м
ж
lena V 10.0 Свадьба

Часть 1


Приготовления к свадьбе. Я, в принципе, понимала, что без нервотрепки не обойдется, все-таки уже не одну подругу выдала замуж, но все же реальность превзошла ожидания. Все было дорого, слишком дорого. Платье обошлось раза в полтора дороже, чем я думала, хоть и оказалось действительно очень красивым, а за неделю до часа икс позвонил ресторан и порадовал, что их закрывает санстанция. Деньги, конечно, вернули. Но как за неделю найти нормальный ресторан?! Олежка, мой жених, правда, нашел. Только этот обошелся в два раза дороже. Бюджет наших родителей и собственные жалкие накопления были исчерпаны. А ведь у меня еще была мечта — лимузины. Понимаю, что все это бабская дурь, но еще девчонкой я представляла себе, как жених усаживает меня в шикарный белый лимузин и увозит в сторону пламенеющего заката... Или куда там позволяла меня увезти подростковая фантазия. С подружками, естественно. Которые будут за меня радоваться и немножко завидовать. А еще все мы должны были пить там шампанское. Да-да, такая вот банальность. Но не забывайте, что годиков мне тогда было всего двадцать с хвостиком, городок у нас был небогатый, хоть и чистенький, да и свадебные лимузины в городе тогда только появились как прокатная услуга.

В общем, сейчас с этой мечтой, походу, приходилось расставаться. И так уже за смету вылезли. У Олежки моего семья тоже была не богатая, да и совесть нам не позволяла выжимать из предков все, с таким трудом накопленные, сбережения ради одного, пусть даже такого знаменательного дня. За кого-то все организовывают родители, но мы же, блин, все из себя такие самостоятельные!

На девичнике, мы эту печальную тему развили и закрепили двумя бутылками мартини. Девчонки утешали, что, мол, не в лимузинах счастье и все такое. Хотя на злорадных физиономиях некоторых сочувствие смотрелось немного не в тему. Не подумайте, что меня так заклинило на этих лимузинах, просто нам пришлось ужиматься и на блюдах, и на музыке. Денег катастрофически не хватало, а так хотелось не думать о них вовсе. Последней каплей стал мой Олежка, который позвонил прямо во время девичника и сказал, что у его дяди Володи из Москвы не получится приехать на свадьбу. Этот дядя человеком был крайне состоятельным и мы вполне обоснованно рассчитывали на приличный свадебный подарок. Теперь надежда, что наши затраты отобьются за счет подарков гостей, печально таяла.

Такие вот дела. Я, в общем, не истеричка, и делать глупостей, вроде отмены свадьбы, не собиралась. Но сказать, что на финишную прямую я вышла в настроении, не соответствующем моменту, значит, не сказать ничего. Это был пипец.

Я поделилась с девчонками новостью, и какое-то время мы молча, по-мужски, выпивали. Когда хмель все же стал просачиваться сквозь депрессию, подружки завели болтовню о парнях, чтобы меня отвлечь. Среди них только одна — Катюха — была замужней, остальные бессовестно меняли парней, о чем с упоением сейчас рассказывали. Были, конечно, и еще замужние подруги, но на девичник у них выбраться не получилось. Постепенно разговор стал скатываться к деталям: у кого какой, кто как умеет и тому подобное. Разогретые алкоголем, девчонки разоткровенничались, и я узнала много нового о некоторых «тихонях». Офигеть! Как говорится, в тихом омуте...

Мне особо хвастать в этом плане было нечем. Впрочем, я этим гордилась. Моим первым мужчиной был Олег, за которого я сейчас собиралась замуж. Можно сказать, чистая и непорочная невеста и все такое. В отличие от моих подружек, одна из которых сейчас, хихикая, рассказывала о своем походе в сауну с двумя мальчиками.

Я знаю, что мужчины любят прихвастнуть в разговорах о сексе. У нас в этом плане было все по-другому. Про секс мы никогда не врали друг дружке. И я думаю, это не только наша компания, а вообще — свойство девушек. Мне еще ни разу ни одну из них не удавалось подловить на вранье о сексе. Если уж покопаться в самоанализе, то, наверное, это потому, что ответственность за качество секса лежит скорее на мужчине. С нас взятки гладки — ты или даешь, или нет. Что-то придумывать незачем. Поэтому сейчас мы, пооткрывав от удивления рты, внимали самой тихой девчонке в классе, отличнице, которая на поверку отожгла с двумя самцами в сауне. Когда она дошла до момента, где парни решили воткнуться в нее одновременно, нечаянно дотронулись друг до друга своими членами, и от этого у обоих случилась полная потеря мотивации с вытекающим отсюда обвисом их причиндалов, мы секунду в шоке молчали. А потом всех так пробило на «хихи», что мы минут десять не могли успокоиться.

В общем, меня отпускало. Приятная нега от таких разговоров разливалась по телу. Предсвадебные проблемы отступали, оставляя лишь печаль оттого, что не все получается так, как хочешь.

Катька взяла тост за мужчин, Наташка — «тихоня» — добавила, чтобы у них реже случались такие конфузы, кто-то добавил «за разнообразие», и мы, хихикая, выпили. После этого Катя, словно вдруг что-то вспомнив, повернулась ко мне:

— Оль, а ты в курсе, что у тебя-то разнообразия не будет никакого... Твой-то у тебя первый?

Я согласно кивнула, не особо понимая, куда она клонит.

— Ну, вот. И, походу, последний, зная тебя.

Девчонки протестующе заголосили, мол, это вообще не дело и так не пойдет.

Натаха подала голос:

— Тебе ведь даже сравнить не с кем будет! — видимо, эта мысль ее сильно поразила.

— Ну, и что? Меня Олежка устраивает, — лениво запротестовала я, — да и что вы предлагаете, если уж на то пошло? Вызвать сюда мальчика?

— Или мальчиков... — пьяненько захихикала Наташка.

Я, улыбаясь, обновила в мартинках алкоголь и перехватила на себе странный взгляд Кати. В ее голове под разлохмаченным каре сейчас определенно вертелась какая-то мысль. Мы снова выпили и Катюха потащила меня на балкон:

— Пошли подышим, — она усадила на место порывавшихся с нами девчонок: — у взрослых теть семейный разговор, с нами нельзя.

Мы оставили в шутку надувшихся «незамужних» и прикрыв за собой дверь, открыли на лоджии окна. Катюха достала сигареты. Я, в принципе, не курю, но под градусом пососать сигарету могу.

— Олька, я, знаешь, чего вспомнила? — Катя затянулась и в вечернем полумраке огонек сигареты красиво подсветил ее лицо. — Подругу я свою вспомнила. Валерия! Помнишь такую? На пару лет старше. Она тоже недавно выходила замуж. Улетела со своим куда-то.

Покопавшись в памяти, я вроде припомнила миниатюрную блондиночку.

— Кажется, она в нашем институте училась?

— Точно. На экономиста.

— И че там с ней, — мне было не особо интересно. Мне уже хотелось вернуться к девчонкам, но следующие слова Кати заставили меня снова сфокусироваться:

— Она на свадьбе прилично заработала, — Катька загадочно щурилась от дыма сигареты.

— В смысле?

— В прямом. Ты только сразу не брыкайся, до конца дослушай, — Катюха опустилась на пуфик, расслаблено раздвинув колени. — Короче, на нее вышла какая-то московская тетя. Серьезная такая дама. Сказала, что у нее есть клиенты, которые готовы платить солидные денежки за трах с невестой.

— Чего?! — до меня даже не сразу дошла абсурдность услышанного.

— А того. Обязательное условие — настоящая невеста и именно в день свадьбы. Клиенты проверяют все по документам. Иногда даже с семьей знакомятся, чтобы все по-честному было.

— Это что за извращение такое?! Проституция что ли?

— Ай, дура ты, — Катька отмахнулась рукой с сигаретой, — проституция — это когда ты на трассе дальнобойщиков за копейки обслуживаешь. А тут всего один раз и такие деньги. Причем, говорит, полная гарантия, что никто не узнает, иначе там клиенту какие-то дикие штрафы. Ну, если сама не проболтаешься, конечно, — усмехнувшись, добавила она.

Я попыталась вызвать в памяти образ этой Вали. Смазливая мордашка, невысокая, с очень стройной фигуркой. Смешливая, с бесенком в глазах. Да, такая могла согласиться...

Катя приняла мое молчание за обдумывание предложения:

— Если что, я телефон этой бабы могу достать.

Я вздрогнула, очнувшись от размышлений:

— Да не, ты чего, я ж не такая...

— Ага, я жду трамвая... — Катюха захихикала. — Валька говорила, что ей привели такого мачо, что она чуть замуж выходить не передумала.

Тут уж я засмеялась:

— Да, ну, дикость какая-то!

Помолчали, гоняя в голове каждый свои мысли. Мне вдруг стало любопытно:

— А как они это организовали все?

— Ну, говорит, там целая система. Они никогда не повторяются. Ей мужика в комнату ожидания прямо в ЗАГСе привели. Другой девчонке, после росписи какую-то типа фотосессию устроили.

Я представила себе, как миниатюрная Валька низко наклоняется на прямых ногах, поднимая подол пышного свадебного платья руками, а мужчина тащит с нее белые кружевные трусики.

Возможно от алкоголя и всех этих разговоров, я ощутила, что возбуждаюсь. Я ведь, и вправду, кроме Олега, мужчин не знала. Да и изменять ему после свадьбы не собиралась. Я в этом плане вроде как принципиальная (хотя, конечно, жизнь покажет). А тут вроде еще и не измена... Ну, если до росписи...

Катюха, улыбаясь, наблюдала за мной:

— Задумалась?

— А? Нет. Ты чего? Просто представила себе это, — к своему удивлению я почувствовала, что краснею. Следующего вопроса я от себя и вовсе не ожидала: — а сколько ей заплатили?

Катя, запрокинув голову, заржала:

— Вот это разговор! Вот это я понимаю — деловая хватка!

— Да, успокойся ты, — неловко огрызнулась я, — просто интересно.

— Ну, ей, говорила, две тысячи убитых енотов отслюнявили. А ты у нас девочка классом повыше будешь, — Катюха докурила и оставила тонкий окурок в пепельнице.

— Это за один раз?! — меня, и вправду, впечатлила такая сумма.

— Я тебе скажу больше — за полраза, — Катя опять засмеялась. — Он, говорит, минут за пять с ней закончил.

— И все? — я все еще не могла поверить, что есть извращенцы, готовые платить такие деньги за секс.

— И все... Ладно, пошли, а то девчонки заскучают.

Я вышла за Катькой с балкона и мы снова погрузились в атмосферу хмельного девичника. К разговору этому больше не возвращались.

Проводив подружек далеко за полночь до подъезда и усадив на такси, я вернулась в пустую квартиру. Родители освободили мне площадку под мероприятие, зависнув на выходные на даче. После свадьбы нас с Олегом ждала съемная квартира с неплохим ремонтом, но съезжаться мы должны были только после свадьбы — мой каприз.

Хотелось пить и еще кое-чего. Я попробовала набрать Олежке, но его телефон не отвечал. Спит или отключил. Блин, а мне так хотелось!

Я пошла в душ. Сделала воду попрохладнее, чтобы прогнать из головы хмель. Тело покрылось мурашками, соски напряглись и я только сейчас почувствовала, насколько возбуждена. Все эти развратные разговоры...

Я скользнула пальцами себе вниз и тихо выдохнула. Самоудовлетворением, имея постоянного мужчину, я не занималась уже очень давно. Но сейчас так хотелось! Сделав воду чуть теплее, я опустилась на дно ванны и направила струи себе между ног. В промежности приятно защекотало. Пальцы легко проникли внутрь — там все уже было влажно. Сейчас наедине с собой я могла отпустить на волю свою фантазию. Мне представилось, как я стою у зеркала в своем свадебном платье цвета брызг шампанского, с откровенным вырезом, а сзади появляется абсолютно незнакомый мужчина. Я чувствую исходящее от него тепло и уверенность. Он окидывает оценивающим взглядом мою фигуру. Достает пачку банкнот и кладет на столик.

Я смущенно опускаю глаза, но он берет меня за подбородок и разворачивает к себе. Нагло лезет в декольте грубыми пальцами, трогает обнаженную кожу, задирает платье, срывает с меня трусики и толкает на диванчик. Пышное платье высоко задирается, обнажая мои ноги в чулках с кокетливой подвязкой на бедре. Обнаженными складочками внизу и попой я ощущаю прохладный шелк своего платья. Грудь, затянутая импровизированным корсетом, возбужденно вздымается от моего тяжелого дыхания. Мужчина сам расстегивает ширинку. Сейчас я увижу его член... А где-то там, за стенкой, мой жених со свидетелем, нервничая, ожидает, пока его позовут в церемониальный зал, и он наконец увидит свою невесту. Пусть немного подождет... Я еще не готова... Я пока занята...

Засучив стройными ногами по дну ванны, не в силах удержать тихий стон, я кончила.

На дрожащих ногах добралась до постели, и, погоняв пьяные вертолеты, уснула. А во сне я увидела продолжение своей фантазии, только на этот раз в красках и, так сказать, с полным погружением. У мужчины был нереально огромный член, возможно навеянный детскими воспоминаниями о деревенских конях. Девчонками мы бегали на колхозное поле, смотреть как пасутся кони. Помню, как увидела детородный орган одного из них, возбужденный, вылезший чуть ли не до травы. Хохоча, мы убегали обратно по домам, но я помнила то щемящее чувство между ног, вызванное увиденным...

Утром за кофе я поняла, что это становится навязчивой идеей. Дело было даже не в деньгах, которые решили бы, кстати, мои проблемы. Решающим аргументом была высказанная подругами мысль о том, что Олежка может стать единственным мужчиной, которого я познаю. Я знала, что у него до меня были девушки. Меня это не сильно беспокоило, но все же... Как-то несправедливо, что ли...

Да и просто какая-то сучья часть меня хотела узнать, каково это — изменить, почувствовать себя принадлежащей другому мужчине в то время, когда твой любимый ждет тебя, чтобы поклясться в верности. Это просто сводило с ума. Я совершенно не ожидала от себя подобных терзаний, полагая, что я девушка осмотрительная, с ровным гормональным фоном. А тут как малолетка после месячных.

В общем, я позвонила Кате. Позвонила и не своим голосом попросила договориться с той женщиной. Катюха сразу поспешила отмазаться, мол, «если что, ты это сама решила», но обещала помочь. Она перезвонила ближе к вечеру, когда предсвадебная кутерьма только укрепила мое решение:

— Ну, готовься. Завтра она будет здесь...

До свадьбы оставалось четыре дня.


Часть 2


Сегодня вечером должна была приехать вышеозначенная дама-сводница. Днем мы с Олежкой мотались то в ресторан, то к фотографу, то по магазинам — в общем, умаялись. Я осторожно намекнула жениху, что, возможно, с лимузинами все-таки получится. Мол, некий дальний родственник узнал о свадьбе и хочет сделать подарок. Олег повеселел — ему тоже хотелось все по высшему разряду, и он знал, как для меня это важно. Главное, чтобы он не начал выведывать у родителей, что за родственник такой. К тому же я не была уверена, что нормально договорюсь обо всем с этой теткой, и оставляла себе шанс, как говорят мужики, «включить заднюю» (у меня одной это выражение вызывает ассоциации с попой?). К встрече я относилась крайне настороженно, и если что-то пойдет не так и мне что-то не понравится, готова была задать стрекача. В обед мы с ней созвонились. Мне ответил довольно приятный грудной голос, сразу окрестивший меня «милочкой». Она легко согласилась на мое предложение встретиться на нейтральной территории где-нибудь в кафе.

В ожидании встречи я нервничала и слушала жениха вполуха, пока он рассказывал, как договорился по музыке. Отвечала невпопад, так что он, в конце концов, раздраженно спросил:

— Да что с тобой такое?

— Нервничаю просто, — честно призналась я, сфокусировавшись на Олеге.

Он смягчился и потянулся ко мне, обнял:

— Да ладно тебе, все будет нормально. Чем меньше нервничать, тем ровнее все пройдет. К тому же, если тебе и вправду подгонят такой подарок, то мы вообще красиво выезжаем.

Мне вдруг стало стыдно: он такой милый, так заботится обо мне, а я... А я, в принципе, еще ничего не сделала. Я немного отстранилась и, подняв к нему лицо, спросила:

— Ты меня любишь?

— Конечно.

— И будешь любить, что бы ни случилось?

— Само собой. Не парься, зай.

Олегу быстро надоедали такие разговоры. Вот и сейчас я уже видела, как начинают стекленеть его глаза — верный признак того, что он мысленно перечисляет, что нам еще нужно докупить к свадьбе.

— Ладно, — я, усмехнувшись, позволила ему оторваться от меня и вернуться к делам насущным. Мне тоже еще много чего надо было сделать. До вечера я договорилась на маникюр. Хоть до свадьбы было еще три дня, но это лучше сделать заранее, потому что потом времени просто может не хватить. А если еще не понравится и придется переделывать...

К семи часам вечера, я уже была вся наманикюренная (получилось отлично и довольно быстро) и сидела в оговоренном заранее кафе, ожидая... эту тетю. Даже в мыслях не хотелось называть ее сутенершей, потому что тогда подворачивалось еще одно словечко, характеризующее меня. Легкий коктейльчик меня немного расслабил, и, отогнав ледяным взглядом местных юных гопников, с их вечным «девушка скучает?», я собралась с мыслями. Вопросов по сути было только два: как и сколько. Остальное — детали. Торговаться за такие вещи было бы довольно противно, но меня бы сильно задело, если бы меня оценили дешевле, чем Вальку. При мысли о деньгах я как-то встрепенулась: вот докатилась! Что же я творю?! И уже готова была дать деру, но именно в этот момент в кафе зашла та, кого я ожидала. Я сразу узнала ее, хоть не разу не видела. Она выглядела в этом сереньком кафе также неуместно, как роза на мусорке. Немного за сорок, но очень эффектная, в деловом темно-зеленом костюме, подходящем по цвету к ее глазам. Светлые волосы собраны на затылке в элегантный узел. Она явно сидела на тренажерах, потому что ее фигуре даже я на мгновение позавидовала. Когда она подошла поближе, только легкие морщинки вокруг глаз и около губ могли выдавать ее возраст. Впрочем, это не делало ее менее симпатичной. От нее исходила какая-то праздничная атмосфера легкости. Глядя на нее, верилось, что жизнь — веселая и простая штука, придуманная, чтобы получать удовольствие. Да, наверное, именно такой надо быть, чтобы уламывать юных дурочек на измену в день свадьбы.

Она по-мужски протянула мне руку и, улыбаясь, представилась:

— Елена. А вы, кажется, Ольга? — ее зеленые глаза оценивающе пробежались сверху вниз по моей фигуре так профессионально, что я с трудом подавила в себе желание встать и покрутиться.

— Да, очень приятно, — я толком не знала, что еще надо сказать, поэтому предоставила возможность вести переговоры ей.

Лена небрежным жестом подозвала официантку, которую обычно надо звать до хрипоты, и заказала зеленый чай с бергамотом и пирожное. Ключи от машины (я краем глаза заметила значок мерседеса) и телефон (естественно, с мажорным покусанным яблоком) она положила на стол и отодвинула. Пока несли ее заказ, она легко поговорила со мной о погоде, причем в ее исполнении это не выглядело неловким заполнением паузы, поинтересовалась, куда меня потом подбросить (спасибо, мне тут недалеко) и буквально через пять минут я себя чувствовала, будто общалась со старой подругой. Она заставила меня перейти с ней на «ты» и стало совсем легко.

— Так ты, значит, согласна пошалить напоследок? — наконец, задорно улыбаясь, перешла она к главному.

Я невнятно объяснила, что можно было бы попробовать. «За соответствующее вознаграждение», — добавила, покраснев.

— Все правильно! За удовольствие надо платить! — тихо рассмеявшись, ответила Лена. — Главное, чтобы платили нам, а не мы!

Я улыбнулась в ответ, чувствуя, как снова напрягаюсь. Пора узнать, что тут к чему:

— Расскажи мне, какие там у вас условия... Мне главное, чтобы это был человек не из нашего города, — я решила сразу перейти к тому, что меня волновало больше всего.

— Да из вашего я бы и при желании клиента не нашла, — усмехнувшись, Лена обвела выразительным жестом местный контингент в кафе. — Скорее всего, это будет человек из Москвы... Не волнуйся, он тебя увидит первый и последний раз. Мои клиенты, как правило, люди сами семейные и шумиху не любят.

Она успокаивающе накрыла мою руку на столе своей:

— На самом деле они вас боятся больше, чем вы их.

Против воли я рассмеялась. Лена была действительно профессионалом в своем деле. Я чувствовала, как узел напряжения ослабевает.

За следующие полчаса, она объяснила мне все нюансы выполнения «заказа», как она это назвала. Место и схема оговариваются заранее, равно как и аспекты непосредственно, простигоспади, полового акта. Я покраснела, пока она объясняла мне, что цена зависит от набора услуг, который готова предоставить невеста. Есть такие, которые согласны только на оральный секс, это проще всего организовать. Но это и дешевле всего. Настоящие деньги идут, так сказать, за полный комплекс.

Лена попросила меня скинуть ей на телефон мою фотку в купальнике, если есть. У меня такая была — Олег недавно на городском пляже меня щелкнул. Получилось красиво. Рассказала, что клиент имеет право предварительно убедиться в подлинности отношений между невестой и женихом. Иногда знакомятся, разумеется «под прикрытием».

— Мои конкуренты по Москве, когда пронюхали мою фишку, стали лепить фиктивные браки. А клиенты у меня — люди серьезные. Им такие разводы не нужны. Так что теперь у меня нет конкурентов.

Лена холодно улыбнулась, и я поежилась. Только сейчас мне пришла в голову мысль, что с этими людьми шутки плохи, и если я соглашаюсь, то назад дороги не будет.

— Ты не волнуйся, у меня все девочки довольными остаются, — словно прочитав мои мысли, успокаивающе улыбнулась Лена, — я ведь в этом сама заинтересована.

В общем, немного помявшись, я скоро дала согласие на «полный набор услуг» (гулять, так гулять!) и знакомство с клиентом (или его представителем) для подтверждения своего официального статуса невесты. По ЗАГСу Лена пробивала все сама, мне оставалось лишь быть готовой представить своего жениха и, возможно, показать, где мы собираемся жить. Видимо, из этих же соображений, Лена записала номера моих подруг, клятвенно заверив, что никто из них ни о чем не догадается.

— Понимаешь, Оль, подделать можно все, — говорила Лена, закрывая счет (мой, кстати, тоже), — но с определенного момента это становится нецелесообразно. Когда клиент видит, что для того, чтобы его обмануть, ты вложила бы больше усилий и средств, чем можешь получить от него в итоге, он спокоен. Поэтому такие проверки. И их можно понять! Тут ведь вся фишка — побаловаться с настоящей невестушкой! — скорчив милую гримаску, Лена потрепала меня за щечку, словно маленькую девочку. — А это мечта абсолютного большинства мужиков.

Мы договорились, что я буду ждать звонка. Лена должна была придумать, как безопасно изъять меня из свадебного процесса на срок до одного часа и согласовать это с клиентом и решить вопрос, будет ли клиент знакомиться с нашей «историей». При мысли, что, возможно, мне придется представить Олежку человеку, которому я должна отдаться в день свадьбы раньше, чем законному супругу, краска бросилась мне в лицо. Но, к своему удивлению, возбуждение я ощутила сильнее, чем угрызения совести.

Говорить о цене Лена пока отказалась, сказав, что мы вернемся к этому вопросу, когда она определится с клиентом. Улыбнувшись, заверила, что обделенной я не останусь.

— Кстати, если ты надумаешь договориться с клиентом о еще одной встрече, или даже нескольких (бывает, клиенты предлагают такое, если девочка понравится), не забывай о моих комиссионных. Все — через меня, — еще один серьезный взгляд в мою сторону.

Я начинала чувствовать масштабы ее «бизнеса». Похоже, все было отлажено и отработано неоднократно. Появилось ощущение, что я устраиваюсь на работу по найму — настолько все серьезно и организованно. Впрочем, это ощущение позволяло отодвинуть моральную составляющую на второй план. Будто измена, которая происходит по таким жестким правилам, вроде и не совсем измена.

Распрощавшись с Еленой, я добралась до дома. Родители вернулись с дачи и сейчас норовили засыпать меня вопросами о подготовке к свадьбе, предлагая свою помощь. Кое-как отбившись, я уверила их, что все в порядке, мол, остались мелочи, и заперлась у себя в комнате. Мне хотелось побыть одной. С Олегом в этот вечер мне тоже встречаться не хотелось. Мы с ним немного поболтали по телефону и, заверив друг друга в своей любви, подосвиданькались. Я осталась одна.

Уже давно стемнело, и я включила настольную лампу, не желая зажигать верхний свет.

Моя детская комната. По ней тут и там до сих пор сохранялись следы моего девичества: пара больших кукол, с которыми я когда-то спала и которых мне не хватило духу выбросить, плакат с мальчишеской группой на стене, которую я уже давно переросла; фотографии, на которых я улыбалась сквозь подростковые прыщи. Сейчас все эти вещи, казалось, осуждающе смотрели на меня.

Я разделась, сняла белье, и, открыв дверцу шкафа с зеркалом, внимательно себя осмотрела в неярком свете настольной лампы. Стройная молодая девица, с хорошо развитой грудью, спортивной талией и округлой попой. Светлые волосы, милое личико.

«Я выросла...», — подумалось мне. Тряхнула волосами и вызывающе встретила свой взгляд в зеркале:

— И я могу делать все, что захочу, — сказала вслух, чтобы развеять последние сомнения.

Я достала комплект белья, который приготовила специально для свадьбы, и надела. Ослепительно белые кружева отлично смотрелись на загорелой коже. Я даже походила в солярий, считая, что местного пляжа может оказаться недостаточно, чтобы выглядеть на все сто. Чашка лифчика была плотной и непрозрачной, чтобы грудь в платье смотрелась приподнятой. Зато трусики представляли собой полупрозрачный кружевной треугольничек, соединенный с неширокими ленточками. При желании он позволял разглядеть сквозь него, все, что интересно.

Из соображений практичности я бы выбрала, что-нибудь более плотное (имея уже представление о некоторых свадебных конкурсах), но с нужным мне бюстгальтером шли в комплекте именно эти трусики, а я так намаялась с выбором, что махнула рукой и купила. Смотрелось очень сексуально. Свадебный салон втюхал мне еще и кружевную подвязку в тон трусикам. Я натянула ее на бедро. Класс!

Оглаживая руками тело, я подумала, что всю эту красоту первым заценит совсем не мой жених, и ощутила, как напрягаются соски. Хоть бы все прошло гладко!

Лена работала быстро. К обеду следующего дня она перезвонила. Я как раз с будущим мужем разбирала коробки на съемной квартире. Бросив косой взгляд на жениха, я потихоньку вышла в другую комнату, чтобы обсудить нюансы моей встречи с другим мужчиной. Лена рассказала, что это ее старый клиент, она не в первый раз с ним работает. Причем старый не только в переносном смысле.

— Ты как, против мужчин постарше ничего не имеешь?

— Ну, зависит, от того, насколько постарше, — неуверенно пролепетала я. Мне сразу представился обрюзгший старикан-извращенец, отчего аж поплохело.

— Да нормальный он. В районе полтинника, ведет здоровый образ жизни, не противный... — по голосу Лены чувствовалось, что она потешается. Но мне не казалось это забавным. Для меня было важно, чтобы он мне понравился. Иначе я просто не смогу...

— Ну,.. тогда ладно.

Далее Лена объяснила мне, что завтра он сам подъедет познакомиться. Остановится на несколько дней у нас в гостинице и, само собой, останется на свадьбу...

— Когда мы с ним встретимся, чтобы...

— Оль, где тарелки? — в комнату вдруг засунул голову Олег.

Я чуть не выронила телефон.

— В коробке из-под телевизора посмотри, — прижав трубку к груди, прошептала я, чувствуя, как гулко бьется сердце. Чуть не спалилась! А ведь это еще просто разговоры! Я уже начинала жалеть, что ввязалась, но понимала, что пытаться соскочить уже глупо. Голова Олега пропала и я снова прижала телефон к уху:

— Твой? — ехидно поинтересовалась Лена.

Мне не хотелось с ней обсуждать своего жениха и я попросила ее вернуться к делу. Она рассказала, что завтра перезвонит и скажет, где нам втроем с моим предполагаемым соблазнителем предстоит встретиться.

В день перед свадьбой накал страстей достиг своего апогея. Я была рассеянна, забывала все подряд. Спасал Олежка, взваливший основную массу дел на себя, видя, что с меня толку мало. Видимо, он приписывал мое состояние обычному предсвадебному мандражу.

На встречу с любовником я одевалась очень тщательно. Неброский макияж, чтобы подчеркнуть свою природную красоту, но в то же время дать понять, что я особо не готовилась. В любом случае, спать с ним сегодня я не собиралась. Мы с Леной на это не договаривались.

Ехать к нему в гостиницу я отказалась. В конце концов, не проститутка какая-нибудь. Договорились на встречу в том же кафе. В этот раз я немножко опоздала, и зайдя в кафе, неуверенно оглянулась. Они сидели у углового столика и уже успели что-то заказать. Мужчина держал в руках сигарету и оживленно что-то рассказывал Лене. Елена заметила меня первая. Перехватив ее взгляд, на меня посмотрел и мужчина. Взгляд довольно цинично прогулялся по моей фигуре и вернулся к лицу. Я почувствовала, что краснею, и поспешила подойти к столику и сесть. Мужчина не сделал попытки предложить мне стул, и даже не привстал, чтобы как-то меня приветствовать. Его взгляд вернулся к Лене, словно он ждал, чтобы та нас представила. Я не была уверенна, но мне показалось, что он тоже немного засмущался.

Елена быстро и легко нас познакомила и завязала общий разговор, пока не касаясь основной цели нашей встречи. Мужчину звали Александр, он был связан с инвестициями и, по словам Лены, женат. При этих словах, Александр недовольно посмотрел на Лену, словно не одобряя, что она подняла эту тему. Та, впрочем, совершенно не смущаясь, продолжала болтать. Я поняла, что она торопится нас сблизить, чтобы было более комфортно перейти к разговору о главном. Пока Лена болтала, я украдкой рассматривала Александра. Мужчина был довольно обычной наружности: начинающий лысеть, с сединой, с мягким подбородком и какими-то смазанными чертами лица. Такого человека очень тяжело узнать в толпе. Единственным запоминающимся были глаза. Светло-серые, почти прозрачные, они расслаблено смотрели куда-то в пустоту большую часть времени. А потом без предупреждения впивались в тебя острым, колючим взглядом, прошивающим тебя насквозь. Такого человека, наверное, трудно обмануть.

Ловя на себе иногда такие взгляды, я краснела как девочка, досадуя на себя за такую стеснительность. Мне бы, пожалуй, хотелось изобразить из себя эдакую роковую красотку, которая пришла соблазнять мужчину. Но с этим человеком я быстро оставила подобные попытки. Он, казалось, видел меня насквозь.

Благодаря стараниям Лены мы худо-бедно, но уже начали общаться с Александром напрямую. Уступив его просьбе, я начала называть его Сашей, хотя, учитывая его возраст, мне это немного резало ухо. Для себя я уже очень скоро решила, что он мне нравится. У него был приятный глубокий голос, он превосходно держал себя в руках и не позволял себе в отношении меня никаких вольностей. Хотя, учитывая ситуацию, я склонна была этого ожидать.

Закончив с какой-то нейтральной темой, Саша, вдруг бросил на меня один из своих особенных взглядов и попросил:

— Оль, можно я твой телефон полистаю немного? — сказано это было легко и непринужденно, но я поняла, что это какая-то проверка.

Скрывать мне было нечего и протянула ему трубку.

Мужчина быстро заскользил пальцами по экрану смартфона.

— Олег, это ее жених? — почему-то он спросил об этом у Лены. Та кивнула.

Саша еще немного полистал звонки в телефоне и вернул мне трубку.

— Думаю, этого достаточно. Проверять не будем, — он объявил это таким деловым тоном, словно речь шла о решении по какому-то инвестиционному проекту.

Лена довольно кивнула и повернулась ко мне. Сегодня она была одета менее официально, в симпатичное летнее платье, отчего, по-моему, выглядела еще более молодо.

— Оль, давай про денежки поговорим. Потом про детали.

В следующие полчаса я выяснила, что цена мне — три тысячи долларов. За эти деньги мужчина вправе мной воспользоваться в течение часа. С пунцовыми щеками я слушала про виды секса, которые входят в цену. Взгляд Александра на этой части разговора не отрывался от меня, заставляя меня еще больше смущаться. Его зрачки расширились, взгляд периодически ласкал мой вырез на груди. Несмотря на смущение, я ощутила, что мне приятно видеть такое неприкрытое желание на лице взрослого состоявшегося мужчины. Неожиданное заявление Лены прервало мои мысли:

— Единственный нюанс, Оля. Александр должен быть гостем на твоей свадьбе. Все должно произойти во время похищения невесты и последующего выкупа.

Я в шоке раскрыла рот. Ведь места уже заказаны! Да, и как я его представлю! Знакомьтесь, это мой любовник и нам надо с ним ненадолго уединиться?!

Лена не дала мне озвучить хаос, воцарившийся в моей бедной головке:

— Не волнуйся, с рестораном я сейчас договорюсь. Представишь Александра своим бывшим преподавателем в институте, это тяжело проверить. К тому же, если гость ведет себя на свадьбе щедро, вопросов к нему, как правило, не возникает.

Лена смотрела на меня полувопросительно-полуутвердительно. В очередной раз я ощутила ее профессионализм. Да, с такой легендой могло прокатить. Если школьных преподавателей мои родители еще как-то помнили, то институтских даже не знали. Я могла бы сказать, что это наш куратор или что-то вроде того. Что он очень мне помогал.

Лена помогла мне:

— Объяснишь своим, что встретила его сегодня, сказала про свадьбу и неудобно было не пригласить. А он навязался.

Саша хмыкнул.

Выхода у меня не было. Я согласилась.

— А как это будет?.. Ну, с похищением, — робко поинтересовалась я, неуверенная, что хочу это знать.

— Не заморачивайся. Я с тамадой обо всем договорюсь, — Лена предложила Александру закрыть счет и мы попрощались. Напоследок Саша целомудренно пожал мне руку, видимо, вживаясь в образ препода. Мне оставалось надеяться на благоразумие Елены.

Последним штрихом разговора мне в руку лег конверт, и по приятной тяжести, я догадалась, что этой мой гонорар. Дороги назад нет.

Вечером, я, как бы вскользь, упомянула о новом госте Олегу и своим родителям, сразу предупредив, что обо всем договорилась. К счастью, особо никто не расспрашивал. Теперь оставалось каким-то образом превратить дальнего родственника, о котором я поторопилась брякнуть жениху, в бывшего преподавателя. Я немного пожевала над этим губу, и, решив, что утро вечера мудренее, отложила этот вопрос назавтра. А там, в суматохе, может, он и не вспомнит.

День свадьбы! С самого утра в моей квартире кудахтали подружки, помогая наводить красоту. Сейчас надо мной колдовала девочка, которая за умеренную плату делала свадебный макияж уже некоторым из моих подруг. Из девчонок только Катька знала о моих разгульных планах на свадьбу. За нее я была спокойна — в таких вещах она умела держать язык за зубами. Девчонки все сегодня были слегка навеселе и на взводе: Катюха, «чтобы не киснуть» предложила тост за самую сексуальную невесту, хитро подмигнув мне, и плеснула нам немножко шампанского. Потом еще немножко. В общем, лихорадочное напряжение мы сняли, и сейчас всем было довольно весело, даже мне. Предстоящее... приключение, я теперь воспринимала легче, и возможно даже испытывала легкое нетерпение. Ночью я думала об Александре.

Чем больше думала, тем больше он мне нравился. Возможно это была чисто защитная подсознательная реакция, чтобы не чувствовать себя шлюхой, но к текущему моменту я была готова узнать поближе этого мужчину и даже ждала этого. Пикантность ситуации свербила меня с самого утра, и я даже подумывала снять напряжение пальчиками, заперевшись ненадолго в ванной. Но не получилось, и сейчас я реально опасалась, что мои легкие кружевные трусики, над которыми уже успели поприкалываться девчонки, мол, в какой порнухе я собралась сниматься, могут увлажниться. С макияжем было покончено. Девчонки на камеру помогли мне одеться (ох, уж эти шаблоны), и я попозировала фотографу возле окна. Типа, жду жениха. Глаза мои возбужденно блестели, щеки разрумянились и фотограф не переставал сыпать комплиментами насчет того, что я — его лучшая невеста в этом месяце. Комплимент сомнительный, но все равно приятно.

Выкуп мы проскочили на одном дыхании. Олежка держался молодцом, и не позволил свидетельнице (Кате, кстати) бессовестно затянуть этот процесс. В ЗАГС меня вез мой вожделенный лимузин. Белый. Я попросила Лену и она все устроила, за мой счет, естественно. Было видно, что ей не особо пришлось по душе решать мои проблемы, но она пошла на уступки. Может, я ей понравилась? Олег ехал впереди на черном. После ЗАГСа мы должны были пересесть на один.

На церемонии, как ни была я взволнована происходящим, даже немножко прослезилась в конце, я не забыла осмотреть присутствующих. Александр был в скромном костюме тройке. Блин, он действительно походил сейчас на одного нашего препода! Человек явно забавлялся процессом. Что ж, он уже начинал получать удовольствие за свои деньги. Когда он приблизился к нам в очереди поздравляющих, мое сердечко заколотилось с сумасшедшей скоростью. Он пожал руку Олегу, который пропуская через себя всех поздравляющих с застывшей улыбкой напоминал сейчас игрушку — китайского кивающего болванчика, и подошел вплотную ко мне. Вручил цветы, и взял за руку. Галантно поцеловал, при этом по-своему стрельнув в меня глазами. Я порозовела и покосилась в сторону жениха, вернее, уже мужа. Он не обратил внимания. Я снова сфокусировалась на Александре. Боже, скоро мне предстоит быть с этим мужчиной! Если он захочет, то целовать его, брать в свой рот его пенис и делать все то, за что было заплачено. Все, что он захочет!

Прикосновение его губ к моему запястью жгло огнем, и я почувствовала, как у меня внутри что-то набухает, спускаясь по животу вниз. К счастью, Саша не стал задерживаться, своевременно уступив место следующему поздравляющему, и я смогла взять себя в руки. На автомате передала цветы свидетельнице и продолжила принимать поздравления, стараясь не смотреть на коренастую фигуру Александра, мелькавшую среди гостей. Он быстро смешался с толпой и пропал.

Следующий раз я увидела его уже в ресторане, куда мы приехали после покатушек по местным достопримечательностям, сопровождавшихся фотосессией.

После ЗАГСа я тоже смогла немного расслабиться. Пришло, наконец, ощущение праздника и счастья. Об Александре я на время смогла забыть, и сейчас с удовольствием и волнением позировала с мужем для фотографа рядом с лимузином. Олежка был такой импозантный в классическом черном костюме, который смог скрыть его худощавость, и в галстуке-бабочке. Рядом с нами отирались мои хихикающие подружки, которые уже начали переглядываться с парнями, приглашенными со стороны жениха. Я плавно погружалась в атмосферу праздника. Тяжелая подготовка к мероприятию начинала давать свои результаты: все шло своим чередом и мне уже не надо было постоянно держать руку на пульсе. Каждый знал свое место и задачу. И моя Катюха, и свидетель были в этой роли уже не в первый раз, и это тоже было здорово. Они легко и свободно флиртовали, не забывая давать указания водителям, фотографу. Сами созвонились с тамадой, которая уже ждала нас в ресторане.

На входе в зал нас ждал еще какой-то забавный конкурс, из которого мне запомнилось только, что я с широко открытым ртом пыталась заглотить здоровенный кусок пирога, пытаясь сохранить помаду, но все равно не смогла превзойти в этом Олежку. Этот глава семьи захомячил такой кусок, что чуть не подавился, и под хохот моих подружек вынужден был запивать шампанским.

Зал был красиво убран колоннами из разноцветных шаров. На столах уже стояли закуски и когда мы с мужем торжественно заняли свое место, тамада (веселая полноватенькая женщина лет сорока) взяла в руки микрофон, и, что называется, «понеслась».

Составляя список гостей, мы с Олегом сразу отмели таких, которые были чрезмерными любителями выпить и могли сорвать торжество. Я так и заявила Олегу, что мне пьяных драк на свадьбе не надо. Поскрипев сердцем, Олежка был вынужден «забыть» пару школьных корешей. Я тоже принесла в жертву дядю Вову, брата отца, хоть и не без скандала объяснив родителям, что матерные частушки уже не в тренде. Но зато сейчас праздник двигался ровно и красиво. Без таких вот забияк, нормальные гости быстро раскрепостились и атмосфера искреннего веселья просто пропитала присутствующих.

Александра я заметила не сразу. Он спокойно болтал за одним из столов с кем-то из дальних родственников Олега. Он, как и все, немного раскраснелся, видимо, выпив для настроения. Улыбка его молодила, и я с облегчением ощутила, что он мне все больше нравится. Возможно, правда, виной тому было шампанское, которое мне не забывали периодически подливать свидетели. Мне много не было надо, и скоро я вынуждена была сказать себе «стоп», чувствуя, что голова уже стала подозрительно легкой.

Ближе к середине вечера я просто физически начала ощущать на себе взгляды Саши, и поняла, что близится мое похищение. Мое волнение странным образом было смешано с предвкушением. Я словно видела себя глазами Александра: молодая сексуальная невеста, с легким румянцем и блестящими глазами раздаривающая улыбки гостям. Когда в очередном конкурсе с моего бедра свидетель потянул подвязку, задрав при этом подол едва ли не до трусиков, я сама искала взгляд Александра. Нашла и зарделась, почувствовав силу его желания.

Похищение было организованно профессионально. Я думаю, тут не обошлось без Елены, хотя самой ее на празднике не было. Мои подружки, во главе с Катюхой, которая одна тут была посвящена в мои планы, утащили меня, якобы в туалет. Я напоследок успела бросить виноватый взгляд на Олежку, который, избавившись от пиджака, сейчас со счастливым видом что-то обсуждал со свидетелем. Еще раз где-то на заднем плане тоненько пропищал голосок «что же ты творишь, дура?!», но поднимающаяся волна возбуждения заставила его замолчать. Я хотела этого...

Катя уверенно провела нас мимо туалета и открыла какую-то дверь с табличкой «служебное помещение», за которой был короткий темный коридор. Тут она объявила, что мы пришли и отправила подружек назад, сказав, что сейчас их догонит и объяснит, что делать. Девчонки были уже конкретно навеселе, и им явно было все равно, что им там собирается объяснять Катюха. Думаю, их сейчас больше волновали мальчики, оставшиеся в зале.

Оставшись со мной наедине, Катюха, почему-то не глядя мне в глаза, пробормотала:

— Он там... ждет, — она кивнула на темную дверь в конце коридора, чмокнула меня в щеку, и с подозрительно влажными глазами, умчалась вслед за девчонками. Я постояла, неуверенно глядя ей в след. Не ожидала от нее такой чувствительности. Я считала ее особой уже довольно прожжённой, и сейчас, видя как она за меня переживает, снова испытала смятение. Может, плюнуть на все, пока не поздно?

Словно лишая меня последнего шанса одуматься, дверь, на которую указывала Катя, открылась и на пороге возник силуэт Александра. Он был резко очерчен ярко горевшим у него за спиной светом. На ватных ногах я зацокала каблучками в его сторону, стараясь придерживать подол моего платья повыше, чтобы не пачкать его о пыльной пол коридора. Где-то за спиной глухо зазвучал усиленный микрофоном голос тамады, которая, наконец, решила обратить внимание на мое отсутствие. Сейчас начнутся поиски, потом торги. Время пошло!

Саша посторонился, пропуская меня внутрь, и повернул в двери ключ. Замок щелкнул за моей спиной, я сглотнула. Широко распахнутыми глазами я быстро осмотрела помещение: совсем небольшая комната, пара шкафов и один кожаный диван. Наверное, я ожидала увидеть какой-нибудь столик с шампанским и свечами, может быть цветы, потому что Саша ухмыльнулся, увидев на моем лице разочарование.

Романтики не предвиделось. Его голос резанул словно ножом:

— Покажи свои трусики, — он довольно опустился на диван, готовясь насладиться шоу. Образ доброго преподавателя таял на глазах.

Как ни готовилась я к этому моменту, я не думала, что все может пойти так... цинично, что ли. Сразу ощутила себя проституткой. Кажется, даже слезы навернулись на глаза. Только что я была королевой бала, ловя на себе восторженные взгляды, а тут сразу вот так...

Закусив губу, я начала собирать пышный подол платья, чтобы его поднять достаточно высоко. Саша с удовольствием следил за моими дрожащими руками, явно не собираясь мне помогать. Наконец я смогла задрать многочисленные складки ткани до живота, показав свое белье, чулки и пояс. Глаза мужчины потемнели. Пальцем он показал мне, что надо повернуться. Неловко перехватывая платье, я повернулась на каблуках, демонстрируя свою попу под платьем, которая сейчас ощущалась просто голой в этих крошечных открытых трусиках:

— Снимай, — голос мужчины прозвучал глухо и голодно.

Подцепив наманикюренными пальцами резинку, я потянула трусики вниз, против воли ощущая, что возбуждаюсь. Переступив каблуками сняла белье и неуверенно зажала в кулачке, не зная, что с ними делать. Прохладный воздух коснулся под платьем моей промежности. Мужчина встал и подошел ко мне вплотную. До нас доносились звуки голосов из зала: меня начали искать под задорные замечания тамады.

Саша взял из моих рук мои трусики и поднес к своему лицу. Я смущенно опустила глаза. Все-таки я провела в них почти целый день, а я к таким вещам отношусь очень щепетильно. Но мужчина с наслаждением втянул в себя воздух и взял меня рукой за подбородок. Я подняла на него глаза. Его лицо горело нескрываемым желанием, на щеках играл румянец, глаза расширились и потемнели. Он приблизил свои губы к моим и поцеловал. Он делал это так жестко и по-хозяйски, что мне оставалось только впустить его язык в свой рот и расслабиться. Скоро от такого поцелуя закружилась голова и в ногах растеклась слабость. Саша оторвался от меня и я смогла перевести дыхание, глядя на мужчину из-под мохнатых ресниц. Наверняка размазалась моя помада. То ли еще будет! Я тяжело дышала, наблюдая, как мужчина, расстегивает свою рубашку, снимает ее и бросает поверх пиджака, лежащего на спинке дивана. Ничем не примечательное телосложение мужчины старше среднего возраста. Седеющие курчавые волосы на груди. Мой взгляд опустился ниже и я сглотнула. В паху у него уже ощутимо топорщилось.

— Сядь сюда, — Саша кивнул на диван, сам продолжая стоять. Я догадалась, что сейчас произойдет и с замиранием сердца опустилась на диван, разгладив вокруг себя складки платья. Его пах оказался на уровне моего лица. Он подошел ближе и сказал:

— Достань...

Пытаясь справиться с дрожью в руках, я начала возиться с ремнем и молнией, посматривая вверх на мужчину. Его глаза, не отрываясь, жадно следили за моими манипуляциями.

Наконец я смогла справиться, и, повинуясь требовательному взгляду мужчины, сунула руку внутрь. Член был жестким и горячим. Так странно было держать в руках пенис совершенно чужого мне мужчины, когда мой находился где-то рядом, в соседнем помещении. «Причем, ты делаешь это за деньги», — шепнул в ухо гаденький внутренний голосок. Почему-то эта мысль вызывала возбуждение. Горячий орган подрагивал в моих руках, еще затянутых в тонкие белые вуальные перчатки, оставляющие часть ладони и пальцы открытыми. Я попыталась их снять, но Александр остановил меня:

— Мне так нравится... Пусть будут.

Я снова послушно взяла в руки этот крупный член, и, почувствовав на своем затылке мужскую ладонь, зажмурившись, открыла рот.

— Не-не-не... Так не пойдет. На меня смотри! — Саша вздернул мою голову вверх.

С обидой и стыдом я снова раскрыла губы, на этот раз не отрывая взгляда от его лица. Боже, как же стыдно было сидеть здесь, в своем свадебном платье, с раскрытым ртом и ожидать, когда совсем чужой мне мужик наконец насмотрится на меня и соблаговолит засунуть мне туда свой пенис.

Толстая головка мазнула по моим губам раз-другой, размазывая по щекам остатки помады. Мелькнула мысль: «хорошо, что тут рядом туалет — смогу привести себя потом в порядок». Густой мужской запах обволакивал меня. Неожиданно ладонь на моих волосах сжалась в кулак и член вошел так глубоко, что у меня сперло дыхание. Головка уткнулась в горло, вызывая спазмы. Я рефлекторно уперлась мужчине в колени руками, пытаясь спастись от этого таранящего мое горло члена. Блин! Я совсем не так представляла себе это свадебное приключение!

— Убери руки, сука! — мужчина прошипел это так, что я испугалась. Все шло совсем не так! Мелькнула даже мысль позвать на помощь, но как я смогу все это объяснить.

Александр наслаждался моей беспомощностью. Чтобы не злить его, я перестала упираться руками, теперь просто держась за его ноги, чтобы не упасть, и он продолжил проталкивать в меня свой член, который, казалось, все продолжал увеличиваться. Наверняка, он принял какие-то таблетки, учитывая возраст. Когда из моих глаз уже полились слезы и я начала давиться, член, наконец, был извлечен изо рта. Но только для того, чтобы потереться о мои щеки и нос. Саша заставлял меня смотреть ему в глаза. Мокрый член тыкался мне в нос, оставлял следы на щеках.

Мужчина тихо и удовлетворенно постанывал, что-то бормоча себе под нос:

— Послушная девочка... Хороша шлюха, — разобрала я.

Член снова вполз глубоко в рот, достав до горла. Короткими толчками Саша начал трахать, иногда вынимая и давая мне вдохнуть. Он продолжал негромко поносить меня последними словами, от которых смущение во мне странным образом смешивалось с похотью. Одной рукой он держал меня за голову, а другой полез в декольте. Ткань плотно облегала грудь и чтобы добраться до меня под лифчиком, Саша начал дергать вниз платье. Я испугалась, что он его порвет.

С трудом высвободившись из его захвата, я мягко попросила:

— Подожди, пожалуйста, — мой голос после такого грубого вторжения в горло звучал хрипло, — дай я сама.

Строго глядя на меня сверху, мужчина ждал, пока я разберусь с крючками и стяну с груди платье. Он помог мне расстегнуть лифчик и снял его. Бросил рядом с моими трусиками на диван. Обнаженная кожа на груди сразу покрылась мурашками на воздухе. Двигая по моему лицу своим членом, Саша принялся мять мои голые груди, прихватывая пальцами соски, которые мгновенно напряглись и затвердели. Я как-то совсем пропустила момент, когда мое тело стало отзываться на действия мужчины. Терпкий запах возбужденного мужского пениса, твердый орган, касающийся моих губ, скользящий во рту; шершавые грубые пальцы, мнущие мою грудь... Все это сделало свое дело: возбуждение возвращалось, плавно нарастая откуда-то снизу и разливаясь по телу. Страх перед этим мужчиной только усиливал это возбуждение. До этого момента я и не подозревала, что такое обращение может меня возбуждать.

Этот мужчина просто пользовался мной, наказывал за легкомысленность и распутство, жестко опуская меня в моих же собственных глазах в день моей свадьбы. В день, когда мне полагалось сиять, принимать поздравления, ловить восхищение в глазах мужчин. Он просто купил себе чужую невесту и сейчас пользовался ей.

От этого унижения что-то внутри меня завибрировало особенным кайфом, и я уже сама, широко раскрыв рот, впустила в себя этот раздувшийся фаллос, стараясь языком ласкать гладкую головку. Внизу у меня уже все увлажнилось. Я со страхом, и одновременно с нетерпением, ожидала почувствовать его орган у себя между ног. Но у моего любовника были на меня другие планы, а может, он просто не смог сдержаться. Как бы то ни было, он вдруг на высокой ноте застонал и до боли сжав мою голову руками и задвинув мне до самого горла, начал кончать. Губами я чувствовала, как по его стволу пробегают судорожные волны, тонкие сильные и горячие струи во рту, сразу стекающие по горлу в пищевод. Чтобы не поперхнуться, я быстро сглатывала его сперму. В такт толчкам его семени в моем рту мужчина постанывал и двигал бедрами. Он с наслаждением смотрел на меня сверху вниз. Наконец, сжав мои вытянутые губы на своем члене пальцами, он стал извлекать фаллос, выдавливая из себя остатки в мой рот. Чувствуя во рту вкус его спермы, я ощутила что-то вроде легкого оргазма, но было что-то еще... Неужели это разочарование?! Блин, я со стыдом вынуждена была признаться себе, что хотела продолжения. Я не успела толком кончить, и сейчас у меня внизу полыхал влажный пожар, требуя чего-то длинного и упругого.

Саша немного отстранился, разглядывая меня, стоящую на коленях в задранном свадебном платье с оголенной грудью и мокрым лицом. Боже, как же я ненавидела такие взгляды после секса. Даже в глазах моего Олежки в такие моменты сквозило какое-то пренебрежение. Здесь же было открытое презрение, смешанное с удовлетворением.

Плевать! Я просто не могла вот так закончить! Мое разгоряченное тело молило о разрядке. Я опустила руку вниз и, глядя на Сашу, принялась теребить влажные губки, одной рукой придерживая вверху подол платья, показывая ему себя аж до середины живота. Александр опустил взгляд вниз и следил за моими манипуляциями со странным выражением, смесью восхищения и... жалости, что ли. Мне было просто плевать, я не отрывала взгляда от его лица. Постепенно его глаза начали темнеть, он возбуждался. Взгляд, брошенный мною в область его паха, это подтвердил: член рывками снова поднимался.

— Вставай, — бросил мужчина. Он снял до конца брюки с трусами и бросил на диван поверх моего белья. Его пенис качался из стороны в сторону, крупные яички были сейчас поджаты. Волосы в паху он не стриг, в отличие от моего мужа. Саша не сделал попытки подать мне руку и помочь подняться. Просто стоял и ждал пока я разбиралась с платьем и каблуками, чтобы не упасть и не запачкаться на пыльном полу. Когда я выпрямилась, он развернул меня к дивану и нагнул, заставив упереться в него руками. Платье он просто закинул мне на голову, обнажив меня до середины спины. Оно опустилось сверху парашютом, скрыв мое лицо. Как ни странно, так мне было легче. Я не видела ничего вокруг, кроме купола из складок ткани своего платья. Осталось только ощущение полной беззащитности и обнаженности.

Рука мужчины легла мне сзади на киску, заставив меня сдавленно пискнуть. Два пальца тут же скользнули внутрь... Снова наружу. Он размазывал мою влагу по обнаженным ягодицам своими широкими ладонями. Его член ворвался в меня без предупреждения, выдавив из меня низкий грудной стон. Руки переместились на мою талию и крепко сжали. В голове запоздало запульсировала мысль, что он без презерватива. Но что-то предпринимать было поздно. Фаллос ровными глубокими толчками вонзался в меня, переворачивая в душе все вверх дном. Было ощущение, что именно сейчас я лишаюсь девственности, а не тогда, с Олегом у него дома. Именно сейчас я сознательно даю. Это не был романтический секс с любимым мальчиком, скомканный и сконфуженный. Это был настоящий циничный трах с опытным мужчиной, которому на меня плевать и нужно лишь одно — секс. Напряженный фаллос скользил во мне короткими резкими точками, пах мужчины шлепал о мою попу, иногда он сильно вжимался в меня и тогда у чувствовала его упругие яички. Большим пальцем Саша разминал другую мою дырочку. Меня уносило похотью, я никогда не испытывала таких оущений.

Вдруг в коридоре за закрытой дверью послышались шаги. Кажется, было несколько человек. Я различила мужские голоса, что-то с запалом обсуждающие. «Меня ищут», — подумалось мне. Александр не останавливаясь, продолжал мня накачивать. Неожиданно прямо за дверью громко раздался голос моего Олежки:

— Оль, ты тут?

Пенис Александра медленно пополз из меня и вдруг резко ворвался, казалось, достав до сердца. Каким-то чудом я сдержалась от крика, закусив ладошку.

— Хороша, сучка малая... — снова забормотал Саша, к счастью так тихо, что расслышала только я.

У меня в голове, как стая испуганных птиц, лихорадочно метались мысли: «Что делать?! Он знает, что я здесь? Где Катя? Она же должна сейчас торговаться... А вдруг он не уйдет? Как нам отсюда тогда выйти?».

Звонкий шлепок ладонью по голой ягодице над чулком словно выбил из меня все эти мысли и на волне похоти на поверхность выплыла другая: «Я даю чужому мужчине в свадебном платье всего в нескольких метрах от моего мужа. Он даже может слышать!» Словно какая-то лопнувшая пружина во мне взорвался оргазм. Я задергалась на члене мужчины, скуля себе в мокрую ладонь, всеми силами сдерживая стоны, сжимая интимными мышцами в себе член любовника. Словно сквозь вату до меня доносились голоса из-за двери. Кто-то из парней убеждал Олега, что тут никого нет и надо идти искать дальше. Голоса удалились и стихли. Александр, снова как-то тоненько простонал и напрягся. Я поняла, что сейчас произойдет и тихо прошептала: «Не в меня...» Мужчина резко выдернул из меня свой член и вдавил скользкую головку между ягодицами. Мокрое колечко ануса, размятое пальцем любовника, сдалось, и головка пениса вошла в попу. Руки клешнями держали меня за голые бедра. Член запульсировал в моей попе, наполняя меня спермой. Я, сдавшись, отдалась на волю мужчины и стоя на дрожащих ногах, кайфовала, ловя непривычные ощущения растянутости и наполненности в попе. Любовник не стал входить глубоко, а может просто не успел, поэтому больно не было. Единственная мысль, которая сейчас плавала у меня в голове, как одинокая рыбка в аквариуме, была: «Хоть бы его сперма не попала на чулки...»

Через несколько минут я через щелку убедилась, что в коридоре никого нет, и проскользнула в туалет. Александр сразу пошел в зал. Мне же понадобилось минут пятнадцать, чтобы привести себя хоть в какой-то божеский вид. Косметику пришлось полностью смыть. Когда ко мне постучалась Катюха со своей сумочкой, в которой, конечно, нашлась тушь и помада с тенями, я готова была ее расцеловать. Она с круглыми глазами полушепотом поинтересовалась:

— Ну, как?!

Вместо ответа из меня вырвался истерический смешок. Катюха поняла и больше меня не доставала.

Вопреки моим мрачным предчувствиям, сцена с похищением завершилась гладко. Свидетель выторговал меня у Катюхи за ящик шампанского, и я смогла вернуться к счастливому мужу. Александр на празднике больше не показывался. Свадьба шла дальше по накатанной колее, словно ничего не случилось. Я постаралась выбросить из головы все, что произошло, и как ни странно, мне это почти удалось. Только трусики, намокающие от вытекающей из меня спермы любовника, периодически напоминали, что оказавшись наедине с супругом, первым делом мне надо попасть в ванную комнату.

Спустя неделю семейной жизни я получила странный звонок от Елены. Она сказала, что клиенту все понравилось, он хочет выплатить бонус и настаивает на новой услуге «друг семьи». Почему-то я сразу догадалась, в чем заключается эта услуга. В промежности забегали искорки. Она не торопила меня с ответом. Словно знала, что в моей интимной жизни с мужем появилась какая-то... нехватка. Лежа по ночам с Олегом, я не могла не вспоминать жестко берущего меня в подсобке мужчину, которому плевать на все, кроме моего тела.

Я обещала подумать, но мне казалось, что я уже знаю ответ...


Часть 3


Обещанный бонус я получила через Лену, что меня порадовало. Сумма меня слегка шокировала — она равнялась сумме основного «гонорара». Неужели я так впечатлила Александра?! Вместе с этим я была и озадачена — чего ж тогда он еще от меня ждет, если готов отвалить такую сумму за уже оказанную услугу? Лена по телефону подтвердила, что принимая этот бонус, я не беру на себя никаких обязательств и все еще могу отказаться от сомнительной услуги «друг семьи», на которую они с Александром сейчас меня раскручивали.

Мой Олежка, будучи человеком творческим, и полностью мне доверяя, не стал участвовать в подсчете свадебных подарков, и я смогла «оприходовать» свой заработок, посчитав его до кучи с остальными, за вычетом некоторых расходов. Я могла, конечно, вообще о нем умолчать, но мне хотелось тратить эти копеечки открыто и не париться с объяснениями, откуда что берется. Я прикупила красивого бельишка (просто для себя, без всяких задних мыслей), поменяла телефончик, немножко обновила гардеробчик. Вместе с Олежкой мы весело потратили кучу денежек на подготовку к свадебному путешествию. Скоро подходила дата вылета, а это значило, что пару недель (если быть точнее десять дней, девять ночей) я могу потянуть резину с ответом Елене.

Я предупредила ее, что скоро вылет, и что до возвращения я ничего определенного сказать не могу. Лена легко согласилась, при этом ее тон сказал мне, что она уже прекрасно знает мой ответ. Для себя же я еще ничего не решила. Дело уже было совершенно не в деньгах. Если произошедшее на свадьбе я могла списать на свой бзик с нехваткой денег на лимузины, то теперь такого оправдания у меня не было. Олежек сносно зарабатывал, я тоже была при деле. Вопрос с жильем был решен. Даже квартира была неплохо обставлена. А совесть моя, и так уже порядком потрепанная, требовала хотя бы удовлетворительного и внятного ответа на вопрос «какого хрена?!». Действительно, ну на фига мне ставить под угрозу свою едва начавшуюся семейную жизнь, снова вступая в связь с другим мужчиной?

Другой мужчина... При мысли о Саше я почувствовала непроизвольный отклик своего тела. Оно прекрасно помнило его, даже если я и старалась забыть. Странно. Что же такого смог дать мне Александр в сексе, чего не мог дать молодой муж? Если уж касаться этой темы, то Олежка меня по интимной части вполне устраивал. Все у него работало как надо, да и размеры не разочаровывали, что, впрочем не главное (как же, как же). Пытаться анализировать себя для меня дело не совсем привычное, но сейчас я, и вправду, задумалась. Саша делал это со мной совершенно циничным образом, жестко, полностью наплевав на мои ощущения. Неужели мне это понравилось? Я вспомнила это болезненно-сладкое чувство унижения, когда его горячий, жесткий член без моего согласия вторгался в мой рот, пульсировал там своим семенем, терся о мои губы и щеки.

Я всегда считала себя девочкой премиум-класса, в школе за мной бегали мальчики, некоторые даже были по-настоящему влюблены. Я держала дистанцию, крутила носиком, словно держа на голове невидимую корону, и, когда повзрослела и пришла пора самого первого раза, то это был мой дар счастливому избраннику. Я дарила себя и позволяла себя любить. Именно так проходила моя интимная жизнь до сего момента. Александр стал первым, кто дал мне понять и почувствовать, что может быть и по-другому. Что мужчина может получить тебя не в дар, не с твоего благосклонного позволения, а просто потому, что он захотел. Захотел и воспользовался твоей глупостью, легкомысленностью и похотью. Взял тебя без восхищения и поклонения, а как обычную самку. И как это ни парадоксально, именно с ним я почувствовала себя настоящей женщиной впервые. Ни королевой выпускного, ни «той классной задницей из тренажерного», которая отвлекает мужиков во время тренировки, но так и остается фантазией, а настоящей женщиной, которая дает.

Я постаралась унять этот порыв самоанализа, потому что он опускал меня в собственных глазах все ниже, и вернулась к делам насущным.

Последние приготовления к поездке были завершены. Впереди — солнце и море, копченые арабы, мохнатые верблюды и молодой, красивый парень, по совместительству — мой муж. Вдруг почувствовав себя необычайно счастливой, я набросилась на Олежку и подарила ему самый фееричный секс в его жизни (как я надеялась), отложив решение серьезных вопросов на потом.

Отдых прошел отлично. Случилась даже пара интимных приключений средней тяжести, что добавило пикантности и колорита однообразным пляжным будням. А еще я сделала для себя на отдыхе некоторые выводы касательно потенциального уровня ревности моего супруга к иным особям мужского пола. И сделанные выводы меня порадовали. Не будем в этой истории останавливаться на подробностях этого отдыха. Скажем только, что мой Олежка оказался вполне склонен к экспериментам в интимной сфере. Пожалуй, даже больше, чем я ожидала. И эта мысль тоже легла в копилочку соображений, которые я неосознанно собирала, подводя себя к решению о продолжении своего грехопадения по возвращении с отдыха.

Когда, спустя вышеозначенный отрезок времени, загоревшая и посвежевшая, с пополненным запасом сексуальной энергии, я появилась в родном городе, ответ на предложение Елены стал для меня очевиден. Как-то вечером, пока муж принимал душ, я набрала ее номер на телефоне, и, немного волнуясь, сообщила, что «готова попробовать». Мне были важны детали, и я настаивала на встрече перед тем, как окончательно накинуть на себя хомут наложницы. Я понимала, что имею дело с людьми достаточно серьезными, чтобы с одной стороны не пакостить мне по мелочам, с другой — чтобы сильно осложнить мне жизнь, если что-то пойдет не так.

А не так пойти могло много чего. Во-первых, мне хотелось оставить себе возможность соскочить в любой момент, если я буду видеть, что моя попа, ищущая приключений, ставит мой брак под угрозу. Может быть, это спорное соображение, но я любила Олежку, и уж точно считала его удачной партией. В среде нашего общения, где парни через одного либо чрезмерно пили, либо постоянно бегали налево, либо просто были лодырями (сколько я наслушалась об этом под мартини от зареванных подруг), Олег был белой вороной. Как я для себя его охарактеризовала — парень со стержнем, и я сейчас не про член. В общем, я действительно боялась потерять его.

Во-вторых, я не была уверена, что мне самой придется по душе вся эта история. Одно дело — спонтанный перепихончик без продолжения, после которого ты возвращаешься к любимому человеку с чувством, что любишь его теперь еще больше. И совсем другое дело — постоянные встречи. Это уже какое-то подобие отношений.

На встрече с Леной я откровенно озвучила свои опасения и внимательно выслушала ответ. Лена со свойственной ей легкостью и красноречием успокоила меня. Общий смысл был такой: платить Саша будет за каждую встречу, а как часто их устраивать — я могу решать сама. Единственное, что меня сильно смутило, это то, что условием заказчика было сделать так, чтобы он оказался вхож в нашу семью, и мог проводить с нами больше времени, гостить у нас. На мое вытянутое лицо, Лена с серьезным видом ответила:

— Оль, в этом и заключается смысл услуги «друг семьи». Пойми, мои клиенты — люди состоятельные. Для них не проблема завести себе содержанку, которая будет удовлетворять их прихоти. Фишка в том, что им нужна изюминка...

— И это я — изюминка что ли? — я смущенно почесала нос, чувствуя, что лезу в лес все глубже, и партизаны становятся все толще.

— Изюминка — это ситуация. Представь себе, — Лена сейчас напоминала талантливого рекламного агента, коим по сути и являлась, — реальная семейная пара. Молодая красивая жена, от которой балдеют друзья мужа, и которой завидуют подруги. Светит ли что-нибудь с ней немолодому и не особо привлекательному мужичку средних лет? Конечно, нет! А я даю это клиенту... Даю ему возможность почувствовать себя тем роковым самцом, который уводит у молодого парня девушку. Но только без реального головняка, с этим связанного. Без разводов, дележки имущества и прочих обременений. К тому же хочу тебя успокоить — возможность спрыгнуть они ценят даже выше, чем ты.

Лена отпила напиток, который так невкусно готовила кофе-машина в нашем кафе. Она увлеклась, ее глаза горели, она раскраснелась и выглядела сейчас еще привлекательней. Мне подумалось, что с такими взглядами на жизнь ей надо было родиться мужчиной.

— Так вот, для того, чтобы прочувствовать этот момент, клиент должен быть лично знаком с мужем девушки. Просто поотжиматься на девушке, которая имеет статус замужней, ему мало. Это все равно, что пользовать проститутку (меня как обычно передернуло от этого слова в разговоре, который касался меня). Весь смысл в том, чтобы хорошо знать пару, быть вхожим в их жизнь, и получать свое буквально под носом у законного супруга, а потом пить с ним пиво под футбол, поглядывая на тебя одним глазом. Понимаешь?

Я сидела, не зная, что ответить. Я честно пыталась поставить себя на место мужчины, чтобы понять, в чем тут «изюминка», и не могла. Какая-то форма мастурбации — ты вроде отбиваешь девушку у другого, но понарошку и не до конца. Да еще за деньги...

Лена поняла мое молчание по-своему:

— Александр, кстати, в этом плане надежный человек. Он до сих пор так катается к одной девчонке из Москвы. Уже несколько лет, и никаких проколов. По-моему, он даже у них крестный.

Я тряхнула головой. Погружаться в извращенный мир мужских фантазий мне не хотелось, хватало и своих тараканов. В принципе, я уже все решила, и сейчас просто подтвердила свое согласие, спросив, что и когда мне надо делать.

— Когда у Саши будет время, он мне перезвонит, и я скажу тебе. Пока просто жди. Может быть, подготовь мужа к тому, что проездом к вам заскочит твой бывший педагог, который был на свадьбе. Больше пока говорить ничего не надо.

Вот так я перешла в режим ожидания. Спустя пару дней я обнаружила, что мои опасения плавно трансформируются в нетерпение, а потом и в предвкушение. Теперь единственное, что расстраивало меня во всей этой затее, это роль, которая отводилась мужу. Но в голове уже плавали мыслишки, которые хоть и не обрели еще конкретной формы, но с учетом сторон мужниного характера, открывшихся мне на отдыхе, говорили о том, что к вопросу о роли мужа мы еще вернемся.

А пока было время заняться собой. Я втянулась в обычный тренировочный режим после перебоя, вызванного поездкой на отдых, сделала эпиляцию, немного изменила стрижку, сделав волос короче, и когда уже решила, что готова к бою, позвонила Лена. Хоть я и была готова к ее звонку и, пожалуй, даже ждала его, все же чуть не села на пол, когда услышала в трубке телефона слова «сегодня вечером». Я, было, начала лепетать, что у меня ничего не готово, что Олег сегодня может задержаться на работе, но Лена не дала мне много говорить, просто заверив меня, что так даже лучше и естественнее.

— Не забывай, он — всего лишь препод, заскочивший в гости, а не бабушка, приехавшая погостить из деревни.

Следом за ее звонком, на экране высветился номер Алекснадра.

— Але? — голос не сразу послушался меня и пришлось кашлянуть.

Саша спокойно поинтересовался, дома ли Олег. Я немного удивилась, что он уже знает моего мужа по имени. Хотя чему тут удивляться? Стреляный воробей, готовился. Услышав, что его рядом нет, Саша спросил тем же будничным тоном:

— Какое на тебе белье?

Я молчала секунд двадцать, не зная, что ответить, чувствуя, что краснею.

— В смысле?... — наконец, выдавила я.

— В прямом. Какие на тебе сейчас трусики? Лифчик есть? — на этот раз его голос звучал глубже и как будто ласкал.

Я промямлила, что сижу на диване в халате, трусы обычные х/б, белые, без лифчика. После короткой паузы, Саша сказал:

— Пойдет. Не меняй ничего вечером. Я хочу, чтобы ты была в домашнем, когда я приеду.

— Хорошо, — все еще смущенная, согласилась я, с удивлением обнаружив, что соски откликнулись на этот короткий, и в общем-то, не эротичный разговор.

Только нажав «отбой», я поняла, что забыла уточнить время, когда его ждать. Но перезванивать самой не хотелось.

Я набрала Олега и, постаравшись придать голосу оттенок недовольства, сообщила, что к нам в гости напросился тот «самый препод». Попросила не задерживаться и прикупить по дороге домой чего-нибудь на стол. Олежка меня утешил, сказал, что ничего страшного нет, и будет вовремя. Меня все еще грыз червячок сомнения — что мужчины будут обсуждать за столом? Сможет ли Саша дать ответ на все вопросы о моих студенческих буднях, которые может задать Олежка? Но потом решила, будь, что будет. Раз он такой опытный, то ему и карты в руки.

Остаток времени до вечера я потратила на то, чтобы приготовить хоть какую-нибудь закуску к столу. Времени хватило только на пару салатов и рыбу, которая, будь она не ладна, пока готовилась, провоняла весь дом запахом бытовухи, но получилась довольно вкусной.

Не послушавшись Александра, трусики я все же сменила, выбрав открытые кружевные, вызывающего красного цвета. К ним у меня был очень красивый бюстгальтер с мягкой чашкой, который я с сожалением отложила в сторону, раз уж обещала Саше. Нагая грудь под халатом свободно качалась, пока я суетилась в приготовлениях.

Сказать, что я нервничала, значит — не сказать ничего. Случай на свадьбе по сравнению с тем, что должно было произойти, представлялся мне теперь легким флиртом. Я успокаивала себя, что сама могу решать, быть чему-то сегодня или нет. Я пока обещала лишь, что познакомлю Сашу с мужем. О том, что я должна переспать с ним в присутствии мужа, речь, конечно, не шла. Но я не буду совсем честной, если не скажу, что легкое возбуждение, никак не связанное с волнением, все же было. Пожалуй, если обстановка будет благоприятствовать, то попробовать можно. Хоть я пока и не представляла себе как.

Мужа все не было, и я уже начала опасаться, что Саша прибудет первым, когда в прихожей повернулся ключ в замке. Я поспешила навстречу мужу с улыбкой, которая стала немного растерянной, когда я увидела его входящим в сопровождении Александра.

— Оль, а мы тут прямо в подъезде встретились, — скинув обувь, Олег на ходу чмокнул меня в щеку и потащил на кухню тяжелый пакет, в котором что-то позвякивало.

— Добрый вечер, Ольга. Ничего, что я к вам так напросился? — Александр был самой тактичностью, снимая пальто, и добродушно и в то же время немного лукаво посматривая на меня, сквозь очки. Я была уверена, что очки он нацепил для антуража. Что ж, чего у него не отнять — так это актерского мастерства. Как есть — препод!

— Да, ничего! — муж за меня отозвался с кухни, видимо, опасаясь, что я могу выдать что-нибудь не слишком гостеприимное. — Мы гостям рады.

— Да, конечно, — подключилась я, — проходите. Сейчас поужинаем.

Оставив Александра разбираться со шнурками на ботинках, я повернулась в сторону кухни, собираясь помочь мужу разобрать покупки. И тут почувствовала, что подол халата сзади ползет вверх, открывая мои ноги. Я нервно обернулась и отдернула халат из руки Саши, который двумя пальцами за край поднимал его, с интересом заглядывая под низ.

— Ты же говорила, белые... — он самодовольно улыбнулся, причем мина пожилого преподавателя мгновенно сбежала с его лица.

— Переодела... Эти красивее, — шепотом ответила я, косясь в сторону кухни. Муж хлопал дверцей холодильника и звенел бутылками. Сама не понимая, что творю, я подхватила руками края халата и задрала его до середины спины, демонстрируя Александру, как сидит на попе белье. Не дожидаясь его реакции, я прошла к мужу на кухню и приняла у него эстафету по сервировке стола, отправив его к гостю.

Мужчины расположились в зале на диване, у почти накрытого стола, вяло переговариваясь и ожидая, пока я перестану мельтешить перед ними с тарелками и бокалами и присоединюсь. Муж иногда бросал на меня озадаченные взгляды, явно недоумевая, почему я осталась в халате при госте. Но потом, видимо, решил, что я не особо рада гостю, и выбросил это из головы.

Накрывать стол для мужчин, каждый из которых уже обладал тобой, было довольно необычно. Не возьмусь описывать свои ощущения от этого. Скажу только, что градус возбуждения во мне постепенно рос, и мои ноги мелькали в вырезе халата уже не совсем случайно.

Александр вел себя непринужденно и естественно, с поправкой на то, что причиняет неудобство малознакомым людям. Мои телодвижения в халате у него перед носом если и оказали какое-то воздействие на его мужскую составляющую, то он это умело скрывал.

Как это часто бывает, после нескольких рюмок мужчины быстро нашли общие темы, и я на время отошла на второй план. Мне тоже пришлось пить водку, мой мартини закончился. К счастью каждый раз допивать налитое меня тут заставлять было некому, и я могла контролировать градус своего опьянения. Мужчины же, напротив, расслабились и бутылка пустела быстрее, чем мне хотелось бы. Мой Олег может нормально выпить, но против опытного мужчины в весе все же ему пришлось тяжеловато: я наблюдала как он пьянеет, в то время, как Александр только немного порозовел, и теперь поглядывал на меня уже откровеннее.

Я тоже чувствовала в голове хмель, несмотря на то, что последние пару рюмок бессовестно пропустила, лишь пригубив. Водка все-таки не мой напиток, и рассчитать свою дозу мне было сложно. По телу разливалось приятное тепло, мужчины, сидящие напротив, становились все симпатичнее. И то, что лишь один из них мой законный супруг, меня уже не сильно волновало. Хотя, наоборот — сильно. Олег, как мне казалось, совсем не обращал внимания на взгляды, которые я иногда бросала на Сашу, поправляя халат на коленях, после чего мои ноги, почему-то становились видны еще больше.

Про то, о чем я беспокоилась, разговор не заходил. Саша умело направлял его в нужное русло, манипулируя продолжающим пьянеть Олежкой. На счет того, что муж «расколет» Александра, я уже не волновалась. Большую часть их разговоров теперь занимали машины и спорт, которым, как выяснилось, Саша тоже занимался в юности. Я с интересом послушала, что его видом была тяжелая атлетика, и по-новому взглянула на его плечи и руки. Сейчас он не производил впечатление особо сильного человека, но что-то от бывшего спортсмена в нем угадывалось.

Спохватившись, я поняла, что разглядываю его в упор, в то время как мои руки непроизвольно поглаживают внутреннюю сторону бедер, сдвинув халат уже до грани приличия.

Все! С водкой пора было кончать! Я поднялась и прошла на кухню, чтобы принести себе минералки. Мужчины достали вторую бутылку, и процесс явно затягивался. Скоро придется завести речь о том, где уложить гостя. Пока я глубокомысленно разглядывала внутренности холодильника в поисках минералки, сзади ко мне прижалось горячее и плотное тело. Саша!

Сглотнув, я тихо спросила:

— Где Олег?

— На балконе, решил покурить, — Саша скинул с моих плеч халат и коснулся губами шеи. Его большая ладонь спереди влезла в вырез халата и легла на голую грудь. Мое сердечко заколотилось:

— Он может войти!

— Может, — спокойно согласился Александр, поигрывая моим соском своим шершавым пальцем. Вторая рука пошла по бедру вверх, увлекая за собой полу халата, пока не легла на трусики.

Я закрыла холодильник, не зная, что делать. От близости возбужденного мужчины голова кружилась. Чувство опасности лишь обостряло эмоции. Его рука тем временем, скользнула в трусики спереди, от чего у меня едва не подогнулись ноги. Саша действовал нагло и самоуверенно, зная, что отказа не будет. И в то же время, на этот раз он был нежнее, чем тогда в подсобке. Его длинный палец у меня в промежности лег вдоль губок и немного надавил.

Я издала тихий звук. Тело невольно выгнулось, подав бедра назад, навстречу мужчине. Прикрыв глаза, я закинула голову назад. Его губы тут же отыскали ту самую точку на шее, за ухом, от которой между ног у меня сразу вспыхнул огонек. Я увлажнялась невероятно быстро. Он почувствовал это пальцем. Его рука покинула мои трусики и влажный палец прижался к моим губам. Я поцеловала его, ощутив свой вкус, немного солоноватый и в то же время пряный. В голове мелькнула безумная мысль сделать это прямо сейчас, пока Олег на балконе. Оставив стеснение, я завела руку назад и коснулась паха мужчины, ощутив там напряжение.

В этот момент дверь балкона в зале глухо стукнула. Я отпрянула от Александра, поправляя на себе халат. Саша нехотя выпустил меня из рук, и, напоследок проведя рукой по ягодицам, ушел в зал к мужу.

Я прислонилась лбом к холодной поверхности холодильника в попытке унять дрожь. Что ж я за сучка такая?! Откуда во мне все это?! Ладно бы влюбилась в какого-нибудь мачо и бегала к нему тайком от мужа. Так нет же. Моим искусителем оказался серый мужичок средних лет, купивший меня за деньги. И если бы я просто терпела его приставания за деньги, и то было бы не так унизительно. Но нет — каждая клеточка моего тела горела сейчас огнем и неудовлетворенностью, а в мозгу роились безумные планы, как отдаться этому мужчине сегодня же.

Я поправила спереди трусики, завернувшиеся под пальцами Саши внутрь, и призналась себе, что так заводит меня не именно этот мужчина, а ситуация, в которую я попала. Близость мужа, опасность быть раскрытой. С тоской подумалось, что я унижаю мужа своей изменой, а он этого совершенно не заслужил. И все же... Мне хотелось этого. Возбужденное тело клянчило разрядку, а разум подсказывал, что мужа для этого будет мало.

Я вернулась к мужчинам. Еще некоторое время посиделки продолжались. Муж, к счастью, перестал выпивать. Александр не настаивал. Я приготовила всем чай и подошло время решать, что с ночлегом. Бросив косой взгляд на Олежку, я обратилась к Саше:

— Александр Иванович, может быть вы останетесь? Уже поздно и... — я запнулась, подыскивая аргументы, но муж уже явно потерял нить разговора, и просто кивнул, соглашаясь заранее на все, что я предложу.

— С удовольствием, Олечка, — Александр улыбался, уже довольно откровенно трогая мои ноги под столом своей ногой в носке, — командуй, где мне расположиться?

Его глаза поблескивали от предвкушения, бегая по моей фигуре.

Олег не замечал этих переглядываний между мной и бывшим преподавателем. Он устал от выпитого и тоже был рад положить конец застолью. Не дожидаясь, пока я разберусь с постельными принадлежностями для гостя, он ушел в душ. Саша с удовольствием забавлялся со мной, пока я накрывала ему на диване в зале. Мне стоило большого труда не отвлекаться, пока его руки ощупывали мою попу в попытке просунуть в меня и без того узкую полоску ткани, разделяющую ягодицы.

— Подождите, хотя бы пока муж уснет, — попросила я его, отстраняя его руки.

Его глаза вспыхнули и лицо расплылось в довольной улыбке. Фактически я призналась, что готова отдаться ему этой ночью. И если раньше он мог сомневаться, чем закончится этот визит, то сейчас я дала ему понять, что готова на все.

Ненавидя себя за эти мысли, я все же подумала, на что потрачу свой «заработок» за эту ночь. Как ни странно, это немного сняло напряжение.

Спустя час в темной квартире раздавалось только шумное сопение мужа, лежащего рядом со мной. Я была уверена, что Саша не спит. Я уже несколько раз порывалась пойти к нему в зал, но Олежка, беспокойно ворочающийся во сне, всякий раз заставлял меня остановиться. Обычно он спит очень крепко, но сейчас он был прилично выпивший, и я не знала, как это отразится на его сне. Я уже было в очередной раз собралась подняться с постели, когда услышала в коридоре тихие шаги босых ног. Спустя мгновение я в изумлении уставилась на темнеющую в дверном проеме мужскую фигуру. Александр на секунду задержался там, прислушиваясь, а затем вошел в комнату. Приподнявшись на локте, не зная, что делать, я наблюдала, как он приблизился к кровати и остановился около меня.

Опасаясь разбудить мужа, я хотела подняться и увести Сашу из спальни, но он остановил меня, легко толкнув в плечо, заставив остаться в прежней позе. Не веря в то, что вижу, я смотрела, как его рука нырнула в черные боксерские трусы и вытащила оттуда эрегированный член. Саша стоял рядом с кроватью, на которой я спала с мужем, и предлагал мне заняться его членом! Не в силах вымолвить ни звука я перевела взгляд с лица мужчины, едва различимого в темноте, на его член, который завис, покачиваясь в нескольких сантиметрах от моего лица. Мысли из головы просто куда-то сдуло. Чувствуя себя каким-то бессмысленным манекеном, я открыла рот и, скосив глаза, смотрела, как в него заползает огромная головка. Налитый член мужчины заполнил мой рот, уперся головкой в горло и пополз наружу. Ноздрей коснулся терпкий мужской запах. Мои губы чувствовали каждую вену на напряженном стволе. Все происходило в полном молчании и напоминало сон. Словно какая-то девичья эротическая фантазия, которая посетила тебя перед самым пробуждением, когда ты уже вроде и не спишь, но все еще чувствуешь отголоски сна.

Постепенно ступор проходил, сменяясь возбуждением от осознания ситуации. Страх, что муж может проснуться и тогда моей недолгой семейной жизни конец, только подстегивал. Я начала в монотонные движения мужчины добавлять круговые движения языка, лаская скользкую головку. Периодически приходилось сглатывать скапливающуюся во рту влагу, чтобы подавить хлюпающие звуки от движения члена.

Александр задышал тяжелее — его тоже одолевало возбуждение. Движения становились все более резкие. Моя шея в одном положении затекла и я откинулась на локти, стараясь держать голову прямо. Саша помогал мне, придерживая за затылок одной рукой. От его толчков начала поскрипывать кровать. Мое тело натянулось как тетива лука, соски просто ломило. Но я понимала, что так не смогу кончить.

Когда я уже была готова остановить этот безумный минет в полуметре от спящего мужа, и увести наконец мужчину в зал, он сам извлек из моего рта свой член. Облизывая мокрые губы, я потянулась, чтобы встать, но снова получила толчок в плечо, отчего, не удержавшись, откинулась на спину. Поставив одно колено между моих бедер, Саша начал опускаться на меня своим телом.

— Нет! — в ужасе пискнула я громким шепотом. — В зал!

Однако меня никто не слушал. Тяжелое обнаженное тело опустилось на меня, жадная рука потащила с меня вниз трусики. Мужчина коленом раздвинул мои бедра, и, пошевелив твердым членом в промежности, вошел.

Я сжалась в комок, пытаясь протестовать и в то же время боясь издать даже звук. Если я начну сопротивляться, я разбужу Олега!

Пенис Александра неторопливыми толчками входил все глубже. Одной рукой он придерживал мою голову на подушке за волосы, другой мял голую грудь. Я ничего не могла сделать! Меня трахал другой мужчина прямо в супружеской постели, прямо рядом с мужем! Я так не хотела! От чувства, что меня обманули и унизили, на глаза навернулись слезы.

И в этот момент во мне что-то сломалось. Я давала за деньги малознакомому мужчине на супружеском ложе, изменяя самым пошлым и циничным образом. Ниже пасть было нельзя, и я, неожиданно для себя самой, приняла это. Я перестала сопротивляться и раскрылась. Что ж, значит я такая и есть, и больше с этим ничего не поделать. Мне не хотелось больше врать самой себе, придумывая оправдания и поводы для измены. Да, мне нравится изменять, мне нравится секс, мне нравятся разные мужчины.

И как только я призналась в этом самой себе, и расслабилась, тело окутала жаркая истома и слабость. Движущийся во мне эрегированный член мужчины отодвигал все на задний план, говоря, что вот это и есть самое важное. Вот этот момент проникновения в тебя твердой мужской плоти, и то, что это не твой муж, а другой мужчина, не так уж и важно. Ты, прежде всего, женщина, и создана именно для этого.

Сейчас мне стало почти неважно, что лежащий рядом Олег мог проснуться. Мышцы живота и бедер стали, мелко подрагивая, сокращаться. Я кончала долго и протяжно, изо всех сил кусая кулачек, чтобы не закричать. Мои глухие стоны под аккомпанемент сопения мужчины на мне все равно звучали в тишине спальни слишком громко. Александр не останавливался, продолжая движения, продлевая мой оргазм. И когда пик моего наслаждения миновал, раздутый фаллос во мне запульсировал семенем, наполняя меня. Я обреченно принимала в себя сперму Александра. По щекам бежали горячие слезы. Я уже не пыталась разобраться в своих чувствах, просто лежала, отдавшись мужчине, который, содрогаясь и тихо постанывая, пытался протолкнуть свой эякулирующий член все глубже в меня. Внизу живота разливалось чужое тепло.

Я не была готова к такому. В сумочке у меня лежали забытые презервативы. Что теперь будет, я не знала. Саша лег на меня всем своим весом на несколько секунд, после чего извлек член. Из меня потекло. Я не видела в темноте выражение его лица, но он тихо шепнул мне на ухо:

— Извини...

Я ничего не ответила. Скрипнув пружинами матраца, мужчина тихо удалился, оставив меня лежать в слезах и лужице своей спермы.

Выпитое мужем спиртное, видимо, сыграло мне на руку — он так и не проснулся. И скоро квартира вновь погрузилась в тишину.

опубликовано 21 ноября 2018 г.
80
Для написания комментария к этой записи вам необходимо авторизоваться