мм
ж
niki720 Ужин в замке

Принцесса жила в замке со своим отцом сколько себя помнила. Он овдовел почти сразу, как она родилась. Мужчина души не чаял в дочурке, ведь она как две капли воды была похожа на женщину, которую он любил.

Отец воспитывал дочь один, не без помощи многочисленной прислуги, разумеется. Ему часто приходилось подолгу отсутствовать, а когда он возвращался, радости от встречи у обоих не было предела! Но шли годы, девочка становилась девушкой, её интересы менялись, и ей явно не хватало родительского внимания.

В последнее время у отца стало традицией после долгого отсутствия собирать в замке два-три десятка приятелей и устраивать шумное гульбище, непременными атрибутами которого были обжорство, обильные возлияния и, конечно же, не обходилось без разврата.

Из местных постоялых дворов и трактиров свозили с полдюжины девиц, с которыми изрядно подвыпившие мужики творили всё, что хотели. Естественно, юной девушке не позволялось на это смотреть. Ей разрешалось присутствовать лишь в самом начале таких встреч, когда на столах появлялись многочисленные кушанья, а честнáя компания была ещё относительно трезва.

Девушка всегда сидела за столом по правую руку от отца, а он не сводил с неё глаз. Впрочем, в последнее время то же самое делали и многие из гостей, поэтому ей было предписано как можно скорее заканчивать с ужином и удаляться восвояси.

Её комната располагалась в противоположном крыле замка, и прислуге было строго-настрого приказано следить за тем, что бы она не выходила из неё. Отец очень не хотел, чтобы дочь стала случайным свидетелем всего того, что будет происходить дальше.

Поначалу так оно и было. Но с наступлением совершеннолетия принцесса стала намного хитрее, почувствовала некоторую свободу, и ей уже не составляло труда в нужный момент покидать свою спальню так, что никто из слуг, и тем более отец, об этом не догадывались.

Она давно изучила не только все коридоры и закоулки этого замка, но и многочисленные потайные ходы и двери, коими изобилуют подобного рода средневековые постройки. Никто не помнил, кем и с какой целью большинство этих скрытых ходов были предусмотрены.

Зал, где проходили ужины с попойкой, плавно переходящей в оргии и вакханалии, имел очень высокий потолок. По сути, он занимал два этажа в высоту. По периметру на стенах висели масляные светильники, а над ними — под самым потолком — различные картины со сценами охоты и портретами.

На одной из этих картин была изображена какая-то дама в чёрной шляпе с вуалью. На левом её плече красовалась большая брошь. И тут была уловка: брошь — это лишь маскировка, скрывающая отверстие, предназначенное для негласного наблюдения за происходящим в зале. В этом месте за стеной на уровне второго этажа имелась потайная каморка, попасть в которую можно было только из тёмного чулана, куда нормальному человеку и в голову не придёт заглянуть.

Нормальному, может, и не придёт. Но восемнадцатилетней озабоченной принцессе — запросто! Она давно прознала про эту возможность подглядывать и редко её упускала. Прямо у смотрового отверстия была оборудована скамейка, сидеть на ней и смотреть не получалось, зато было очень удобно встать на неё коленями, а руками опереться о выступ в стене, обзор получался великолепным, и спина не затекала.

Девушку ничуть не смущало, что там внизу среди занимающихся развратом мужиков был и её отец, она просто старалась не смотреть в его сторону. Её больше интересовали молодые сыновья его приятелей. Особенно один. Ему было лет двадцать пять, он был высокого роста и хорошо сложён. При этом его темперамент в сексе просто сводил девчонку с ума.

Она любила наблюдать, как он там внизу обходился со шлюшками, умело вертел их телами, самозабвенно пяля в разных позициях. Вид его оголённого упругого зада, ритмично подающегося взад-вперёд, буквально пленил принцессу. Тогда она решила, что непременно заполучит его в качестве трофея.

В очередной раз, покидая своё место за столом после ужина, она, как скромная девочка, пробираясь меж лавок и стульев, будто бы невзначай споткнулась. Сделала она это, конечно же, в нужном месте и сумела ловким движением руки засунуть в сапог своему избраннику записку. Этого никто не мог увидеть, а он не мог не почувствовать.

В записке ему предписывалось ровно в полночь явиться к двери того самого заветного чулана. С тех пор их встречи стали регулярными. Конечно же, на первой из них принцесса лишилась, наконец, своей девственности. Парень всякий раз в одно и то же время приходил к ней в каморку, где они подолгу страстно наслаждались друг другом.

Особое удовольствие принцесса получала, когда он брал её сзади, а она в это время стояла на скамейке на четвереньках и созерцала происходящее внизу. Её очень возбуждало то, как грубо и бесцеремонно обходятся с этими девицами бывалые мужики, как нанизывают их на себя, ебут во все дырочки в прямом смысле этого слова!

Сейчас она стояла коленями на той самой скамейке, прильнув глазом к смотровому отверстию в стене, над которым чадила небольшая лампадка. Из одежды на девушке была лишь длинная шёлковая ночная рубашка. Запустив под неё одну руку, принцесса гладила острые сосочки своих небольших грудок, иногда скользила рукой по животу, но не разрешала себе ласкать киску, так как знала, что не сможет остановиться, и не хотела кончить раньше времени.

Изводя себя такими долгими предварительными ласками в предвкушении появления любовника, потом ей удавалось получать гораздо больше удовольствия от его проникновений. Но кончить ужасно хотелось прямо сейчас!.. Смазка ручьём стекала по расставленным бёдрам на принесённую из спальни подушку, что лежала на лавке у неё под коленями.

Он вошёл тихо и молча. Уже через несколько секунд после того, как скрипнула дверь в чулан, его член заполнил истомившуюся ожиданием щелочку. Он был горячим и большим, казалось, он сейчас заполнял её всю, лаская изнутри чувственное девичье естество. Обе его руки мяли и гладили нежную попу прямо под подолом ночнушки, который он даже не стал сегодня задирать слишком высоко.

Он ебал принцессу в писю сочно и ритмично, с присущим ему темпераментом. А она сопела и тихонько постанывала, когда он в очередной раз неторопливо, но настойчиво вгонял в неё свой ствол до упора. Любовник у принцессы был искушённым и знал, как подолгу держать юную красотку на пике возбуждения, не давая при этом кончить чересчур быстро.

Сладострастные волны накатывали одна за одной, разливаясь от низа живота по всему телу, то норовя накрыть с головой, то отступая и давая шанс похотливой девчонке продлить это долгожданное удовольствие. Созерцание бесстыдства, которое творилось внизу, доносившиеся оттуда стоны девиц и искусная работа мужского члена глубоко внутри её письки туманили рассудок и навевали разные шальные мысли.

— А знаешь,.. я тоже так хочу! — вдруг произнесла она шёпотом.

— Как? — не понял партнёр.

— Вот так, как она,.. та девица в красном. Никогда её раньше здесь не видела, откуда она?

— А,.. в коротком красном платье и с повязкой на глазах?

— Да, ты её знаешь?

— Это я её сегодня привёз. Она новенькая. Глупая ещё совсем, ничего толком не умеет, но тело у неё — что надо, я уже попробовал...

— Я видела. А почему глаза завязаны?

— Не знаю, это она сама. А нам-то что? Нас же не глаза её интересуют!

— И я хочу... Хочу! Хочу, как она!.. — принцесса почти заныла, как капризная девчонка.

— Да что с тобой? Как ты хочешь? Хочешь лечь?..

Он хотел было выйти из принцессы, но она подала задик назад, вслед за выскальзывающим из неё членом, призывая этого не делать.

— Нет, нет... Еби,.. еби меня, не останавливайся!..

— Как скажешь...

— А!.. А!.. А!.. — вторила она его толчкам в письку, возобновившимся с новой силой.

— Ну, а всё-таки,.. чего ты там углядела? Чему позавидовала? Рассказывай...

— Я хочу туда.

— Куда? К ним?!! С ума сошла, там же твой отец!

— Он пьян, как сапожник... И он не должен меня узнать!

— Как ты себе это представляешь — чтобы отец не узнал свою дочь?! — Недоумевал любовник, не переставая голубить принцессу членом на всю длину в истекающую соками нежную писюльку.

— Ну,.. ты же говоришь, что ты её сюда привёл, значит, она тебя знает, так?

— Так, ещё бы — я за неё столько денег хозяину постоялого двора отвалил! И она это видела.

— Тогда... Она же.., ну,.. не будет возражать, если ты предложишь ей немного передохнуть?

— И что?..

— А то! Она посидит в укромном месте, а я наряжусь в её платье — вот что!

— И выйдешь туда, к ним?! И ты думаешь, в этом платье тебя отец не узнает?

— Не узнает, если я, как она, глаза себе завяжу!

— Ну, ты даёшь!.. Не боишься? Зачем тебе это?!

— Не знаю. Но хочу!!!

— Хочешь, чтобы тебя драли все эти грязные пьяные мужики? Меня тебе не достаточно?

— Нет... Хочу! Ты сделаешь это для меня?

— С какой это стати?! Зачем я буду тобой с ними делиться?

— Вот все вы такие... Тебе, значит, можно новеньких шлюшек пробовать, а мне нельзя тебя даже ни с кем сравнить?!

— Нельзя... — как-то уже неуверенно возразил любовник.

Несколько минут прошли в тишине, а в воздухе повисла немая обида.

— Что ж,.. ладно! Твоя взяла, я тебе помогу. Когда я оттуда уходил, её драл бородатый бугай в кожаном жилете. Член у него так себе, но гонять он может очень долго. Посмотри, он там ещё на ней или уже кончил? Где она вообще сейчас?

— Не кончил ещё, вон она — под ним... — принцесса явно воодушевилась, — Кричит бедненькая... А он на ней почти что прыгает!

— А, да, он всегда так — под конец разгоняется. Значит, скоро кончит и отвалится от неё... Гм... А она наверняка захочет после того, как побывала под таким амбалом, немного передохнуть.

— Надо этим воспользоваться! Чего ты тянешь? Надо идти!..

— Не торопись. К тому же, ты ведь понимаешь, сколько спермы он в неё сейчас закачает? А если ты появишься такая вся чистенькая и свеженькая, это будет выглядеть подозрительно. Надо сравнять счёт, я тоже должен в тебя сейчас кончить!

При этих словах ебля стала куда интенсивней. Внушительный член любовника стал таранить девичью щелочку часто, резко, то углубляясь в неё по самые яйца, которые с размахом ударялись о поросший мягкими кудряшками лобок, то почти полностью выныривал, чтобы в то же мгновение вновь вторгнуться в похотливое юное лоно.

Он приподнял подол ночнушки и теперь мог не только ласкать руками тёплый животик, но и видеть в полумраке стройный изгиб спины и аппетитные булочки голой попки принцессы. Одну руку он положил ей на лобок, нащупал сквозь волосики маленький скользкий клитор и стал надрачивать его подушкой среднего пальца. Другой рукой обхватил молоденькую сисечку, а пальцами стал сжимать и покручивать сосок.

Он знал, что всё это в сочетании со страстными толчками в писю не оставит девчонке шанса, и ей придётся скоро кончить. Чтобы ещё больше усилить эффект, он напряг член, что на время сделало его чуть толще и твёрже. И это сразу же возымело эффект — девичий животик задрожал мелкой дрожью, попочка покрылась мурашками, а из красивого ротика принцессы раздалось протяжное еле слышное «Аааа-а-а-аййй...».

Если бы не сильные руки партнёра, принцесса рухнула бы на пол. Но он был рядом и удержал её, не переставая пялить одеревеневшим членом прямо в кончающую писечку. Едва стали стихать судороги её оргазма, как и он извергся в неё изрядной порцией семени. Он нарочно не стал вынимать при этом член, а наоборот вогнал его поглубже ей в писю, чтобы вся сперма осталась внутри, и чтобы это помогло принцессе сыграть роль шлюхи, к которой она так вожделенно сейчас готовилась.


* * *


Красное платье молодой проститутки пришлось принцессе впору, поскольку ростом и телосложением они с ней были похожи. Она очень быстро согласилась его предоставить в обмен на небольшую монету. Переодевание заняло несколько минут и прошло в просторной кладовке неподалёку от зала, где проходило мероприятие.

Принцесса завязала себе повязку из тонкой красной ткани. Она сделала её специально пошире, чтобы скрыть не только глаза, но и бóльшую часть лица. Это одновременно сделало повязку и тоньше, сквозь меньшее число слоёв ткани можно было различать окружающие предметы. Сердечко колотилось от волнения, как бешеное, а коленки немного дрожали. Но она твёрдо решила сделать сегодня то, о чём думала уже не один месяц.

— Ты хоть видишь что-нибудь сквозь неё? — поинтересовался любовник.

— Вижу, но только очертания, лица людей почти не разглядеть.

— Гм... Может, оно и к лучшему.

— Может. Но ты будь рядом, проследи, чтобы мой папа... ну, ты понимаешь?

— За это не волнуйся, я прослежу, чтобы он и поблизости не стоял!

— Нет... поблизости пусть стоит!... Да, наоборот — пусть он на меня посмотрит! Но только посмотрит!!!

С этими словами принцесса расплылась в улыбке, которая заняла всю видимую сейчас часть её лица.

— Всё, я готова! Веди меня туда за руку, так же как выводил недавно её. Пусть все думают, что она вернулась!

Смрад и гул хмельной вечеринки тут же окружили девушку, как только она вошла в зал. Любовник шёл впереди и нарочито небрежно волочил её за собой за руку. Они не сделали и пяти шагов, как кто-то грубо схватил сзади её за плечо и развернул к себе лицом, вырвав руку из знакомой тёплой ладони того, кому она доверяла.

— Вот ты где! А мы заждали-и-ись! У нас тут уже на тебя очередь!..

С этими словами здоровенный мужик прижал её лицом к себе и принялся лизать огромным липким языком ей шейку и щёки. Руки его оказались сзади и тотчас принялись задирать короткий подол, чтобы полапать попочку. Спустя мгновение обе его огромные длани уже были на её голеньких булочках, и все вокруг могли видеть, как он бесцеремонно мнёт, гладит и пошлёпывает попку юной принцессы.

— Аааа!.. Какая свеженькая! Обожаю таких! — громко пробасил он прямо над её ушком.

— Ну же, Гарри!.. Не будь животным! Придержи свой пыл, дай и нам с дамой познакомиться!

Когда принцесса открыла глаза, увидела, что вокруг собрались уже человек семь или восемь. Должно быть, это были все те, на кого в данный момент не хватило свободных шлюх, и они решили не упускать шанс познакомиться с новенькой. Почти у всех в руках было по кружке с пивом или брагой. Они обступили её, и намерения их были очевидны. Девушке стало немного не по себе, и она даже подумала о том, чтобы убежать, но понимала, что вряд ли это теперь будет возможно сделать, не выдав себя. Тогда ей в голову пришла неожиданная мысль: страшно — это если на трезвую голову, а что если...

— Господа!.. Господа... Я безумно рада познакомиться с каждым! Но не угостите ли вы меня прежде выпивкой?

— А ну!.. Живо принесите даме чего-нибудь повкусней, да покрепче! — повторил громко её просьбу здоровяк, продолжавший лапать ей попочку.

Уже через пару мгновений сразу двое «джентльменов» нарисовались и поднесли ей с обеих сторон по здоровенной глиняной кружке объёмом, наверное, около литра. Здоровяк ослабил хватку и развернул теперь девушку спиной к себе, лицом к собравшимся. Он помог ей взять в руку тяжёлый сосуд с довольно скверно пахнущим пойлом, вторую кружку взял сам.

— Что ж, Гарри, с тебя тост! — крикнул кто-то из толпы.

— Мы ждём, скажи нам всем что-то приятное!..

— Спасибо всем... Но я буду краток, как всегда: за милых дам!!!

С этими словами под одобрительное гудение окружающих Гарри свободной рукой задрал девчонке подол, оголив поросшую пушком письку, а другой рукой поднёс кружку ко рту и принялся шумно опустошать её залпом глоток за глотком.

Принцессе хватило ума не закричать и не попытаться опустить так бесцеремонно задранный подол платья. Вместо этого она тоже решительно поднесла кружку ко рту. Вкус у пойла был ещё хуже, чем запах, но оно было очевидно крепким. Желая поскорее захмелеть, чтобы легче воспринимать всё, что будет с ней дальше, принцесса зажмурила и без того завязанные глаза и принялась отчаянно закачивать в себя вульгарный алкоголь.

Спустя полминуты кружка почти опустела, а принцесса, не будучи в силах осушить такую гигантскую порцию залпом, закашлялась и немного облилась брагой. Голова закружилась, в ушах зазвенело, а ноги моментально сделались ватными. Изрядно забродивший напиток очень быстро подействовал на молодой и не привыкший к такому организм.

— Ничего себе! И куда в тебя столько помещается?

— Ну, ты даёшь!..

— Ладно — Гарри, он вон какой! Но даже нам не всем под силу столько выпить за раз!

Принцесса не нашлась что ответить, да и в горле першило от кислого и немного газированного напитка, поэтому она лишь улыбалась в ответ.

— Да из неё же сейчас польётся! Ха-ха-ха... — сделал кто-то смелое предположение.

— Определённо польётся! Вот отсюда!.. — Один из стоявших вокруг мужиков подошёл и ткнул девчонку пальцем прямо в оголённую щелку.

Палец мужчины проехался по клитору и с лёгкостью нырнул во всё ещё истекающее спермой и смазкой после недавнего секса влагалище. Принцесса так и стояла с высоко задранным подолом и оголённым выше пупка животиком на глазах у толпы озабоченных мужиков. Прилив стыда охватил девушку. Она подумала о том, не смотрит ли на неё сейчас отец, но, как ни пыталась, не могла пока найти его взглядом сквозь повязку, и это её немного успокоило.

— Ну, может, и не сразу польётся, но когда Гарри сейчас её под себя подомнёт, навалится на неё хорошенечко, да надавит там куда следует, то точно получит струю себе прямо в живот!

— Уж будь уверен — в том, чтобы подмять под себя девицу и надавить ей куда-нибудь, он, определённо, мастер! Ха-ха...

— Хотел бы я на это зрелище посмотреть...

— Так в чём же проблема?! Ну-ка, Чарли, помоги мне!.. — вмешался в разговор сам Гарри.

Стоявший позади здоровяк, избавившись от своей опустевшей кружки, подхватил девушку одной рукой под левое плечо, а другой под бедро. Чарли сделал то же самое, но с другой стороны. Через пару секунд она парила в воздухе с задранными вверх и широко расставленными коленками. Обе её руки оказались на плечах державших её мужчин, а они держали красотку в такой бесстыжей позе, выставив всем напоказ её полураскрытую щелочку и голую попку под красным платьем.

Многие из стоявших вокруг даже присели, поскольку снизу-вверх было гораздо удобнее рассматривать девичьи прелести. Гарри и Чарли держали её одной рукой за нижнюю часть бедра, а другой — снизу за попку, чтобы она не завалилась назад. Принцесса не поняла, чья именно это была рука, но один из них, воспользовавшись ситуацией, нащупал меж ягодиц пальцем дырочку и стал пытаться проникнуть немного внутрь, чуть надавливая на неё.

— Чего вы все вылупились? И долго нам так стоять? — произнёс Гарри гортанным голосом.

Вероятно, этой компании уже не раз доводилось проводить подобный ритуал, но принцесса раньше ничего подобного не наблюдала и не до конца понимала, чего все ждут.

В ответ на вопрос Гарри один из зрителей, что был помоложе и порасторопнее, подсуетился, подошёл и взял у девушки из рук кружку с остатками выпивки. Затем встал сбоку, чтобы не загораживать друзьям обзор, наклонился и поднёс кружку прямо ей под писю. Принцесса теперь всё окончательно поняла и была готова сгореть со стыда, но понимала, что сама на это подписалась и отступать была не намерена.

Холодный край глиняного сосуда сначала коснулся нижней части булочек попки, а затем всей широкой горловиной плотно прижался, полностью скрыв под собой красивую девичью щелку. Со стороны зрителей послышались недовольные вопли.

— Да ты что?

— Ну, кто же так... Эээ!!!

— Не так надо! А ну... Дай сюда!!!

Другой мужчина подошёл и отобрал у юнца кружку. Он подошёл справа, наклонился и поднёс кружку девчонке к письке так, что её край лишь слегка касался жиденьких кудряшек, окутывавших пеленой молоденькую пиздочку. Он водил сосудом ей прямо под писей, щекоча волосики и намекая на то, что нужно сделать.

Поначалу принцесса думала, что никогда не сможет сделать того, чего от неё сейчас ждут с десяток мужчин. Один из них даже достал из штанов своё набухшее достоинство и демонстративно потирал. А другой поступил ещё умнее: он приволок в круг зрителей одну из шлюшек, поставил раком и неторопливо ебал сейчас сзади, ожидая постыдного зрелища.

Всё смотрели ей между ножек и ждали... Ждал, когда же девочка пустит из писи струйку, и тот мужчина, что держал сейчас у неё меж раздвинутых ног кружку. Он продолжал монотонно водить ею вдоль половых губок принцессы, она чувствовала от этого холодок, и ей это начало даже нравиться. Возбуждение стало накатывать, внизу живота стали возникать лёгкие спазмы, и попочка отзывалась на них характерными подёргиваниями.

— Не бойся, моя девочка... Не бойся, моя маленькая... Пусти из своей красивой писи струйку, а мы все посмотрим... — Шептал мужчина, и это могла сейчас слышать только она.

Его голос, а особенно интонации показались ей откуда-то знакомыми, но все эти обстоятельства и алкогольный дурман не позволяли вспомнить, откуда. В этот момент она почувствовала, что вот уже некоторое время ей действительно хочется писать, и это желание быстро нарастало. Выпитому залпом почти литру браги действительно стало тесно в девичьем тельце. Тогда она расслабила писю и решила: будь, что будет!..

Через пару секунд небольшая порция влаги вырвалась у неё из щелочки, осела мелкими брызгами на волосиках, растеклась по губкам и смочила попочку. Несколько тёплых капель попали мужчине на руку и в кружку, которую он держал. Смутившись своей смелости, принцесса напряглась и прекратила писать, но желание продолжить этот процесс стало невыносимым.

Увиденное произвело на зрителей впечатление: многие одобрительно выдохнули, а некоторые разочаровались краткостью зрелища и требовали продолжения. Шлюшка, стоявшая раком неподалёку, застонала чаще и громче от заметно усилившихся сзади толчков мужского члена.

— Не бойся, маленькая... Покажи нам свою девочку... Покажи бесстыжую щелочку... И узенькую дырочку... Брызгалку нам свою покажи... — снова стал шёпотом уговаривать ей мужчина.

Принцесса не могла видеть его лица, но сейчас её пронзило, как молнией! Она поняла, откуда знает этот голос и эти интонации! Она прекрасно помнила, как таким же убаюкивающим тоном отец пел ей в детстве колыбельные. А ещё только от него она слышала это слово — «брызгалка» — в отношении своей писи. Не всегда отцы, общаясь с дочерьми, могут называть вещи своими именами, поэтому им приходится подбирать замещающие слова, смысл которых будет понятен только посвящённым. Сомнений не оставалось — это был он!

На мгновение принцессе показалось, что хмельной дурман разом куда-то испарился, и его место занял вселенский стыд перед собственным отцом. Но в это время произошло то, что напрочь лишило её воли. Тёплые мужские пальцы коснулись её увлажнённых губок. В правой руке он продолжал держать кружку, а большой и средний палец левой стали расправлять волосики, двигаясь от середины щелочки наружу, к краям.

Он делал вид, что всего лишь убирает тонкие мягкие волосики в стороны, чтобы дать возможность струйке беспрепятственно течь из девичьей письки. Но на самом деле он едва уловимо поглаживал губки её писечки, чуть касаясь пальцами их внутренней трепетной поверхности, очень ласково дрочил малышку. Он ощущал пальцами нежную бархатистость юной пиздёнки, и это сводило с ума обоих.

Нахлынувшая нега заставила девушку невольно расслабиться, и из писюльки снова заструилась тонкая ниточка. Мужчина тут же пошире раздвинул пальцами её губки, чтобы струйка, не встречая никаких препятствий, тонкой кручёной паутинкой громко зажурчала прямо в глиняный сосуд, который был намеренно опущен пониже. Смешиваясь там с остатками недопитой браги, узкая серебристая ленточка гулко забулькала, и это могли не только видеть, но и слышать все присутствовавшие.

Принцесса отодвинула собравшийся спереди подол и тоже наблюдала за собственным бесстыдством наклонив вперёд голову. Это было очень стыдно и волнительно одновременно. Ей нравилось и то, что она видела, и то, как на это смотрели зрители. Сверху она видела две свои раздвинутые пухленькие губки, поросшие полупрозрачным пушком, и тонкую длинную струйку, метко попадавшую в широкую глиняную кружку в метре под ней. Она понимала, что после такого число желающих выебать её в письку как минимум удвоится.

Принцесса смогла наполнить кружку чуть больше, чем наполовину. Как ни старалась, ей не удалось больше из себя выжать. В самом конце, когда струйка стала совсем слабенькой, мужской палец будто бы невзначай взял и скользнул прямо по миниатюрной дырочке, из которой она истекала. Тёплая влага тут же оросила всю руку, а подушечка пальца ощутила свербящее щекотание фонтанчика девичьего стыда, бившего из тельца бесстыжей сыкушки.

Осознание того, что она только что демонстративно пописала на глазах у сборища взрослых мужиков, да ещё и описала папину руку, которую он явно нарочно подставил ей прямо под раскрытую письку, дурманило пуще выпитого алкоголя.

Не подозревая подвоха, мужчина посмотрел на свои увлажнённые пальцы и сунул их себе в рот. Помимо солоноватых капель, на них оказался и скользкий слой сладковатой на вкус девичьей смазки. Шумно облизав пальцы, которыми только что растопыривал писающую щелочку юной принцессы, и, насладившись вкусом её стыда, он заявил:

— Джентльмены, доложу я вам, — это что-то! Гарри, как же тебе повезло!..

— Так!.. Ну, вот, другое дело! — констатировал Гарри, — Теперь ты будешь моя, и я точно знаю, что ты подо мной не описаешься, поэтому буду делать с тобой всё, что мне вздумается! Пошли!..

— Ты полегче с ней, Гарри!

— Не переусердствуй!..

— Да-да, ты нам немножко оставь, мы же тоже хотим!

Чарли передал девушку в руки здоровяку, и тот, взвалив её себе на плечо, поволок на стол, как раз на то место, где недавно лежала, задрав к потолку ноги, истинная хозяйка красного платья. Сбросив на пол несколько предметов столовой утвари, Гарри уложил на него принцессу на спину и принялся не спеша расстёгивать свои штаны. Сквозь полупрозрачную ткань на глазах девушка видела, что вокруг снова есть зрители, правда, их уже не так много, как было, когда она писала.

Был среди наблюдателей и широкоплечий коренастый мужчина с завязанным сзади тугим хвостом из волос, в котором она теперь без труда узнала своего отца. Она понимала, что сейчас и он тоже станет свидетелем того, как Гарри будет ебать в писю его крошку, как она будет под ним извиваться, стонать и кончать, и как он, в очередной раз вогнав в неё свой член до упора, заполнит её своей липкой горячей спермой.

Ждать долго не пришлось. Гарри, избавившись от штанов, поплевал себе на руку, смочил головку своего длинного и изогнутого, но не слишком толстого члена, поднёс залупу к приоткрытой щелочке принцессы. Раздвигая розовую девичью плоть, она стала плавно проникать в тельце девчонки.

Чувство распирания на входе в писю сменилось ощущением того, что его член, как скользкий и горячий удав вползает в неё, заполняя собой, напяливая на себя. Казалось, что это вползание не прекратится никогда, и он скоро заполнит собой её всю без остатка.

Гарри нарочно не спешил, так как с одной стороны знал, что вначале нужно измерить глубину неопытной письки, и лишь потом можно будет насладиться ей по-настоящему, с другой — ему самому нравился этот вот процесс первого вползания в узенькую скользкую щелку.

От новых долгожданных ощущений принцесса запрокинула назад голову, чуть выгнулась на столе дугой и, приоткрыв ротик, протяжно застонала. Но тут же осеклась, поскольку подумала, что отец наверняка узнает её по голосу. Тогда она решила впредь вообще не издавать ни звука.

— Ишь ты, какая сладенькая... И узенькая, не растянутая ещё!... Не-е-е-жненькая такая там внутри! — сообщил довольный Гарри окружающим, будто дразня их всех.

Он остановился в продвижении вглубь тела принцессы лишь тогда, когда девушка непроизвольно ойкнула оттого, что мужская залупа упёрлась у неё там во что-то внизу живота, и дальнейшее давление стало причинять тупую боль. Гарри послушно остановился и замер в таком положении, давая девчонке привыкнуть к новым ощущениям, сам же наслаждался зрелищем задранных кверху девичьих ляжек и собственного члена, загнанного мокрую пиздочку почти целиком.

Здоровяк по-хозяйски положил ножки принцессы себе на плечи, встал поудобнее, схватил обеими руками её за талию и начал ебать. Движения его сначала были нерезкими, он почти не вынимал член из писи, всё происходило там, в самой глубине её пещерки. Он то чуть отступал, то опять надавливал почти до боли, будто бы хотел растянуть ей письку до размеров своего члена. Девушка даже закусила губу, чтобы не стонать.

Несколько мужчин стояли рядом, смотрели на всё это, пили своё пойло из больших кружек и о чём-то разговаривали. Повертев головой, принцесса, не снимая повязки, нашла взглядом отца. Он тоже стоял рядом, но ни с кем не разговаривал, а просто смотрел. Смотрел прямо ей меж раздвинутых ножек на такую нежную и красивую писюльку своей девочки.

Она не знала, видел ли он её до сегодняшнего дня. Сама она ему её, конечно же, никогда не показывала, но мысли такие её посещали. Надрачивая письку по вечерам у себя в спальне, она не раз представляла, как папа вдруг войдёт и всё увидит. Дверь спальни она не запирала, специально не гасила свечу и делала это, откинув одеяло. Но он так ни разу и не застал её за этим бесстыдством. Зато сегодня может видеть её во всей красе...

Тем временем Гарри стал входить во вкус, и маленькой писечке принцессы приходилось туго в прямом смысле этого слова. Держа одной рукой девушку за лежащую у него на плече ляжку, ладонью другой он надавливал ей на животик чуть ниже пупка, будто старался почувствовать, как внутри движется его член. Движения его стали более размашистыми, длинный член ласкал нежную плоть внутри щелочки, пока залупа курсировала от входа в пещерку до самой дальней её стеночки. И когда она доходила до неё, новые для принцессы ощущения стали возникать во всём теле.

Тупая боль исчезла совсем. Когда Гарри вталкивал ей в писю свой длиннющий член почти до упора, сладострастные спазмы разливались по всему телу и отдавались пульсирующими отголосками где-то в глубине попки. Мужчина убрал руку с живота и переложил девочку на лобок так, что большим пальцем мог нажимать ей на маленький клитор. И стал делать это в то время, когда его бесконечный член полз наружу, а пока полз внутрь — наоборот отпускал.

Такое необычное прикосновение к клитору и ощущения от того, как упругая залупа упирается во что-то внизу живота, завладели девичьим телом. Пися текла в три ручья, попочка то приподнималась над столом, то опускалась на него, ножки елозили по плечам Гарри. Так продолжалось какое-то время, потом он решил немного добавить новизны.

Сняв девичьи ножки со своих плеч, мужчина развёл их и одновременно прижал к её животу, улучшив доступ к беззащитной писечке. Губки при этом вытянулись, их нижняя часть у принцессы была покрыта совсем жиденькими волосиками, и через них была видна белая кожа красивой молодой пиздёнки.

Отец принцессы, стоявший сейчас в каком-то метре от дочери, не мог оторвать взгляд от её щелочки. Он до сих пор не подозревал, что это его плоть и кровь, и поэтому с нескрываемым вожделением пялился ей между ножек, вероятно, предвкушая, что тоже скоро насладится этим юным тельцем через писю.

Но вдруг гримаса недоумения пробежала по его лицу. Когда он держал у неё под писькой кружку, он находился справа, да и угол обзора был не тот, но сейчас он стоял слева и мог отчётливо видеть нижнюю часть её левой половой губки, на которой виднелась родинка в форме сердечка. Он бы никогда не спутал эту родинку ни с какой другой, потому что у его жены была такая же, но располагалась в куда менее пикантном месте — на плече, поэтому и видеть её он мог куда чаще.

Он подошёл поближе и даже склонился вперёд, чтобы получше рассмотреть родинку. Писю своей малышки с такого близкого расстояния он в последний раз видел много лет назад, когда наблюдал за тем, как няньки её купали. Именно тогда он заприметил эту родинку на ещё безволосой половой губке и никак не мог её забыть. Сомнений не было, ведь таких совпадений просто не бывает!

— Чего ты там увидел? — возмутился Гарри, сладко ебавший сейчас принцессу, — Погоди чуть-чуть, ты, как хозяин этого дома, будешь следующим, даю тебе слово!

Он ничего не смог на это ответить, лишь продолжал смотреть, как здоровяк Гарри лакомится нежной писечкой его дочурки, её маленькой брызгалкой...

Темп ебли тем временем нарастал, и принцесса уже отчётливо вскрикивала, когда длинный член Гарри натягивал её через письку до самого животика. Гарри, не слишком много внимания уделял её вскрикам, он уже долбил малышку в полную силу. Отцу принцессы даже стали прилетать на руки мелкие брызги её смазки, которые разлетались в разные стороны, когда поршень Гарри в очередной раз вероломно заполнял собой маленькую писюльку.

В отличие от Гарри, отец девушки внимательно прислушивался к её стонам и возгласам. Сомнений не оставалось — перед ним была именно его девочка. Он никак не мог взять в толк, как это произошло, кто допустил, чтобы она здесь оказалась? Впрочем, в том, что она была бы не прочь в этом поучаствовать, она и сама ему однажды тонко намекнула в разговоре, чем сильно обескуражила, и он даже не нашёлся, что ответить на эту её «шутку».

А некоторое время назад, когда отец далеко за полночь проходил по тёмному коридору замка мимо комнаты принцессы, он заметил, что сквозь неплотно прикрытую дверь сочится тусклый свет. Он решил было, что дочь заснула, не погасив свечу, и хотел войти, чтобы сделать это за неё. Но в последний миг остановился у самого порога, потому что услышал какие-то звуки.

Подросшая дочурка явно ублажала себя в постели. Деревянная кровать ритмично поскрипывала под её попкой, ножки шумно елозили по простыне, а её дыхание было частым и прерывистым, каким бывает у страстных девчонок за считанные секунды перед оргазмом.

Уже через пару мгновений ритм движений стал чаще, принцесса затаила дыхание и затряслась мелкой дрожью. «Уммм... Аххх... Да-да-да... Ещё, в меня, в меня!..» — шептала она в беспамятстве своему воображаемому партнёру. После этого кровать ещё пару раз тихонько скрипнула, свеча погасла, и в комнате воцарилась тишина...


* * *


Не прошло и минуты, как здоровяк Гарри начал кончать, издавая гортанные рыки, смешно кряхтя и громко сопя. Струи спермы стали вытекать «молочными реками» из щелки принцессы, когда он снова натягивал её на свой длинный и немного кривой ствол.

— Ууууухххх... Ээээ... Хххх... Всё!.. Я всё... Давай теперь ты, если хочешь! — обратился он к стоявшему всё это время рядом отцу принцессы.

Тот лишь оторопело смотрел, не понимая, как себя вести. Если устроить скандал и выдать её, это могло бы вылиться в грандиозный конфуз и несмываемый позор для всей семьи. Но и делать вид, что он ничего не понял и не заметил, — так вот взять и выебать свою дочурку он тоже никак не мог. Вот и стоял молча, да хлопал глазами...

— Ну, и что? Кто же следующий? Ты, должно быть? Давай — ты же хозяин, я после тебя! — Подбадривал его кто-то, подошедший сзади.

Принцесса, лишь недавно вошедшая во вкус, конечно же, кончить не успела. И сейчас лежала на спине посередине стола, беспомощно раскинув руки и ноги. Подол платья был задран, и её оголённый животик, судорожно подрагивая, поднимался и опускался в такт дыханию. По всему телу то и дело пробегала мелкая дрожь, напоминавшая о так и не состоявшемся девичьем оргазме.

— Ну, ты чего же?! Посмотри — бедняжка ведь вся течёт и дрожит, это она тебя хочет!

— Нет-нет.., я потом, позже. Что-то мне нехорошо... Давай ты, если хочешь... — с этими словами отец отвернулся и сделал пару шагов прочь от стола, где с его молчаливого согласия брутальные мужики ебали его девочку.

Очередной клиент маленькой новоявленной «шлюшки» долго церемониться не стал. Он подошёл, схватил принцессу в охапку, перевернул и положил на стол теперь животом вниз, а коленями поставил на наспех придвинутый ногой табурет. Девушка дотянулась руками до противоположного края стола и подалась всем телом вперёд, растянувшись во всю его ширину. Теперь её попка была вплотную придвинута к столу, подбородок свисал с дальнего его края. Ножки на табурете она расставила, как могла, шире — так было удобнее подставлять себя выстроившимся к ней в очередь мужчинам.

Забросив девушке на спину пышный подол платья, клиент оголил белые девичьи булочки и мог теперь получить полный доступ к её телу. Его член в тоже мгновение сначала упёрся ей в попу, затем, ведомый хозяйской рукой, нырнул чуть ниже и мягко скользнул в промокшую от девичьей смазки и недавно закачанной в неё спермы Гарри.

Ничуть не брезгуя этим обстоятельством, новый партнёр принцессы, рыча от удовольствия, полностью вогнал ей в щелочку член, плотно прижавшись своим большим животом к её теплой маленькой попке. Крепко ухватившись руками за девичью талию, он сразу начал двигаться безо всяких прелюдий.

В отличие от живота, член его был не такого уж выдающегося размера, и никаких болезненных ощущений даже при очень интенсивной ебле доставить принцессе не мог. Напротив, мощь его грузного тела с такой неотвратимостью наваливалась не неё сзади, когда он раз за разом припечатывался своим пузом к её булочкам, что сотрясался весь огромный дубовый стол, и на нём даже позвякивала посуда.

Наслаждаясь писей принцессы, толстяк, что пристроился к ней сзади, то и дело убирал одну руку с её талии, чтобы раздвинуть пальцами пошире нежные девичьи булочки и потрогать плотно сжатую розовую дырочку молоденькой девичьей попки. Принцесса в ответ подёргивала колечком своего очка, бесстыдно дразня мужчину, и его это страшно возбуждало.

Силы были явно не равны. Очень скоро он не выдержал этого поединка с юным тельцем похотливой девчонки и кончил, вынув из её писечки член, прямо на так манившую его плотно сомкнутую дырочку. Сперма горячими плевками покрыла и саму дырочку, и левую половинку попы, и даже немного низ спины.

Когда принцесса повернула голову, чтобы посмотреть, что творится сзади, она смогла рассмотреть сквозь повязку на глазах, что в очередь к ней уже выстроилось несколько человек. Двое о чём-то ни то спорили, ни то договаривались, но сейчас была не их очередь, а какого-то рыжеволосого юнца.

Не мешкая, он вытер рукавом стекающую сперму с попочки принцессы и стал пристраиваться, чтобы выебать девушку. Его член тоже не впечатлил её. Он был ничем не лучше предыдущего, а его хозяин явно не был так уж искушён в сексе, но сил в его молодом теле было побольше, чем у того обладателя пивного живота.

Поэтому и продержался он немного дольше. Принцесса даже стала снова ощущать сладострастные спазмы внизу животика. Но девичьего оргазма опять не случилось, потому что уже через пару минут юнец напрягся, задёргался и тоже кончил ей на попку, но теперь на правую булочку.

Следующим по очереди был мужчина средних лет, и вот его член откровенно порадовал девушку. Он был не очень длинным, зато необычно толстым, он сильно растягивал изнутри щелку, и это приносило немало острых ощущений. Движения мужчины были плавными, но напористыми. Он не просто ебал, он ласкал девчушку своим грозным орудием. Было заметно, что ему явно не всё равно, что она сейчас под ним чувствует.

Девушка, до сегодняшнего дня знавшая член лишь одного мужчины, была приятно удивлена, каким разнообразием могут отличаться ощущения при сексе, в зависимости не только от формы и размера мужского органа, но и от темперамента и предпочтений его владельца. Она понимала, что её узенькая пися сейчас очень плотно облегает — буквально сосёт — толстенный дрын очередного любовника.

Чувство распирания и наполненности распространялось от самого входа до низа живота. Ей невероятно хотелось, чтобы оно проникало в неё ещё глубже, поэтому она изо всех сил подавала задик навстречу члену, когда он в неё вторгался. Мужчина, в свою очередь, смаковал каждый миллиметр её сладенькой письки, неторопливо, но очень настойчиво насаживая на себя юную девушку.

Продолжая голубить принцессу в писю, он изредка обменивался короткими фразами со своим приятелем, стоявшим рядом. Она особо не прислушивалась к их разговору, наслаждаясь процессом, но некоторые фразы до неё, всё же, долетали:

— Ты думаешь, стоит?

— А почему нет?..

— Ну, тогда я тоже не против... Только давай прямо сейчас, а то я уже на подходе...

После этих слов мужчина, не прекращая ебать малышку, склонился над столом и потянулся за чем-то. Через пару секунд он выпрямился, с грохотом придвигая к себе рукой тяжёлое чугунное блюдо овальной формы. На нём в самом начале ужина подавали жареного поросёнка, теперь же от него не осталось даже косточек, зато на дне блюда толстым слоем лежал мягкий, как густой кисель, свиной жир.

Принцесса не могла видеть, как ебавший её мужчина тремя сложенными вместе пальцами зачерпнул из блюда изрядную порцию давно остывшей полупрозрачной белёсой субстанции и плюхнул её ей между булочек. Сразу после этого он неожиданно вынул из девушки член и куда-то направился.

Впрочем, место у её голой попы тут же занял его приятель, тот самый, с которым они о чём-то говорили. А сам обладатель толстого члена обошёл стол и дотронулся руками до лица принцессы.

— Что-то ты, я смотрю, заскучала?

Девушка молча приоткрыла под повязкой глаза и не нашлась, что ответить. Вялые ощущения от предыдущих партнёров на фоне недавно выпитой мужицкой дозы алкоголя делали своё дело — она стала засыпать.

— Э, нет!... Спать не годится! — Он слегка потрепал девчонку за левую щёку, после чего ткнул ей в губы своим всё ещё твёрдо стоящим членом.

От неожиданности принцесса дёрнулась и попыталась отстраниться, но мужчина был к этому готов и обеими руками удержал её за голову, заставляя заглотить член. Всё ещё борясь со сном, она ему подчинилась.

Огромная залупа еле поместилась в её маленький ротик. Через пару секунд негодование и чувство брезгливости сменило лишь желание подчиняться, и она стала делать то, что раньше никогда не делала, но много раз видела со стороны, из своего шпионского укрытия.

Стараясь действовать подобно девицам, которые запросто это умели, она стала крутить языком вокруг всунутой в рот мужской головки. Иногда делать посасывающие движения губами. Мужчина её не торопил и даже давал советы, как нужно действовать, нежно придерживая обеими руками девичью голову. Через минуту у неё стало неплохо получаться, и довольный учитель стал награждать ученицу поглаживаниями по голове.

Однако, это была лишь часть плана, который они с приятелем собирались воплотить в жизнь. Тот, что стоял сейчас позади, стал пошлёпывать девчонку своим пока ещё ленивым отростком по голым булочкам попы. Очень скоро член будто налился свинцом и стал тяжёлым и твёрдым. Прекратив пошлёпывать булочки, он принялся водить головкой вдоль ложбинки меж них.

Принцесса чувствовала, как горячая и упругая головка нового члена скользит вниз от самого копчика, щекочет сжатую дурочку, втирая в неё каплю за каплей подтаявший от тепла её попы свиной жир, и, доходя до мягких и влажных половых губ, вот-вот ворвётся ей в писю. Это предвкушение заводило маленькую шлюшку, и она стала сосать всунутый в рот член ещё усерднее.

Через минуту таких ласк мужчина направил член в плотно сомкнутое девичье отверстие и чуть надавил. Принцесса подумала, что он сделал это по ошибке, и сейчас исправится. Но не тут-то было, член усиливал давление, настойчиво ломясь ей прямо в попочку.

— Ааубб... М... Ммм!!! — вырвалось из занятого работой маленького девичьего ротика.

— Тише, тише... Всё хорошо... Так надо! Всё будет хорошо, ничего не бойся... Ты, главное, её расслабь! — Принялся успокаивать девушку обладатель толстого дрына, который был у неё во рту.

На всякий случай он сильнее сжал руками её голову. Девушка попыталась оттянуть от головы его руки своими, ухватившись за плотную ткань мужских рукавов, но у неё ничего не вышло. От отчаяния она на секунду потеряла контроль, и этого оказалось достаточно, чтобы колечко попочки на мгновение расслабилось, и в обильно умасленную жиром дырочку ворвалась твердь эрегированного мужского органа.

От боли и унижения принцесса была готова расплакаться и едва сдерживалась. Но державший её за голову мужчина был совершенно не груб и даже почти по-отечески жалел её, гладя ладонями по волосам.

— Ничего, ничего... ты не сопротивляйся, так легче будет! Расслабь свой задик, расслабь. Мы тебя научим, потом ещё не раз пригодится! И даже понравится — вот увидишь!

— Ууммм... Мммм... — мычала бедняжка, не в силах избавиться от члена ни во рту, ни в попке.

А попа, волей-неволей, уже впустила незваного гостя в себя почти целиком. Раздвигая трепетную плоть, скользкую от жира, залупа и ствол неотвратимо овладевали девочкой через заднюю дырочку. Принцесса быстро поняла, что, сопротивляясь и сжимая задик, только делает себе больнее, но если расслабиться полностью, то можно и потерпеть.

Через некоторое время, чуть отступив, член немного подался назад, но полностью попочку не покинул, а затем снова предпринял интервенцию внутрь. Так повторилось несколько раз. Теперь член входил уже без резкой боли, и лишь чувство сильного распирания в попе напоминало о том унижении, которому принцесса сейчас подвергалась.

Внешне казалось, что член входит в молоденькую попку, будто в брикет подтаявшего сливочного масла — с некоторым сопротивлением, но очень плавно, мягко и уверенно. Даже звук, если прислушаться, был похож — сказывалось обилие жира в самой попке и вокруг неё.

Сама по себе ебля в попочку боли или другого неудобства, помимо обиды, принцессе уже почти не доставляла, но и говорить о каком-то удовольствии тоже не приходилось. Чего нельзя было сказать о том, кто её сейчас ебал. Мужчина сзади держал малышку за голую задницу обеими руками и самозабвенно пялил узенький тёплый задний проход юной прелестницы.

Он то запрокидывал назад голову от удовольствия, то с интересом рассматривал, как выходит из девичьего очка его скользкий и блестящий от жира член, чтобы через секунду вновь углубиться в неё по самые яйца. Вид такой нежной, сладкой и белой, как сахар, девичьей попочки, безропотно подставленной для глубоких проникновений через тугое розовое колечко, буквально сводил с ума любителя мягких тёпленьких булочек, которые девчонки обычно прячут у себя под юбками.

Мужики, имевшие сейчас вдвоём принцессу, были кузенами. Они частенько снимали одну шлюшку на двоих, но не в целях экономии, просто им обоим нравилось подобным образом наслаждаться беспомощным женским телом. Об их изобретательности в округе даже ходили слухи...

Не желая кончать в принцессу уж слишком быстро, не покидая тугой попки, мужчина опустился торсом на спину лежащей на столе девушки и просунул руки ей подмышками. Обхватил руками за плечи, потянул на себя и сделал несколько интенсивных толчков, всадив ей в попочку член ещё глубже, чем прежде. После чего остановился и замер.

Давление мужских ладоней на голову, наконец, исчезло, и толстенный член покинул девичий ротик. Лежащий на девушке сверху любовник тем временем ловко обхватил её стройные ножки своими ногами. В следующее мгновение две пары сильных рук стали переворачивать принцессу сначала набок, а потом и на спину. Она и опомниться не успела, как оказалась лежащей теперь поверх любовника всё на том же столе.

При этом манёвре член выскользнул из её попки, и его раздосадованный обладатель стал снова вставлять ей его туда, одной рукой держа девушку за плечо, другой направляя орудие в ещё не сжавшуюся розовую дырочку. Девичьи ножки были широко раздвинуты и умело зафиксированы мужскими ногами, так что вырваться у бедняжки шансов не было. А её красивая, скрытая от всех и оставленная на время без мужского внимания писечка снова была выставлена на всеобщее обозрение.

Сжимая и поглаживая в руке свой толстенный член, второй мужчина ловким движением запрыгнул ногами на стол, в следующее мгновение сделал по нему шаг и спрыгнул с противоположной стороны. Принцесса лежала поверх любовника на спине с вновь вставленным в попку мужским членом. Её полураскрытая влажная и тёплая пися оказалась прямо перед ним, но довольно высоко — почти на уровне груди. Недолго думая, он подставил табурет и встал на него ногами.

Теперь, сначала нагнувшись вперёд и опершись руками о поверхность стола, ему удалось увенчать эту пирамиду, вогнав в пиздёнку девчушке своё орудие. Ощущение от такого двойного проникновения заставило сыкушку даже вскрикнуть.

Член, что был в попке, оставался неподвижным, а толстенный поршень в письке пришёл в движение. Каждый раз заставляя малышку ойкать, когда он, немного отступив, снова глубоко и настойчиво вторгался в трепетную щелочку.

Принцесса чувствовала себя начинкой гигантского бутерброда — снизу и сверху её зажимали два массивных и твёрдых мужских тела. Члены обоих сейчас были вставлены до отказа в её маленькое тельце, и она чувствовала их в себе каждой клеточкой.

Сил сдерживаться у верхнего любовника уже не осталось, поэтому он даже не пытался этого делать. Движения его поршня стали напоминать удары молота по наковальне — с такой силой он наваливался на девушку сверху, стремясь как можно глубже и резче погрузиться в её писю.

Она едва успевала делать вдох, когда он на мгновение отступал, и с тоненьким вскриком поневоле шумно выдыхала, когда опять припечатывал её к нижнему любовнику. От этих ударов тело девушки ходило ходуном, а потная обильно смазанная жиром попка то частично сползала с члена, то ещё глубже натягивалась на него.

Первым извергся спермой нижний любовник, не выдержав сладострастных тугих объятий молоденькой попки. Девушка почувствовала глубоко в себе бьющий фонтан его горячего семени. Кончающий мужчина при этом рычал и с силой вцепился обеими руками в её маленькие грудки.

Его кузен тем временем всё ещё ритмично и размашисто всаживал в малышку свой огромный инструмент. Сумасшедшая ебля в письку не прекращалась. В паре со всё ещё твёрдым членом в попке, она доставляла глубокие и почти невыносимые ощущения, которые переросли теперь в необузданную похоть и резкими волнами разносились по всему телу девушки при каждом толчке.

Стол давно съехал со своего места, но мужчина, что ебал принцессу, и не думал останавливаться. Она уже ничего не слышала вокруг, а только громко стонала и всхлипывала в такт его ебле. Посуда съезжала и со звоном падала со стола на пол. Вокруг собрались зеваки, вероятно, в ожидании бурного девичьего оргазма.

Очень скоро девушка почувствовала, что сладкие волны, разливающиеся по всему телу, постепенно превращаются в одну, которая набирает силу и вот-вот с головой накроет и её, и партнёра. Принцесса помнила эти ощущения, но эта волна была какой-то необычной, она всё росла и росла, но не накрывала. Эти ощущения затмили ей разум и лишили воли. Она вся превратилась в комок страсти, бесстыдства и наслаждения.

И только в тот момент, когда массивное тело, долбившего её в пиздёнку любовника заколыхалось и выгнулось дугой, её юное тельце затряслось мелкой дрожью и покрылось мурашками. Ножки судорожно раздвинулись в разные стороны, попочка стала ритмично сжиматься, а из её маленького широко раскрытого ротика раздался протяжный крик.

Мужчина уже не мог двигаться, он обессиленно рухнул на принцессу и, подёргиваясь всем телом, закачивал толстые струи тягучей спермы красивой молоденькой девочке прямо в писю. Именно это стало последней каплей и заставило обезумевшее цунами, всё это время нараставшее внутри у похотливой бесстыдницы, обрушиться теперь на неё настоящим «девятым валом».

Трясясь всем телом, как желе, зажатая между мужских тел принцесса стала кончать, содрогаться, биться и извиваться в испепеляющем оргазме. От неожиданности любовник вскочил с неё и с удивлением смотрел, как всё тело умело выебанной им девчонки покрывалось мелкими судорогами. По животику и внутренней части бёдер пробегали частые волны, она вскрикивала, дрожала, дёргалась и кончала ещё минуты две.

Иногда казалось, что она немного успокоилась, но вдруг в следующую секунду с новой силой начинала сотрясаться, снова выгибалась дугой, а по всему телу опять бежали мелкие волны. Нижний любовник давно уже отпустил девушку, а его обмякший член вышел из её попы. К ней вообще уже давно никто не прикасался, но принцесса никак не могла остановиться. Её тело снова и снова, покрываясь мурашками, вспоминало те долгие минуты безумия, когда два любовника одновременно имели её глубокими проникновениями сразу в обе дырочки.

Все смотрели на это, как заворожённые, потому что видели такое впервые. Смотрел на это и её отец. Он стоял рядом с те самых пор, как она начала громко вскрикивать. Опасаясь, что её кто-то обижает, он приблизился, да так потом и не смог оторвать глаз от своей бурно кончающей повзрослевшей дочурки, от её нежной красивой «брызгалки», которую он так давно не видел, и которая сейчас так бесстыдно была выставлена всем напоказ...

опубликовано 21 октября 2018 г.
72
Для написания комментария к этой записи вам необходимо авторизоваться