лижут, он совсем не против. И Танечка восприняла этот ответ как данность. Тем более ей действительно вполне хватало члена. Познакомились они с Артуром, когда Танечка ехала с работы в метро и, подняв взгляд, увидела его льдино-голубые глаза. Взгляд она отвести так и не смогла и из метро они вышли вместе. Имя его она узнала только утром после бурной ночи, во время которой позволила ему сделать все, что Артур хотел. А Артур прежде всего хотел трахать ее во все дырочки и при этом делать это достаточно жестко и напористо. Впрочем, надо признать, что Танечка и не возражала. Она просто сразу отдалась в руки великолепного самца, и тот, оценив ее доверие, сразу показал, на что способен. Утром они позавтракали, и Артур, взяв танечкин телефон, испарился из квартиры. Пропал он на месяц, и Танечка уже стала думать, что он никогда ей не позвонит. Однако, когда раздался телефонный звонок с не определившегося номера и Танечка услышала в трубке голос Артура, она сразу согласилась на встречу, и ночь была такой же великолепной, как и прошлая. Она почему-то совсем Артура не ревновала, приняв как должное непредсказуемость его визитов. Это не было любовью, но несомненно это было страстью. Причем с обеих сторон, и обе стороны отдавались этой страсти полностью и безоговорочно. Именно после знакомства с Артуром танечкина сексуальность начала раскрываться, она перестала стесняться своих сексуальных желаний и поняла, что готова воплощать фантазии, которые приходили ей в голову. Когда она увидела Алексея, целовавшего туфли Эльзы, она в тот же момент захотела, чтобы у нее появился мужчина, который будет ей подчиняться. Точнее не только ей. Артур в одной из бесед между бурным сексом обмолвился, что он бисексуален и ему было бы интересно, если бы во время секса присутствовал еще мужчина, которого он мог бы трахнуть при Танечке.

— Но самец нам не нужен, ты же понимаешь, — добавил Артур и, раздвинув танечкины длинные ноги, вошел в нее резким толчком.

Танечка отдавалась, стонала и одновременно представляла, что кто-то третий смотрит на них с Артуром. И эта мысль ей очень нравилась. Кончала она бурно и долго. Уходя, Артур оставил ей наконец свой номер телефона и сказал, что если будут такие варианты, она смело может звонить. Было это в выходные, так что то, что Эльза отдала ей на две недели Алексея в полное распоряжение, стало небесной манной. И Танечка решила, что добьется того, чтобы новый советник генерального директора к концу недели оказался в ее спальне и был готов обслужить ее и Артура.

То, что происходило в понедельник было только началом реализации танечкиного плана. Для начала она хотела добиться от Алексея безропотного и безоговорочного подчинения, поэтому и во вторник, и в среду она увеличила интенсивность порки, делая это три раза в день, добиваясь полной запуганности своего воспитанника. Порола она его сильно, и следы от ремешка сумки, которым она продолжала пользоваться для этой цели, оставались и на следующий день. Она ни разу за эти два дня не вышла пописать, а пользовалась для этих целей исключительно ртом Алексея. Она научила его по щелчку пальцев определять, что она хочет, и поначалу, когда Алексей ошибался, сразу давала ему пощечины. С таким методом воспитания он быстро запомнил все варианты, правда их и было немного. Один щелчок пальцами означал «Принеси кофе», два подряд — «Мне нужен твой рот» (для чего он нужен, решала, само собой, Танечка), а два щелчка с паузой — вызов для того, чтобы получить какое-либо задание. Свою работу Танечка во многом тоже переложила на Алексея, и теперь он не сидел бесцельно в интернете, а готовил и правил документы, которых, надо сказать, было немало.

Утром в четверг она пришла на работу ровно в 9:00. Алексей уже сидел за компьютером и стучал клавишами. Когда открылась дверь и он увидел Танечку, Алексей на долю секунды посмотрел затравленным взглядом и тут же молниеносно вскочил и встал на колени, встречая ее так, как она требовала с самого первого дня воспитания. Взгляд его был направлен в пол, а фигура выражала полную покорность Танечке и судьбе. Она прошла мимо, не сказав ни слова, и Алексей сразу же подскочил к рабочему месту, чтобы помочь ей сесть. После этого отправился к кофейной машине и уже через пару минут на танечкином столе стояла чашка со свежим кофе и маленькой шоколадкой. Обеспечив ее утренней порцией напитка, Алексей отправился на свое рабочее место и снова принялся за работу. План заданий на день составляла ему Танечка, и Алексей знал, что если он его не выполнит, то его дополнительно накажут. Допив кофе, Танечка два раза с перерывом щелкнула пальцами и, молча кивнув моментально материализовавшемуся у ее стола Алексею на грязную чашку, начала свой рабочий день.

Поработав полчаса, она опять щелкнула пальцами два раза с перерывом, и снова Алексей появился у ее стола.

— Закрой дверь и на четвереньки, — спокойным тоном приказала Танечка и отстегнула ремешок от сумки.

Алексей закрыл дверь, потом быстро снял себя брюки и трусы и встал в позу для порки, которую за последние три дня успел запомнить до автоматизма. Танечка задумчиво смотрела на голую задницу своего подопечного, всю в красный полосках от предыдущих порок, на его висевшие между расставленными ногами небольшие яички, прикрывавшие не очень большой член их обладателя. Потом отложила ремешок, наклонилась и взяла Алексея за яички. Он напрягся всем телом, но позы не изменил. Танечка так же молча и не торопясь, начала сжимать руку, ощущая как зажатым в ее руке двум шариком становится все теснее. Она усилила нажим, и Алексей издал достаточно громкий стон. Танечка разжала руку, и было видно, как Алексей расслабился. Сделал он это зря, потому что в следующее мгновение Танечка начала его пороть. Делала это она резкими движениями, нанося удары с оттяжкой и добиваясь появления на заднице Алексея новых следов. При этом она все тем же спокойным тоном говорила, что он не смеет издать и звука до тех пор, пока она не разрешит, и поэтому, когда она закончит порку, с четверенек вставать не надо, а надо ждать, пока она развлечется с его яйцами. На вопрос, понял ли он, Алексей кивнул и продолжал молчать, хотя Танечка несколько раз специально попала ремешком по его яйцам. Чего стоило Алексею это молчание, ей было неинтересно, и она об этом даже не задумалась ни на секунду. Когда она прекратила порку, неторопливо повесила ремешок сумки на спинку стула, повернулась к неподвижно замершему Алексею и, взяв в руку его яички, сразу резко и сильно сжала их. Алексей вздрогнул всем телом, но остался на месте. Танечка потянула яички на себя, и ее жертва подалась за ними. Смотрелось это смешно, и Танечка начала экспериментировать с направлениями. Самым интересным ей показался вариант, когда она тянула яички вверх и немного назад. Алексей невольно следовал за ее рукой, а Танечка иногда увеличивала воздействие, кратковременно усиливая сжатие. Наконец ей это надоело, и она выпустила яички из рук. Алексей продолжал стоять на четвереньках, не двигаясь и не меняя позы.

— Благодари, одевайся и иди работать, — тон Танечки опять был бесстрастным и сухим.

Алексей повернулся к ней, лег на живот и пополз к ее босоножкам. По его лицу текли слезы, а в благодарных поцелуях было столько искренности, что Танечка поняла, что близка к цели.

За рабочий день она еще два раза повторила эту процедуру, и после каждой Алексей плакал. А Танечка поймала себя на том, что слезы возбуждают ее сильнее всего из того, что она делала с этим молодым и крепким мужчиной, который при желании мог бы справиться с ней за считанные секунды. Но он покорно вставал на колени, терпел боль, пил ее мочу, когда она хотела писать и вылизывал ее, когда она хотела кончить. Во взгляде его появилась какая-то робкая собачья преданность, и Танечка внутренне ликовала.

К моменту окончания рабочего дня Алексей сумел справиться со всеми заданиями, два раза удовлетворить Танечку и четыре раза дать ей возможность пописать, не выходя из кабинета.

Танечка проверила выполнение им заданий, убедилась, что он не ошибся, и разрешила ему идти домой, после того как наведет порядок в приемной. А сама неторопливой и уверенной походкой пошла к двери. Алексей предупредительно распахнул ее перед Танечкой, а та остановилась ненадолго и своим обычным спокойным и не терпящим возражения тоном сказала:

— Завтра не планируй ничего. Ты мне будешь нужен после работы и до конца выходных. Приедешь на машине.

И вышла из кабинета, больше не обращая внимания на Алексея. Тот закрыл за ней дверь и начал убирать приемную, гадая, зачем и для чего он понадобился ей на все выходные. При этом в какой-то момент он удивился, что даже не попытался ее ослушаться, но эта мысль быстро промелькнула и исчезла. А сменила ее другая: о том, что надо обязательно помыть машину сегодня.

А Танечка вышла с работы и набрала номер Артура. Когда тот снял трубку, она сказала, что в пятницу вечером привезет коллегу. Который готов на все.

— Ты уверена? — спросил ее Артур

— Абсолютно, — ответила Танечка и, положив трубку, отправилась домой.

Красная черта

На работу в пятницу утром Алексей приехал рано, чтобы успеть поставить свежевымытую и отполированную машину в тень. Дополнительным бонусом раннего приезда стало и то, что ему удалось впихнуться чуть ли не на единственное в округе бесплатное место. Довольный тем, что все получилось, Алексей нажал кнопку центрального замка и отправился трудиться. Работы на сегодня у него хватало — Танечка следила, чтобы Алексей не сидел без дела и каждый вечер отправляла ему задание на следующий день. Он открыл приемную, включил компьютер, сел на рабочее место и, открыв почту от Танечки, содержавшую задание на сегодня, принял первый файл.

Танечка появилась на работе минута в минуту. Она впорхнула в приемную, Алексей, уже привычно встав на колени, поприветствовал ее, помог ей разместиться на рабочем месте и отправился делать кофе. Подав ей чашку эспрессо с шоколадкой, он подождал, пока Танечка кивнет, разрешая ему отойти, и снова принялся за работу.

После получаса сосредоточенной работы, Танечка бросила через плечо:

— Закрой дверь и ко мне!

Алексей безропотно выполнил приказ и опустился на колени перед своей хозяйкой. Он на мгновение даже удивился, когда понял, что воспринимает Танечку именно так, а никак иначе, но удивление быстро было вытеснено покорным ожиданием ее распоряжений.

Танечка повернулась к нему в кресле. Ее длинные ноги были немного раздвинуты и позволяли увидеть голубые трусики в тон платью, которое было на ней. Увидев танечкино белье, Алексей впился в него взглядом и, как обычно, ощутил сильное возбуждение. Танечка же поставила ему на плечо ногу, давая возможность увидеть чуть больше. Алексей тяжело задышал.

— Ты на машине, надеюсь?

— Конечно, Татьяна Викторовна! Вы же приказали!

— Хорошо. Я тебе скину список покупок, в обед сходишь в магазин и все купишь!

— Как скажете, Татьяна Викторовна!

— И учти, сегодня мы не должны задерживаться, так что ровно в 16:00 должны выйти с работы. Так что поторопись. Иначе сам понимаешь, что будет!

— Конечно, Татьяна Викторовна! Я буду стараться! — Алексей стоял на коленях, не в состоянии отвести взгляда от трусиков своей хозяйки.

— Тогда иди работай! — Танечка убрала ногу с плеча Алексея, и повернулась на кресле, лишив его крайне возбуждающего зрелища.

Алексей, который был уверен, что рабочее утро начнется с очередной экзекуции, некоторое время удивленно стоял на коленях уставившись в пол, а потом спохватился и отправился на свое рабочее место. До обеда он работал, не останавливаясь, если не считать тех пяти минут, в которые он сделал для Танечки еще одну чашку кофе.

В 12:30 он распечатал список покупок, который Танечка ему отправила и, спросив у нее разрешения выйти, отправился в магазин. Как Танечка и заказывала, он купил две бутылки французского шампанского, небольшую банку черной икры, фрукты по списку, крупные креветки и зелень. Где-то на подкорке в какой-то момент появилось удивление, что он тратит приличные деньги по приказу женщины, которая его унижает, но, как и всегда в последнее время, удивление быстро прошло и он сосредоточился на покупках, стараясь не упустить ничего из списка.

Через полчаса он вернулся на работу, убрал купленные продукты в холодильник и снова сел трудиться. К его удивлению сегодня Танечка ни разу его не выпорола и только два раза пописала ему в рот, но при этом не требовала, чтобы он вылизывал ее до оргазма.

С заданием, которое ему выдала Танечка он справился за пятнадцать минут до конца пятничного короткого рабочего дня, о чем сразу ее уведомил.

— Хорошо. На сегодня с тебя хватит. Где стоит машина?

Алексей объяснил.

— Собери продукты и жди меня в машине. Я приду как соберусь!

Алексей молча кивнул, собрал продукты из холодильника и вышел. Машина стояла в тени, но внутри все равно было душно. Он убрал продукты в багажник, завел автомобиль и включил климат-контроль, чтобы избавиться от духоты в салоне. Танечка вышла из дверей офиса через пять минут после окончания рабочего дня. Ей безумно шло голубое платье, а когда Алексей вспомнил о трусиках, которые оно сейчас скрывало, снова сильно возбудился. Выйдя из машины, он открыл ей дверь места рядом с водителем. Танечка смерила его недоуменным взглядом.

— Ты правда считаешь, что я поеду рядом с тобой?

Спохватившись, Алексей открыл перед ней заднюю дверь и помог ей забраться в машину. Танечка села и достала зеркало, не обращая внимания на Алексея. Он осторожным движение закрыл за ней дверь и сел на водительское место. Не отрываясь от зеркала, Танечка назвала адрес, Алексей вбил его в навигатор и плавно тронулся с места. Примерно на полдороге Танечка достала телефон и набрала чей-то номер.

— Привет!.. Да, мы едем! Еще минут двадцать!.. В семь примерно? Хорошо, я жду!.. Конечно, да. Целую!

Она положила трубку и откинулась на сидении. Через двадцать минут они подъехали к небольшому четырехэтажному дому, который, как Алексей знал, строили немецкие военнопленные. Танечка показала, где припарковаться, и когда Алексей поставил машину, сказала, что они выходят. Алексей заглушил двигатель, вышел, открыл танечкину дверь и, подав ей руку, помог выйти из машины. Когда Танечка выбиралась с заднего сидения, перед Алексеем снова мелькнули ее трусики.

— Продукты не забудь! — бросила Танечка Алексею и направилась к подъезду. Алексей торопливо открыл багажник, взял сумку и побежал за Танечкой.

Квартира у нее была двухкомнатная со свежим ремонтом в стиле минимализм (спасибо Семену Николаевичу). Высокие потолки, большая кухня с современным оборудованием. Танечка отправила Алексея на кухню разложить продукты и положить шампанское в винный холодильник. Когда тот закончил, Танечка приказала ему раздеться, и когда Алексей выполнил приказ, собрала его вещи и куда-то унесла. Сама она, абсолютно не стесняясь Алексея, переоделась в легкий шелковый халатик, под которым оставила те самые голубые трусики и начала колдовать на кухне, периодически приказывая Алексею чем-то ей помочь. В то время, когда его помощь не требовалась, он стоял на коленях рядом с Танечкой и терпеливо ждал распоряжений.

Танечка закончила готовить около шести и отправилась в душ. Алексею досталась почетная обязанность намылить ее с помощью мочалки, потом смыть все и вытереть большим махровым полотенцем. В которое Танечка после душа и закуталась. Расположившись перед зеркалом, она сначала тщательно высушила и уложила волосы, а потом занялась макияжем. Закончив краситься, она позвала с собой Алексея, ожидавшего ее на коленях, и пошла в спальню. Там открыла стоявший у огромной двуспальной кровати шкаф купе и достала, бросив на кровать, сначала черное платье, а потом белье, чулки и туфли. Придирчиво осмотрев все вещи еще раз, она приказала Алексею помочь ей одеться, что тот и выполнил. Когда она закончила и встала перед зеркалом, чтобы оценить свой внешний вид, Алексей тоже залюбовался ею. Платье было узким и ниже колен, но невысокий разрез сбоку придавал ему ненавязчивую сексуальность. Да что там говорить, Танечка была просто ослепительна.

В этот момент раздался звонок в дверь. Алексей автоматически испуганно прикрылся руками. Но Танечка приказала ему убрать руки и ползти на коленях за ней в прихожую. Алексей подчинился, хотя внутри все бушевало от возмущения.

Танечка открыла входную дверь и в квартиру вплыл огромный букет белых роз, а за ним вошел высокий блондин. Он закрыл за собой дверь и, скользнув по Алексею равнодушным взглядом, вручил букет Танечке. Та погрузила лицо в розы и вдохнула их аромат.

— Как красиво, спасибо Артур!

Она повернулась, думая, куда деть букет, ее взгляд наткнулся на Алексея, и Танечка отдала букет ему.

— Ваза на кухне в шкафу, поставь цветы в нее, только сначала подрежь стебли.

Отдав это распоряжение, она бросилась на шею к Артуру и обняла его, прижавшись всем телом. Тот тоже обнял Танечку и начал целовать ее в губы, а его рука сразу поползла к разрезу платья, задирая его выше и выше и перемещаясь на танечкины спортивные ягодицы.

Алексей отправился на кухню и, прислушиваясь к звукам поцелуев из коридора, нашел вазу и поставил в нее цветы, предварительно подрезав стебли, как и было приказано. Как только он закончил, пара из коридора переместилась на кухню и села за стол.

— Накрывай на стол и подавай ужин, — небрежным приказным тоном бросила Танечка, и Алексей понял, что она обращается к нему. На какую-то секунду в нем вспыхнуло возмущение ситуацией и, видимо, Танечка увидела это в его глазах.

— Шевелись! — тон ее стал жестче, и возмущение Алексея вдруг исчезло. Он покорно накрыл на стол, достал два сделанных Танечкой салата, открыл черную икру и, разлив по фужерам шампанское, поставил их на стол перед парой. Поняв, что бунт подавлен в зародыше, Танечка снова перестала обращать внимание на Алексея и обращалась к нему, только когда от него что-то было нужно. Впрочем, Алексей прекрасно справлялся с обязанностями официанта, и пара не имела причин быть недовольной обслуживанием. Они пили шампанское, ели и разговаривали о всяких пустяках, наверное, с час. Потом Артур поднял бокал, чокнулся с Танечкой и, глядя ей в глаза, сказал, что ее хочет. Танечка, как загипнотизированная, допила бокал, встала одновременно с Артуром и тот, прижав ее к себе, повел в спальню. На Алексея никто из них даже не посмотрел, и он счел правильным остаться на кухне, не поднимаясь с колен.

Следующие сорок минут Алексей слушал стоны Танечки разной степени интенсивности и протяженности. К стонам примешивались звуки шлепков тела о тело, а периодически крики становились настолько протяжными и громкими, что было ясно: Танечка кончает. По подсчетам Алексея за полчаса это с ней случилось не менее трех раз. Наконец звуки в спальне затихли. Сначала из-за не до конца закрытой двери было слышно тяжелое дыхание обоих любовников, потом они начали перешептываться, а еще через минуту громкий и уверенный танечкин голос позвал Алексея. Тот, не поднимаясь с колен, на четвереньках вполз в спальню. Пара лежала на кровати, обнявшись. Танечка лежала, бесстыдно раскинув ноги и Алексей заметил, как по ее промежности медленно стекает сперма. Артур же лежал на боку и его член, блестящий от танечкиной смазки, почти касался головкой простыни. Оба смотрели на Алексея. Тот замер на коленях и опустил голову в пол.

— Иди ко мне, — танечкин голос, как всегда, не допускал возражений.

Алексей пополз к кровати. И когда чуть-чуть приподнял голову, увидел танечкины ноги, а в следующий момент ее рука властно схватила его за волосы и притянула между ног. «Там же сперма!» — мелькнула паническая мысль, но уже в следующее мгновение он ощутил, как эта сперма размазывается по его прижатому к танечкиной промежности лицу. А еще через мгновение, сам того не ожидая, он работал языком, слизывая ее и ощущая немного сладковатый вкус чужого белка. Постепенно он сменился на привычный вкус Танечки, а еще через какое-то время, та начала постанывать и вжимать голову Алексея все сильнее и сильнее, пока не кончила с коротким протяжным стоном. Алексей немного отодвинул голову, сделал глубокий вздох и снова замер, боясь испортить Танечке удовольствие. Некоторое время та лежала, успокаиваясь, потом убрала ноги, села и подняла лицо Алексея за подбородок, заставляя того взглянуть ей в глаза.

— А теперь его! — она кивнула на Артура.

— Что его? — потрясенно и недоуменно спросил Алексей.

— Оближи. Сейчас же, — Танечка говорила вкрадчивым шепотом.

А Артур тем временем сел рядом с ней, расставив ноги. Его немаленьких размеров член висел между них, и Алексей завороженно смотрел на него.

— Ну... Быстрее... — Танечка за волосы тащила его к Артуру.

Алексей сжал рот и замычал, отрицательно качая головой. Танечка молча тянула его за волосы все ближе к члену Артура, но Алексей упрямо сжимал губы и упирпался.

— Ладно, если не хочешь по-хорошему... — Танечка встала и, подойдя к Алексею сзади, резко сжала ему яички. От боли тот невольно открыл рот, чтобы закричать, но в этот момент Артур взял его за затылок и надел губами на член, который держал второй рукой.

— Ну вот. Теперь соси...

Из глаз Алексея катились слезы, но танечкина рука, сжимавшая яички, и рука Артура на затылке выбора уже не оставляли. И продолжая плакать, Алексей начал совершать возвратно-поступательные движения, ощущая как у него во рту каменеет большой член Артура. В какой-то момент Танечка убрала руку с его яичек, перестав их сжимать. Артур же руку с затылка не убрал, но уже не давил так сильно, как раньше, и откинулся на кровати на спину. А Алексей с ужасом понял, что ему нравятся ощущения крепкого члена во рту, что ему нравится облизывать большую головку, что ему нравится, что за всем этим наблюдает Танечка, что ему нравится мужская рука на затылке, управляющая его движениями. Когда Артур начал кончать, Алексей попытался убрать член изо рта, но рука Артура не дала ему этого сделать. Плотная струя спермы ударила в горло, и Алексею ничего не оставалось, как проглотить ее. Артур не убирал руку и после того, как он кончил, Алексей еще как следует облизал головку, и только тогда его отпустили. А когда он поднял голову и открыл глаза, понял, что его член стоит как каменный и что Танечка это заметила и насмешливо улыбается.

Впрочем, долго отдыхать Алексею не дали. Артур был неутомим, а Танечка от него не отставала, и пара резвилась всю ночь, периодически используя орально Алексея, чтобы тот начисто убирал следы их забав. А уже под утро, когда Танечка сказала, что устала, а член Артура опять стоял как каменный, он подозвал Алексея, развернул его к себе спиной и резким толчком без предупреждений вошел в него сзади. Алексей не удержался от крика, но постепенно расслабился и через несколько минут со стыдом осознал, что сам неосознанно двигается навстречу члену Артура, надеваясь на него.

— А ты, оказывается, шлюха, — прокомментировала ситуацию Танечка, облизнув губы и смотря Алексею в глаза.

Тот только покорно кивнул и не сдержал уже возбужденного стона, когда Артур в очередной раз глубоко вошел в него.

На следующий день он успел по танечкиному приказу прибраться в квартире, накормить пару завтраком, и еще по разу удовлетворить обоих орально. Артур вызвал такси и уехал первым, после чего Танечка выдала Алексею его припрятанную одежду и разрешила сходить в душ и одеться. Она даже не сказала ему «До свидания», когда тот открыл дверь и вышел. И только сев за руль, он получил от нее сообщение: «Ты справился. Помнишь, что с понедельника ты в отпуске? Не расслабляйся там!»

опубликовано 25 августа 2019 г.
109
Для написания комментария к этой записи вам необходимо авторизоваться