ж
ж
Arhimed Bell Воспоминания

Перевалило едва за полночь, но я уже порядком устала. Сегодня работы было много как никогда, и отдохнуть мне не давали. В данный момент я находилась на съёмной квартире и меня трахало сразу двое молодых самцов. Всё происходило на широкой кровати. Я лежала на спине и один из парней находился прямо подо мной. Его твёрдое, как кол, хозяйство было заведено в мой задний проход по самую мошонку, а обе руки покоились на моих грудях. Второй стоял передо мной на коленях и, закинув мои ноги себе на плечи, трахал меня во влагалище. Они синхронно двигались и мощные толчки огромных фаллосов отдавались во всём теле. Возбуждение и страсть яркими вспышками разбегались где-то внутри меня и от наслаждения я томно стонала. Я подмахивала и двигалась навстречу. Любовники мои трахали меня уже больше двух часов и я порядком устала. Вначале я делала им по очереди минет, одному это очень понравилось и я отсосала у него ещё раз. Затем они имели меня вместе и по отдельности, постоянно меняя позы, пока сами не устали. И вот сейчас они трахали меня уже на последнем дыхании. Мы все вспотели и наши тела скользили друг о друга. Наконец один из них застонал и кончил в меня, вслед за ним кончил и другой, после чего парни меня отпустили. Я расслабилась и откинулась на подушку. Всё, решила я, на сегодня хватит.


Я работала проституткой у мамаши Натали уже третий год. Вначале я работала в борделе, затем по вызову, а теперь на съёмной квартире. Как известно, век ночной бабочки недолог. Вначале тебя ценят высоко, затем с годами красота начинает увядать и цена на тебя постепенно падает. В конце концов настаёт тот самый момент, когда уже на тебя никто не смотрит и ты никому не нужна. Я пока ещё молода, но в теле нет той юной свежести и кожа моя не такая гладкая и упругая. Спрос на меня уже не тот, да и цена существенно снизилась. Что ж, такое ожидает всех представительниц древнейшей профессии, не я первая, не я последняя, и через пару лет мне придётся сменить род занятий.

Парни помылись и привели себя в порядок, я отправилась в душ. Подставляя тело под упругие тёплые струи, я смывала с себя пот и сперму. В этот раз обошлось без побоев. А вот на позапрошлой неделе одна извращенка истязала меня два часа без передышки, и следы от её плётки на моей спине едва-едва прошли. Она была совсем юная, намного моложе меня, но использовала меня весьма профессионально, после чего у меня не осталось никаких сил. Я болела несколько дней от её запредельных растяжек. Вообще-то представителей так называемого нетрадиционного секса мне приходилось обслуживать всё чаще, потому как цена за подобные услуги существенно возрастала. Попадались и мазохисты, но с ними мне было намного проще. Я научилась со временем причинять им боль, не нанося телесных повреждений и здесь самым главным было не переборщить. Наконец я помылась и привела себя в порядок. Парни сидели за журнальным столиком и пили только что сваренный кофе, запах которого распространялся на всю комнату.

— Мы тут похозяйничали у тебя немного, пока ты мылась, ты уж извини, — произнёс один из них.

— Ничего, я сама хотела вам его предложить, у вас ещё есть время до утра, и я в вашем распоряжении. Варить и предлагать кофе и разные напитки так же входит в мои обязанности, так что спасибо я должна сказать вам. Могу предложить виски с содовой, есть армянский коньяк.

— Мы за рулём, так что не надо спиртного, вот твоя чашка, просто посиди рядом с нами.

Я подошла к столику и присела на свободное место рядом с ними. Надо же, они даже за мной поухаживали, сварив кофе и для меня. Такое бывало нечасто, и я была растрогана.

— Я Сергей, а вот он Игорь, а как тебя зовут? Можешь не называть своего настоящего имени, просто назовись как-нибудь.

— Меня зовут Вика и мне очень приятно. Что бы вы хотели, чтобы я для вас сделала?

— Трахаешься ты классно, но теперь просто посиди рядом и расскажи про себя.

— Что бы вы хотели про меня услышать? Правду или легенду?

— А как хочешь. Или правду, ну или наври чего-нибудь, просто интересно послушать историю профессиональной проститутки. Ведь у тебя богатые воспоминания?

Да, чего-чего а этого было хоть отбавляй, и я начала свой рассказ:


Когда я поступила на первый курс колледжа, мне едва исполнилось восемнадцать. Я была очень стеснительной девушкой и завидовала чёрной завистью более смелым однокурсницам, которые легко общались с парнями, заигрывали с ними и кокетничали. У них отсутствовал тот комплекс неполноценности, который был у меня. И если ко мне подходил студент из моей группы и просил помочь с заданием или дать списать и всё такое, в общем, обращался ко мне напрямую, то, не знаю почему, я вдруг начинала густо краснеть и готова была провалиться сквозь землю. Когда мы учились уже на втором семестре, в нашу группу перевелась девушка с параллельного потока. Её звали Марина, и она была настоящая красавица. Все парни сразу же заметили её и стали буквально кругами за ней ходить. Марина почему-то сразу подсела ко мне и постоянно сидела рядом на всех занятиях и лекциях.

На этот счёт я не возражала и даже подружилась с ней. Отбоя от кавалеров у неё не было, на меня же никто не обращал внимания. Не могу сказать, что я была некрасивая, даже очень хорошенькая, но совсем уж стеснительная. И одевалась скромно по той же причине. Мне почему-то стыдно было выставлять напоказ свои красивые ноги и я носила какие-то бесформенные штаны. Я подозревала, что Марина завела дружбу со мной для того, чтобы на моём фоне выгодно отличаться от меня своим откровенно вызывающим и сексуальным видом. Да так оно и было. Ярко и умело накрашенная и одетая — всё напоказ, стройные ножки всегда на каблучках, глубокое декольте, вызывающий взгляд. Однажды один парень подошёл к нам на перерыве и пригласил меня пойти с ним погулять. Я густо покраснела, но согласилась. Марина же всем своим видом пыталась привлечь его внимание, но он отошёл. Тогда после занятий она дождалась, пока все уйдут и обратилась ко мне:

— Вот что, подруга дней моих суровых, этот парень мой и я давно положила на него глаз, так что не путайся у меня перед ногами, иди, учи уроки.

— Но я ведь обещала ему, — ответила я. — Я так не могу, мне будет стыдно.

— Свой стыд засунь себе в одно место, вместо тебя пойду с ним я, поняла?

— Так нечестно, — ответила я и осеклась, потому что она в этот момент влепила мне пощёчину.

Что со мной произошло, я даже боялась сама себе в этом признаться. Внутри меня вдруг поднялся тайфун настоящей сексуальной страсти, и между ног вмиг всё стало влажным. Мне было стыдно, но я с мольбой посмотрела ей в глаза и попросила ударить меня ещё. Марина поначалу удивилась, но потом с каким-то страстным остервенением отхлестала меня по щекам. С каждым ударом я возбуждалась всё сильнее, а она хлестала меня до тех пор, пока щёки мои не стали багрово красными.

— Завтра вечером придёшь ко мне домой, и не вздумай меня продинамить, тебе ясно? — строго спросила она.

— Да, — ответила я тихо и опустила голову.

Ослушаться я не посмела и на следующий вечер покорно пришла к ней домой. Марина открыла мне дверь и пригласила:

— Входи!

Я прошла в просторную комнату и стояла, не зная, куда деть свои руки. Марина была одета в короткий облегающий халатик и демонстративно показывала свою полную грудь. Она вызывающе смотрела на меня а потом напрямую спросила, почему мне нравится, когда меня бьют. Я честно призналась, что такое со мной в первый раз, но от её пощёчин я получила настоящее сексуальное возбуждение. Я вдруг вспомнила и рассказала Марине, как давным-давно, ещё в школе на детской площадке мы по очереди съезжали с горки и подошла моя очередь. Но время закончилось и наша учительница Светлана Ивановна сказала всем собраться внизу. Однако я не послушалась, оттолкнулась от перил и уже начала съезжать. Тем не менее учительница строго сказала:

— Не сметь кататься! — она стояла на площадке горки и говорила: — Если я сказала всем собраться, значит, это касается всех! Лезь наверх!

И я, развернувшись, полезла вверх по скользкой поверхности, опираясь о бортики. Учительница стояла на самом краю площадки и я видела её стройные ноги в туфлях на каблучках, и её строгий взгляд был обращён на меня. Не смея ослушаться, я карабкалась вверх изо всех сил и в какой-то момент почувствовала, что во мне просыпается сексуальное возбуждение. Между ног у меня моментально всё промокло и мешало взбираться. Ноги Светланы Ивановны приближались, но чем труднее было карабкаться, тем сильнее возбуждение нарастало. Наконец ноги в туфлях оказались совсем близко от моего лица и я почти добралась. Одна рука соскользнула с бортика и я упала вниз лицом и наверное ударилась бы о металлическую площадку аттракциона, но вышло так, что лицо моё уткнулось в изящную ножку, затянутую в колготок и плотно перехваченную ремешками туфли. Всё произошло совершенно случайно, но от этого невольного поклонения женским ногам внутри меня произошёл настоящий взрыв сексуального экстаза. Я кончила почти сразу и, отпустив руки, всё же скатилась с горки, только уже задом. Всё происходило наверху и никто ничего не заметил, но Светлана Ивановна вдруг всё поняла. Она потом мне ничего не сказала и наказывать не стала. Разговора с родителями также не последовало.

Марина слушала с неподдельным интересом, после чего прошла в прихожую и присела на стул. Она обулась в облегающие кожаные босоножки на тонких каблучках и вызывающе улыбалась. Затем вернулась в комнату и уселась в кресло. Приказала мне встать на колени и смотреть ей в лицо. Я с нарастающим возбуждением опустилась на коленки перед креслом, и ноги Марины оказались в манящей близости. Она приказала мне обнять себя за бёдра и не отпускать руки, пока не закончится экзекуция. В этот раз она била меня по щекам размеренно, не торопясь. Я щурила глаза и стонала, из глаз потекли слёзы, а она строго говорила мне, чтобы я раскрыла глаза и смотрела всё время на неё. Я возбуждалась и это было заметно по выражению моего лица. Марине это нравилось. Она приказала мне считать удары вслух и я повиновалась. Мне было больно и лицо горело огнём, но отвернуть его я не посмела. Через пятьдесят ударов она подняла меня и подвела к зеркалу.

— Ну как? — спросила она. — Тебя это возбуждает?

Я смотрела на своё отражение и лицо моё было ярко-помидорного цвета.

— Да, — тихо призналась я, всхлипывая и утирая слёзы.

— Тогда раздевайся! — приказала Марина, усаживаясь заново в кресло.

Мне было стыдно, но я разделась до гола и ждала приказаний Марины. Она с нескрываемым восхищением и завистью смотрела на мою наготу, и в руках у неё откуда-то появился тонкий кожаный пояс.

— Вставай на колени передо мной, упрись руками в пол.

Я встала на колени, как мне было приказано, и руки оказались рядом с её ногами в босоножках. Марина наступила мне подошвами босоножек на кисти рук и одной рукой притянула мою голову к своим красивым ногам. Положив своё лицо ей на колени, я приготовилась к наказанию. Свист ремня не заставил себя ждать, но сильной боли не было, моя подружка била вполсилы. Но даже после десяти ударов ягодицы горели огнём и мне хотелось их потереть. Мои руки были под подошвами босоножек и высвободить их было сложно. Наконец я выдернула одну руку и протянула её к своему заду, чтобы хоть на пару ударов его прикрыть, но не тут то было. Как только я тянула руку к ягодицам, Марина била меня ремнём по руке уже в полную силу, всё время заставляя её отдёргивать. Ещё через двадцать пять — тридцать ударов я начала стонать от боли, но подружка моя уже устала. Она бросила ремень и приказала целовать ей колени. Я повиновалась и начала покрывать поцелуями её атласную бархатистую кожу. Через некоторое время она перекинула ногу через меня и распахнула халат. Перед моим лицом оказалась её промежность и влажные губки были совсем рядом. Резкий запах возбуждал. Он был таким же точно, как пахли мои пальцы, когда я дрочила и стимулировала свой клитор. Марина ничего не говорила, она тяжело дышала и поглаживала меня по голове всё время настойчиво придвигая её поближе к своей роскошной половой щели, пока я не упёрлась носом в её бритый лобок.

— Я тебе сделала хорошо, ты ведь хотела этого, — страстно шептала Марина. — Теперь и ты мне сделаешь приятно. Давай же, зайка, полижи мне. Постарайся как следует.

До настоящего момента я никогда этого не делала, но попробовала провести языком по всей длине её ярко пахнувшей щели, и подруга громко застонала. Тогда я начала нежно лизать её, всё глубже проникая внутрь и облизывая твёрдую горошину. Вскоре я натёрла язык о её щетинку, но Марина не давала мне останавливаться, притягивая мою голову к себе между ног и гладя меня за шею. Спустя несколько минут она кончила, и тягучая вязкая жидкость выплеснулась мне в рот и на лицо. Я поднесла руку к лицу чтобы обтереться, но Марина строго одёрнула:

— Не сметь вытирать! Сядь на пол, повернись спиной и обопрись о кресло, ноги вытяни.

Я тут же повиновалась и Марина уселась сверху, зажав между колен мои бёдра. Просунув два пальца в щелку мне между ног она принялась мне мастурбировать. Страсть от её прикосновений полыхала внутри меня, а Марина целовала меня в губы и вымазывала своё лицо в свои же выделения. Наконец я кончила и громко застонала, а Марина сказала:

— На сегодня всё. А завтра после занятий мы вместе с мальчиками и с тобой на природу поедем, и я научу тебя, как побороть свою стеснительность. А сейчас одевайся и иди домой.


На этом я прервала свой рассказ. За окном начинало светать, и недопитый кофе в моей чашке давно остыл. Но парни слушали моё повествование с нескрываемым интересом.

— Надо же, какая у тебя жизнь, — произнёс Игорь.

— И всё это правда или, как ты говоришь, легенда? — теперь уже проговорил Сергей.

— Мальчики, а какая вам разница? Что бы я не ответила, вы ведь всё равно не поверите. Вы мои клиенты, и я должна вас в первую очередь развлекать, чтобы вам было интересно, вы ведь заплатили, и я должна отрабатывать.

— Нам пора, — сказал Сергей. — Вот мои координаты, — он положил на стол визитку, — если хочешь, позвони как-нибудь. Не потрахаться и поразвлекаться, а просто посидеть где-нибудь и пообщаться. С тобой было интересно, ты ведь такой же точно человек, как и все остальные, и, может быть, ты дорасскажешь свою историю: ну что у вас с Мариной дальше то было.

— А ничего больше и не было, — отвечала я. — Планы поменялись и мы никуда не поехали. Она начала встречаться с тем парнем, который меня приглашал, и вскоре вышла за него замуж. Ко мне она больше не подсаживалась и мы почти не общались.

— Всё равно позвони как нибудь, встретимся и поговорим о чём-нибудь другом.

— Хорошо, — ответила я.

Они ушли, а я стояла у окна и смотрела вдаль на дорогу, по которой уехала их машина. Затем вернулась к столику, взяла визитку Сергея и выбросила её в мусорное ведро. Звонить я ему не собиралась...

опубликовано 5 ноября
152
Для написания комментария к этому рассказу вам необходимо авторизоваться