м
ж
lena V Племянник

Часть 1


В этот раз поездка на дачу изначально складывалась через пень-колоду... или через попу, кому как нравится. Сначала стиральная машинка заботливо раскрасила мой любимый белый купальник для загара в нежные розовые разводы от неизвестно как попавшей в стирку красной блузки. Потом Сережка, муж мой, объявил, что нормально у меня позагорать все равно не получится, ибо моя сестра просила его прихватить с собой моего племянника. Это нормально? Моя сестра просит не меня, а моего мужа! Впрочем, понятно — почему. Я бы прямо отказалась брать пацана. Ну, как, пацана — восемнадцать есть уже. Вытянулся так, возмужал и все такое... О чем это я?... А, да... Я женщина прямая и не позволила бы портить себе единственный выходной в такую погоду: солнце, жара, июль, а я еще белая как смерть. Без моря в этом году. А с Игорьком этим (племяша так зовут) ни топлесс не позагораешь, ни с мужем не пошалишь. Еще и готовки на одно рыло больше.

В общем, не с того я начала, наверное. Мне тридцать два, Люда зовут, рыженькая. Единственного сыночка пяти лет сдали с мужем бабушке на три дня. И я вправе была ожидать веселого оттяга с Сережей на даче, потому что родители мужа, которые там обычно приглядывают по хозяйству (по грядкам, чего уж там), съехали на неделю в город. И я была намерена выжать из этого факта максимум. Мы давно с мужем не оставались вот так наедине надолго. Дитё, быт и все такое.

И вот тут я узнаю, что весь этот предполагаемый романтик накрывается медным тазом! Сережка мямлил что-то про то, что отказать было неудобно, а я метала молнии и, в принципе, была готова его убить. Серьезно. Но все-таки общий ребенок, уголовный кодекс и еще кое-какие мыслишки сдержали мой порыв, и я, злобно нахмурившись, стала кидать в сумку вещи, в том числе испорченный купальник. Сергей попробовал меня утешить, подкравшись сзади и приобняв за талию, но в такие моменты безопаснее ласкать саблезубого тигра, чем лезть ко мне. Не то, чтобы я была какой-нибудь скандалисткой, но я терпеть ненавижу, когда по чьей-то глупости рушатся мои планы.

Но факт остается фактом — без семейного скандала отказаться уже не получится, а значит, надо по дороге забирать Игорька и пилить на дачу в расширенном составе.

— Она тебя просила, вот ты и будешь с ним няньчится, — на последок пальнула я в мужа, и, смирившись, потащила свою часть клади в машину. Сергей, видимо, довольный, что легко отделался, забрал у меня часть пакетов, и, навьюченный поклажей, словно.., словно.., в общем, не знаю с кем сравнить, потащил все это к машине. А я пошла налегке. Мышцы бедер и ягодиц слегка напоминали мне о вчерашней тренировке. Ну, да — я хожу на фитнес, иногда на тренажеры. В общем, держу себя в форме. Мужу я сейчас нравлюсь даже больше, чем в первый год замужества. Говорит, женственнее фигура стала. Может, подлизывается, но в целом я с ним согласна. Немного добавилось в груди и на бедрах, но в сочетании с тонкой талией и почти плоским животом (сколько я с ним намаялась после родов) выглядело красиво.

Машина нагрелась на солнце, было душно и пришлось сразу на полную включать кондиционер. Чтобы быстрее охладиться, я немного обнажила ноги, подтянув и без того недлинный сарафан, почти до трусов. Сережа начал довольно ухмыляться, но я, все еще обиженная, так на него зыркнула, что он быстро вернулся к управлению машиной. Тонировка не позволяла видеть меня снаружи, так что я была спокойна на этот счет. Пользуясь этим, я даже иногда дразнила мужа, когда у меня было благодушное настроение. Но сейчас — уж дудки.

Игорь жил от нас буквально в паре кварталов. Он уже стоял у дороги поджидая нас с каким-то нелепым оранжевым пакетом, куда его маман, видимо, натолкала все, что по ее мнению могло пригодиться ему на даче. Я не сомневалась, что нашлось там место и теплому свитеру, даром, что на улице под тридцать. Я давно его не видела и отметила, что он как-то повзрослел. Нет, он все еще был довольно нескладным: длинным, худощавым, с узкими плечами и огромными руками. Но все же при взгляде на него становилось понятно, что скоро это недоразумение эволюционирует в привлекательного высокого мужчину. Лицом он и раньше был симпатичным, сейчас же как-то жестче стали выделяться скулы и подбородок. Серые глаза и прямой тонкий нос. В общем, по такому красавчику, наверное, сохли все девчонки в его группе.

Пока я его разглядывала, как-то совсем пропустила, что он топает прямо к переднему сиденью, на котором сидела я. Из-за тонировки он не видел, что тут занято. Все бы ничего, но я сидела в сарафане, задранным до самых трусиков (если интересно, белые стринги) и просто не успела ничего сделать, как дверь распахнулась и племяш уставился на меня.

— Ой, извините... Я думал, тут свободно, — он мгновенно зарделся, что, впрочем, не помешало ему совсем уже мужским взглядом пробежаться по моим ногам.

— Привет, назад залазь, — пробормотала я, пытаясь одернуть сарафан одной рукой, другой закрывая дверь. Странное дело, вроде всю жизнь знаю этого мальчишку, вроде даже как-то помогала сестре его купать голышом, а сейчас засмущалась, словно перед каким-то чужим мужиком. Украдкой я бросила взгляд на мужа. Тот ничего не заметил, и глядя в боковое зеркало, тронул машину.

Игорь какое-то время молчал, видимо болезненно переживая свою оплошность. Я, догадываясь, какие подростки в этом возрасте мнительные, решила его немного расшевелить, и завела разговор об учебе. Племяш живо отреагировал на смену темы, и уже скоро оживленно со мной общался. Я в очередной раз про себя подивилась, как быстро меняются дети. Вроде несколько лет назад был еще какой-то мальчуган, при котором мы с сестрой не стеснялись походить и в белье и посплетничать о своем, а вот уже сидит вполне себе взрослый парень, в присутствии которого ты автоматически поправляешь волосы и посматриваешь в зеркальце — не обновить ли макияж. Мой муж в разговоре почти не участвовал, сосредоточившись на дороге.

Скоро я узнала, за какую команду болеет Игорь, как планирует начать зарабатывать, какие машины предпочитает (у самого денег хоть бы на мопед хватило), и еще массу всякой бесполезной всячины. Суждения парня были категоричными, черно-белыми, поверхностными и самоуверенными, как, наверное, и полагается молодым людям в таком возрасте.

— Встречаешься с кем-нибудь? — осторожно поинтересовалась я. Мне и в самом деле было интересно, действительно ли он уже такой взрослый, каким кажется.

Игорь смутился, но врать не стал:

— Сейчас — нет. Не до того как-то...

Я проявила такт, и не стала мучить парня извечными материнскими вопросами, типа «а нравится ли кто-нибудь», «а может тебя познакомить с кем-нибудь» и так далее. Для себя решила, что племяш все еще девственник. Совершенно неожиданно эта мысль меня как-то... взволновала, что ли. Вспомнился его голодный взгляд на мои ноги и выше...

Общаясь с племянником, я все никак не могла взять в толк, почему он меня так смущает? А потом поняла: раньше он разговаривал со мной как с тетей. Так и называл — теть Люда. А сейчас он как-то задал тон общения на равных, и я, видимо, его приняла. Потому, что в паре случаев он даже назвал меня просто по имени. Не знаю почему, но это было приятно.

Скоро мы приехали. Дача от города всего минутах в двадцати езды. Сергей отпер багажник и потащил сумки в дом. За оставшимися сумками я полезла в багажник сама: там была посуда и не хватало еще, чтобы ее кто-нибудь раскокал. Когда я, наклонившись, выуживала последний пакет, быстро оглянулась назад с мыслью попросить Игоря помочь и перехватила его взгляд на моих ягодицах. Блин! Я как-то совсем не подумала, что сарафан достаточно короткий, а в багажник залезла по самые гланды, и наверняка демонстрировала родному племяннику сейчас свои трусики. Второй раз!

Сделав вид, что ничего не заметила, я, наконец, справилась с последним пакетом, и отдав часть из них племяннику, который принял кладь, стараясь не встречаться со мной взглядом, продефилировала в дом, продолжая ощущать его взгляд у себя пониже спины.

Сказать, что я была возмущена интересом племянника к своей персоне, было бы лукавством. Есть все же какое-то неопределенное удовольствие, когда ты ловишь на себе такие голодные и восхищенные взгляды, даже если они исходят от твоего родственника и совсем еще юного пацана.

Скоро я постаралась выкинуть из головы Игорька, и, переодевшись в свои короткие дачные шортики и белую майку, принялась разбирать барахло, кухарить и прибираться в доме. Мальчишек я сразу отправила топить баню, потому что знала — пока разберемся со всеми делами и пообедаем, уже настанет вечер и захочется хорошенько попариться. Настроение мое постепенно улучшалось: вместо дачной обузы в лице племянника муж получил толкового помощника, а я — тайного поклонника. Ну, это я, может, и загнула, но во всяком случае, его внимание к моей фигуре прослеживалось отчетливо. И мне это льстило. Я уже почти забыла, какого это — нравиться еще кому-то, кроме мужа (инструктор по фитнесу и коллеги по работе не в счет).

Часа через три баня уже была горячей и можно было ополоснуться. Мы уже перекусили, муж хлебнул пивка, отчего пришел в особенно благодушное расположение духа, и сейчас, вяло переговариваясь, зависли в беседке. Тенек и легкий ветерок в такой жаркий день доставляли. На сытый желудок хотелось расслабиться и постепенно разговор увял совсем. Я прислонилась спиной к мужу, одну ногу закинула на лавочку, ощутив, как туго шортики натянулись в промежности. Игорь сидел напротив. Он напялил черные очки — я была уверена, чтобы легче было рассматривать меня. Покусывая яблочко, я тоже бросала на него взгляды. Такой юный! И все же уже мужчина...

Толком не знаю, почему, но я вдруг согнула в колене и отвела в сторону ногу, которая была на лавочке, показав, как туго облегают шорты меня между ног. Голова Игоря заметно дернулась в мою сторону, и я, подавив улыбку, приняла более пристойную позу.

Париться еще было идти рано, но я из-за жары и суматохи уже успела пропотеть. Сидеть так было не приятно, и я все же решила ополоснуться в бане одна. Поставив в известность об этом компанию, я сходила в дом за свежими трусиками. Возвращаясь назад, я должна была пройти рядом с беседкой и специально не прятала трусики в кулаке, позволив им болтаться на пальце. Мужчины проводили меня взглядами. Физиономия Игорька забавно вытянулась. Нет, мне определенно нравилось поддразнивать этого мальчика!

В бане я разделась, и шмыгнула на минутку в парилку, чтобы прогреться. С удивлением ощутила, что возбуждена после всех этих гляделок, да еще в присутствии мужа. Ему, наверное, и в голову не приходит, что этого мальчика можно рассматривать как конкурента. Как только поры на коже начали раскрываться и я начала потеть, как была голая, вся в своих мыслях, вышла в помывочную, где меня ждала мочалка и горячая вода. В дверях помывочной стоял Игорь с полотенцем в руках и остолбенело пялился на меня:

— Дядь Сергей сказал, что ты полотенце забыла.., — промямлил он, протягивая мне мохнатое банное полотенце.

С мужем мы никогда не запирались, ибо не было такой необходимости. Забыла сделать это и сейчас. Я так сильно потерялась, что в первый момент даже не прикрылась руками, позволив его выпученным глазам пробежаться по моему обнаженному телу. Взяв себя в руки, я сделала шаг к племяннику и, приняв полотенце из его рук, прикрылась им, выжидательно глядя на парня. Тот явно растерялся не меньше меня, продолжая топтаться в дверях.

— Спасибо... Может, выйдешь? — я постаралась, чтобы в моем голосе не слышалось замешательство. Пусть видит, что для меня он всего лишь племянник, и я ничуть не смутилась. Невольно взгляд мой метнулся в район паха Игоря, и я чуть не выронила полотенце. Там так топорщилось, будто он напихал туда газет! И так быстро! С момента, как он увидел меня голой, не прошло и полминуты!

Игорь перехватил мой взгляд. На его лице на секунду мелькнуло странное выражение: смесь стыда и гордости. Что ж, гордиться там, похоже, было чем. В следующую секунду племяш вышел и осторожно прикрыл за собой дверь. Я стояла с гулко колотящимся сердцем и смотрела на дверь, за которой исчез Игорь, теребя в руках полотенце. Никогда бы раньше не подумала, что буду так реагировать на своего племянника! Ну, подумаешь, увидел голой! В белье же сколько раз видел... Да, но тогда он был от горшка два вершка, а теперь... В глазах стояла его дикая эрекция. Я, конечно, была наслышана о гиперсексуальности подростков в таком возрасте, но все же увидеть такую реакцию на себя...

Неожиданно я поняла, что не слышала, как хлопнула входная дверь в баню. Неужели он еще в предбаннике?! Целая гамма ощущений прокатилась по телу от этой мысли: от возмущения и стыда, до какого-то томного возбуждения от своей собственной наготы.

Мгновение подумав, я сняла с себя полотенце и повесив его на вешалку, снова осталась голой. На более прохладном, чем в парилке воздухе, соски напряглись. Совесть молчала, позволяя мне думать, что я одна. Ведь и вправду — откуда мне было знать наверняка, что Игорь не вышел из бани, и сейчас пялится на меня в щелку? Расположившись на лавке боком к двери, я нанесла гель на мочалку и принялась за себя, гадая, видит меня сейчас кто-нибудь или нет. Грудь и соски мгновенно отреагировали на прикосновения грубоватой мочалки. Представляя, что Игорь сейчас меня видит, и все же не зная этого наверняка, я чувствовала совершенно неожиданный прилив возбуждения. Если бы знала точно, что в щелке между дверью и косяком мелькает серый глаз, наверное, не решилась бы на такой стриптиз.

Пена стекала с мочалки по груди вниз, я намыливала внутреннюю поверхность бедер, прогнувшись, словно для фотографа. Не в силах сдержаться, несколько раз провела влажной мочалкой прямо между ног, оставаясь к двери боком: показывать свои складочки было бы через чур. Про себя я порадовалась, что на днях позанималась собой и теперь моя интимная стрижка не заставит меня краснеть. Возможно это была моя разыгравшаяся фантазия, но мне стало казаться, что я слышу из-за двери чье-то тяжелое дыхание. Поняла, что необычность ситуации проняла меня: внизу у меня стало влажно. Если бы сейчас Игорь ворвался ко мне, я не знаю, хватило ли бы у меня сил и благоразумия удержаться от соблазна.

Я встала со скамьи и повернулась к двери попой, давая племяннику, если он действительно был там, возможность оценить мои ягодицы и спинку. У нас в помывочной был душ, но мне хотелось продолжить вот так, по старинке. И я, зачерпнув ковшом горячую воду из нагретой бадьи, одной рукой стала поливать себя, другой смывая с себя пену. Груди приятно ныли, когда я касалась их ладонью, соски неприлично торчали, открывая возможному наблюдателю секрет моего возбуждения. Впрочем, может быть, Игорь еще не знает, как выглядит возбужденная девушка? Вслед за стекающей водой моя ладошка скользнула вниз и накрыла промежность. Нестерпимо захотелось поласкать себя. Сколько я уже не делала этого? Да, наверное, с начала замужества. Средний палец задел клитор и я судорожно выдохнула. Но все же мастурбировать на глазах у кого-то я не могла и с сожалением оставила попытки хоть как-то удовлетворить себя.

И тут совершенно отчетливо я услышала стон из-за прикрытой двери! Он был там! Все это время! От мысли, что я теперь совершенно точно знаю, что позировала обнаженной для племянника, у меня чуть не подкосились ноги. И судя по всему, он онанировал на меня!

Хлопнула дальняя входная дверь в баню, и я поняла, что осталась одна. Игорь получил свое и поспешил скрыться с места преступления. Не в силах сдерживаться, я снова скользнула пальцами вниз и нащупала напряженную горошину клитора. Быстрым круговыми движениями я натирала себя, представляя Игоря, подглядывающего за мной в дверную щель, зажавшего в кулаке свой напряженный член. Присела на скамью и ввела в себя сразу два пальца. Всего несколько движений и меня мелко затрясло в постыдном оргазме. Вот это, да! Еще утром о подобном приключении я и представить себе не могла.

Тяжело дыша, я поднялась на трясущиеся ноги, и домылась, стараясь не задумываться о произошедшем. Блин, главное, чтобы этот пацан не начал трепаться где попало, что смотрел пип-шоу со своей тетей в главной роли. Интересно, он догадывается, что я догадываюсь?.. А если догадывается, то, что думает по этому поводу?

Натягивая свежие трусики, я решила, что виду не подам не под каким предлогом, и общаться с ним буду стараться легко и непринужденно, как раньше. В целом, когда успокоилась, то поняла, что ничего особенного не произошло. В шутку я бы смогла рассказать об этом даже сестре или мужу, умолчав, естественно, некоторые подробности. В конце концов, парень созрел и его интерес к противоположному полу естественен. Поэтому, если он вдруг проболтается, ему же хуже.

Что ж. Мой отдых на даче раскрасился неожиданно пикантными красками, и я с удовольствием поняла, что предстоящие пару дней скучать точно не буду. Появилось даже какое-то неясное предвкушение, и я с нетерпением подумала о предстоящей ночи, когда смогу добраться до мужа. Я знала, что звукоизоляция в доме ни к черту, и даже при закрытых межкомнатных дверях, можно совершенно определенно сказать, чем занимаются в соседней комнате. А особо сдерживаться я не собиралась. Представив, что после увиденного племянник еще и услышит, я не смогла удержаться от улыбки. Похоже, что в деле полового воспитания парня мне отводится значимая роль.


Часть 2


Если я думала, что после случившегося племяш будет вести себя тише воды, ниже травы, то я сильно ошиблась. Он посматривал на меня довольно откровенно, я бы даже сказала нагло. С едва угадываемой улыбкой он почти открыто позволял своему взгляду бегать по моему телу даже в присутствии мужа, благо, что тот ничего не замечал. Смущаться приходилось скорее мне. Мне стало казаться, что он догадался о том, что увиденное им шоу было с моей стороны сознательным, и это заставляло меня краснеть от стыда и виновато поглядывать на Сережу. Вместе с тем, такое неприкрытое внимание молодого парня что-то шевелило в моей женской натуре, заставляя меня посматривать на свое отражение в зеркале несколько чаще, чем обычно.

Голодные глаза подростка, преследующие меня, куда бы я не пошла, заставляли меня непроизвольно покачивать бедрами и принимать позы, наиболее явно подчеркивающие достоинства моей фигуры. В своей игре я дошла даже до того, что перед ужином вытащила из-под майки лифчик, позволив себе появиться за столом в таком виде. Потяжелевшую грудь и слегка напряженные в атмосфере флирта соски не могла скрыть тонкая белая ткань майки, и если для мужа такой домашний наряд был привычен, то Игорь не мог толком сфокусироваться на своей тарелке без того, чтобы не кидать в мою сторону косые взгляды.

Мы решили ужинать в беседке: теплый вечер к этому располагал. Когда было готово мясо, я разложила его в кухне по тарелкам и принесла на стол. Поставила тарелку сначала перед мужем, обошла стол и наклонилась к Игорю. Ставя перед ним тарелку, я позволила себе несильно прижаться грудью к его плечу, и с удовольствием отметила, как у него перехватило дыхание. Это немного сбило с него спесь — все-таки он был неопытный мальчишка, и скорее всего с женщинами у него до сих пор все ограничивалось фантазиями.

Смущенная и одновременно с этим заведенная до крайности всем происходящим, я уже не могла дождаться ночи, когда останусь с мужем наедине.

День был суматошный, все устали, и поэтому спать решили отправиться, не дожидаясь наступления темноты (чему лично я была только рада). Был где-то десятый час вечера, когда я постелила Игорю в комнате, смежной с нашей. Собственно в доме и было всего две комнаты. Причем, одна из них, та, где я определила место племяннику, была проходная: чтобы попасть на кухню, надо было пройти через нее. Наверное, это самый распространенный проект в старых деревянных домах.

Сережа уже шевелился в кровати, устраиваясь поудобнее, когда я скользнула через комнату Игоря на кухню, чтобы почистить зубы. Бросила взгляд на диван, где разместился племянник. Он лежал на спине, укрытый до пояса простыней, видимо в одних трусах, худощавый и поджарый. Одна рука его была под простыней, другая закинута за голову. У меня даже мелькнула мысль, что он опять онанирует. В доме было уже довольно сумрачно при выключенном свете, и разглядеть, куда он смотрит (а, может, вообще спит), я не могла. Быстро почистив зубки, я снова прошлепала к мужу. На этот раз рука племянника была снаружи, но в паху топорщился приличный бугор, заставивший меня судорожно сглотнуть.

Вся на взводе, я прикрыла за собой дверь в комнату, и скинув шорты и стянув через голову майку, нырнула к мужу под простыню, поцеловала его, и погладив живот, спустилась рукой ниже. Меня тут явно не ждали:


— Ты чего?! Игорь же еще не спит! — муж попытался объяснить свою вялость.

— Да спит он уже, — конечно, я не думала, что это так, но выжидать не собиралась. Более того, меня заводило, что он, возможно, услышит, как все будет происходить.

Сунув руку к мужу в трусы, я прильнула к нему поцелуем. Сережа отвечал без особого энтузиазма, возможно, смущенный присутствием за дверью моего племянника, но я, настроенная получить свое, не отступала. Поняв, что пришло время для тяжелой артиллерии, я скользнула губами вниз по телу мужа, одновременно стаскивая с него трусы. Против такой ласки он не мог устоять, и скоро пенис в моем рту увеличился и затвердел. С наслаждением оглаживая его член ладонью, я сама стащила с себя трусики и легла сверху на мужа, чувствуя, как он тычется в меня своим концом, в поисках входа. Немного помогла ему рукой, и наконец заполучила его в себя. После всех сегодняшних гляделок, я была влажная как никогда, и с удовлетворением почувствовала, как сразу и далеко проник в меня член мужа. Мы занимались этим без резинки, практикуя в качестве предохранения прерванный половой акт. Мужа все устраивало, особенно когда он кончал на мою грудь. Мне это тоже не было неприятно. Несколько капель на тело — небольшая плата за хороший секс без раздражающего латекса.

Возбуждение подхватило меня в этот раз очень быстро. Я позволила мужу перевернуть меня на спину и согнула ноги в коленях, разводя их в стороны. Сережа целовал меня в губы и быстро и мелко вколачивал в меня свой агрегат. Я только начала постанывать в преддверии оргазма, как муж, захрипев и больно сжав мне грудь, выскочил из меня и начал кончать на живот. Мне не хватило совсем чуть-чуть, я чуть не расплакалась. Сережа без сил повалился на бок, приобняв меня одной рукой. Я спрятала лицо у него на груди, растирая сперму по животу, чтобы не стекала на простынь. Огонь у меня в промежности не погас, и какое-то время я в тщетных надеждах покручивала в руке слабеющий пенис. Пока не поняла, что уже все и муж начинает засыпать. Я никогда не упрекала Сергея за такие случаи, понимая, что мужчина не всегда может собой управлять и секс — процесс обоюдо зависимый. Но сейчас было особенно обидно. Мелкая разрядка, полученная мной в бане, только подняла градус моего возбуждения, и получалось так, что полноценного удовлетворения для меня сегодня так и не будет.

Неожиданно в голову пришла мысль: а чем там занят Игорь? Наверняка ведь все слышал, скрип старой кровати и мои стоны не услышать мог только глухой. Наверняка опять запустил руку под простынь. Я пошевелилась, освобождаясь от быстро заснувшего мужа и коснулась себя внизу пальцами. Там все еще было такое влажное и набрякшее и так просило продолжения! Но я больше не хотела сама это делать пальцами. Это совсем не то...

Тихо простонав от невозможности удовлетворить себя, я откинулась на подушку, вслушиваясь в звуки уснувшего дома. Дневная жара спала, но в доме все еще было очень тепло и я не накрывалась, лежа на спине голая. Муж уже громко сопел во сне. Его семя подсыхало на животе, неприятно стягивая кожу. Безумно хотелось пить. Выждав еще некоторое время, я решила, что племянник скорее всего все же спит, и можно пройти на кухню попить и немного подмыться у умывальника, чтобы не топать ночью в баню. Чтобы не пачкать свежие трусики, я натянула футболку мужа, теоретически прикрывающую мою попу и босиком на цыпочках двинулась в сторону кухни. Осторожно открыла дверь и заглянула в комнату Игоря — футболка вроде прикрывала мое тело, но светиться в таком виде перед племянником сейчас не хотелось. Там было уже совсем темно и ничего не видно. Я даже выждала несколько секунд, прислушиваясь. Ничего. Вроде спит. Я прошла на кухню, прикрыла за собой дверь и включила свет. Щурясь, попила воды, и задрав одной рукой футболку, другой помыла живот и в промежности. Вытерлась большим кухонным полотенцем и тут услышала, как за спиной скрипнула, открываясь, дверь. От неожиданности я даже ойкнула, пытаясь ниже одернуть футболку. Та, как назло прилипая к влажной коже, сопротивлялась. В дверях, тоже щурясь от яркого света, показался Игорь. Заулыбался, сразу оценив мои манипуляции с футболкой. Не знаю, успел ли он заметить, что под ней на мне ничего нет, но я себя сразу почувствовала голой.

— Ты чего не спишь? — я возмущенно прошептала, не желая будить мужа, прикрываясь по возможности руками.

В тишине спящего дома мой шепот звучал, казалось, так громко.

— А ты чего? — Игорь вальяжно оперся о дверной косяк, заслонив собой выход и разглядывая меня.

Он говорил в полный голос. Мои соски предательски топорщились под одеждой, и если по поводу отсутствия на мне трусиков племянник еще мог сомневаться, то сомнений по поводу моей груди у него явно не было. Я невольно бросила взгляд ему вниз, и сердечко мое заколотилось словно сумасшедшее — его трусы бугрились, не в силах скрыть эрекцию.

— Попить вставала, — я попыталась бочком просочиться мимо парня к себе. Вот так один на один с полуголым подростком я не чувствовала никакого возбуждения, только стыд и замешательство. Игорь сделал такое движение, будто пропуская меня, но когда я поравнялась с ним, совершенно неожиданно шагнул вперед и прижал меня к косяку.

— Ты?!... — я в возмущении задохнулась, не найдя нужных слов. Его руки потянулись ко мне. Одна сразу легла на ягодицу, вторая сжала грудь через тонкую футболку, прижимая меня к косяку еще сильнее.

— Я знаю, что ты видела,.. как я смотрю там в бане, — рукой, которая была внизу, он скользнул под футболку и взялся за обнаженную ягодицу, сразу поняв, что я без трусиков. Он смотрел мне в глаза, нагло ухмыляясь.

— С чего ты взял?! — вместо того, чтобы заехать оплеухой по этой оборзевшей физиономии, я начала оправдываться. Видимо, от полной растерянности.

— Да, понятно было, — пользуясь моим замешательством, вторую руку он также запустил под футболку и стал играться с голой грудью, задевая отвердевший сосок, от чего искорки возбуждения сразу побежали вниз по моему телу. Наверное, от того, что его действия совершенно не укладывались в мои представления о девственниках, я впала в полнейший ступор. Просто стояла, глядя на него круглыми глазами и позволяла себя лапать.

— А ты классная... Красивая такая, — одна рука племянника оставила ягодицу, но только затем, чтобы пролезть между сведенных ног к промежности, — мне твоя задница так понравилась!

Словно очнувшись, я ухватилась обеими руками за его руку, начавшую хозяйничать у меня между ног:

— Игорь, ты что?! Прекрати! — громким шепотом зашипела я, с удивлением ощутив, что парень намного сильнее меня. Я начинала всерьез бояться, что проснется Сережа. Игорь говорил, не понижая тона:

— Тебе ведь нравится, — его пальцы добрались до моих влажных губок внизу, — я ведь вижу.

— Тише, Игорь!, — моей главной заботой сейчас стало не разбудить мужа. Я реально испугалась. — Пожалуйста!

Игорь расценил мою реплику по-своему, с удвоенной энергией взявшись за меня. Наша возня поднимала все больше и больше шума. В комнате всхрапнул муж и я в испуге замерла. Игорь же, воспользовавшись моментом, просунул в меня палец, больно задев меня там.

— Подожди! Ну, подожди... — я лихорадочно пыталась сообразить, как вразумить разошедшегося парня. Его глаза горели неистовым возбуждением, член натянул трусы и я понимала, что сам он остановиться просто не сможет.

— Хорошо! Подожди... Я согласна.

Он недоверчиво ослабил хватку.

— Ты можешь меня отпустить? Я согласна... Только давай не сейчас, — он снова схватился за меня и я сменила тактику. — Хорошо, давай... Но только не здесь. Сергей сейчас проснется, что мы тогда будем делать?!

Взбудораженную гормонами голову парня этот вопрос сейчас, похоже, не волновал, но сказанное мною слово «мы» как-то на него подействовало. Он нехотя выпустил меня из захвата, продолжая, впрочем, удерживать за руку. Я нервно одернула на себе задранную футболку, пытаясь понять, что можно придумать еще. Испуг и вместе с этим какое-то нездоровое возбуждение мешали думать. Где-то в уголке сознания мелькнула мысль, что я сама довела парня своими сегодняшними играми. И теперь мне самой надо что-то придумать, иначе все может закончиться грандиозным семейным скандалом.

Тяжело дыша, я смотрела на Игоря, который пожирал меня глазами, готовый снова ринуться в бой.

— Идем в баню, — неожиданно для себя самой прошептала я.

Главное увести его подальше от спящего мужа, иначе быть беде. Подумалось даже, что быстрый минет — не такая уж серьезная плата за возможность разрулить ситуацию. А завтра позвоню сестре, что-нибудь придумаю и попрошу забрать племянника. Будет болтать — никто ему не поверит.

Немного воспрянув духом от своей идеи, я сама взяла Игоря за руку и, как была, в одной футболке потянула его из кухни. Мы прокрались через комнату, где спал муж (представляю себе картину со стороны: женщина в одной футболке, едва прикрывающей попу, тянет за собой мальчика с оттопыренными трусами) и вышли во двор.

Мои надежды на то, что ночная прохлада немного остудит парня, не оправдались.

— Игорь, слушай, может, не надо.., — голос мой действительно прозвучал жалко. Никогда не думала, что буду вот таким тоном разговаривать со своим племянником.

Он молча подтолкнул меня вперед к бане, и я, смирившись, пошлепала впереди по каменным плитам дорожки. У двери в баню я завозилась с защелкой, тут же ощутив, как его руки сзади подняли подол мужниной футболки, открывая меня снизу до самой спины приятному ночному ветерку. Руки, взявшиеся за мою попу, были горячими и сухими.

Игорь буквально втолкнул меня в баню и, войдя следом, включил свет. Я затравлено оглянулась, словно ища поддержки, понимая, что если не сделаю это добровольно, все может закончиться изнасилованием (в котором, если уж быть до конца честной, буду виновата сама).

Игорь сверля меня диким взглядом наступал на меня, пока я, пятясь, не уткнулась коленями в скамью и от неожиданности села.

— Снимай, — глухо выговорил племянник, показывая на футболку.

— Игорь, послушай, — я пыталась взять себя в руки и говорить твердо, но голос предательски дрожал. — Я все понимаю, ты возбудился, но я все-таки твоя тетя... Мы не должны...

Игорь молча потянул с меня футболку, явно не слушая. Я попыталась удержать одежду руками, но испугалась, что получается какая-то борьба и сдалась. Мне все еще верилось, что может как-то обойтись. Футболка мужа белым пятном опустилась на скамейку и я осталась голой.

— Ты мне тоже нравишься... Но не так, — я сбилась на совсем уж какой-то бред, пытаясь остановить парня, но с момента, когда я оказалась перед ним обнаженной, он совсем перестал реагировать на мои слова. Сжав ноги, тяжело дыша, я пыталась прикрывать рукой грудь.

Он подошел вплотную. Я как затравленный кролик опустила взгляд — на уровне моего лица совсем рядом топорщились его трусы. Испуг во мне боролся с возбуждением и, кажется, сдавал позиции. Мысленно я сдалась. В конце концов, он мужчина, сильнее меня. Что я могу сделать?!

— Ладно... Давай, я сделаю... ртом. Хорошо? — я вопросительно подняла на него глаза.

— Давай, — поняв, что сопротивление сломлено, Игорь заметно успокоился и даже заулыбался.

— Только запри дверь, пожалуйста, — мысль, что меня за таким занятием может застать муж, была ужасна.

Игорь секунду смотрел на меня подозрительно, но поняв, что деваться мне отсюда некуда, развернулся и, сделав несколько шагов к двери, опустил засов.

Я смотрела, как играют узловатые мышцы на его худощавой спине, как туго трусы обтягивают поджарую попу, и невольно возбуждалась. Все еще не верилось, что сейчас это случится, но, кажется, где-то в глубине, я начинала хотеть этого.

Игорь повернулся ко мне, я непроизвольно облизала пересохшие губы. Прикрываться в такой ситуации было глупо и я опустила руки, позволив парню тут же приклеиться взглядом к моим потяжелевшим грудям с напряженными сосками.

Когда дошло до самого главного, племяш заметно растерялся. Сделав пару шагов ко мне, он замер на расстоянии вытянутой руки, неуверенно и восхищенно разглядывая мое голое тело. Возможно, сейчас был подходящий момент попытаться его вразумить еще раз, но... Я этого не сделала. Вместо этого, я протянула к нему руки и глухим голосом попросила:

— Иди ко мне...

Игорь приблизился и я положила руки ему на бедра. Парень был давно возбужден и я надеялась, что все завершится быстро. Стягивая с него трусы, не удержалась и подняла на него взгляд. Он смотрел на меня расширившимися темными глазами, похоже, не веря, что это происходит на самом деле, и в то же время с каким-то чисто мужским самодовольством, свойственным всем мужчинам в такие моменты.

Я снова опустила взгляд на то, что открывалось мне за его бельем. У меня даже немного сбилось дыхание, когда я извлекла на волю его член: прямой, крупный и невероятно жесткий, просто как деревянная палка. Я уже и забыла, что у мужчин так бывает. Муж уже давно.., впрочем, не важно.

Игорь нетерпеливо переступил с ноги на ногу, положив одну руку мне на голову, второй гладя меня по щеке. Это оказалось неожиданно приятно.

Не в силах больше терпеть, взявшись за ствол двумя руками, я лизнула багровую головку. Игорь судорожно дернулся и настойчиво ткунлся членом мне в губы. Я впустила его в рот, отдаваясь на волю ощущений, захвативших меня. Неправильность и греховность происходящего просто затуманивала мой разум, вызывая неистовое возбуждение. Это всего лишь второй мужчина, которому я делаю вот так ртом, и это мой племянник! Это мальчишка, которого я помню буквально с пеленок!... И все же это не он. Это мужчина. Мужчина, который меня хочет, и который меня добился...

Не сдерживаясь, постанывая в голос, я выпустила изо рта раздувшуюся головку, и подняв член, спустилась губами к яичкам. Парень захрипел, буквально вжимая мою голову в свою мошенку, мешая мне ласкать его как следует. Терпкий запах мужского члена дурманил меня.

Едва я снова взяла скользкую головку в рот, как Игорь застонав, сжал как тисками мою голову, и начал кончать. Рот быстро наполнялся его спермой. Парень не давал мне вырваться и я, смирившись, сглотнула (чего с мужем предпочитала не делать), с удивлением чувствуя, что сперма продолжает толчками наполнять мой рот. Неужели столько бывает?! Игорь инстинктивно насаживал меня все глубже. Сопя носом в его лобковые волосы я сделала еще один глоток.

Смысла вырываться уже не было и я позволяла парню удерживать мою голову, с некоторым сожалением, в котором стыдно было признаться даже самой себе, ожидая, когда его член в моем рту начнет расслабляться. Игорь тяжело дышал, по инерции продолжая легкие толчки. Спустя еще минуту я с замешательством поняла, что член, мягко зажатый моими губами, расслабляться не собирается. Ничего не понимая, я подняла взгляд на Игоря, который, задрав лицо к потолку, кайфовал. Он посмотрел вниз, и, встретившись со мной взглядом, с наслаждением на лице снова задвинул свой пенис глубже. Я в полнейшей растерянности обхватила его за бедра. Неужели опять? Вот так сразу?! Мои представления о мужской физиологии явно нуждались в корректировке...

У меня уже начало сводить скулы, когда Игорь наконец извлек из моего рта свой напряженный фаллос. Я с облегчением вздохнула, подняв к нему лицо и устало улыбаясь. Мою женскую гордость немного смущало, что я так и не смогла удовлетворить парня до конца. Но с другой стороны, даже несмотря на собственное возбуждение, радовало, что все это безумие кончилось, и можно вернуться к мужу и подумать, что делать со всей этой историей.

Игорь помог мне подняться со скамьи на затекшие ноги, на что я ему благодарно улыбнулась, и зачем-то развернул меня к себе задом. Я слишком поздно поняла, что он собирается делать — настолько невероятной казалась мне мысль, что он захочет по-настоящему меня трахнуть. Лишь ощутив его руки на своей талии, а его длинный член у себя в промежности, я поняла, что сейчас произойдет, и начала вырываться:

— Игорь, нет! Подожди... Так нельзя! Что ты делаешь?!

Жестко удерживая меня под живот одной рукой, другой он пытался заправить в меня свой агрегат:

— Да стой ты... Я же вижу, ты тоже хочешь.., — хрипел он мне на ухо, загибая меня над скамейкой, и пытаясь нащупать вход во влагалище.

— Ну, нельзя же таааак! — от унижения и собственного бессилия, я, наконец, разревелась. Несмотря на все произошедшее, мне не верилось, что все может закончиться вот так — насилием. Ведь это же не просто измена! Это мой родной племянник! Наверное, в другой ситуации я могла бы как-то постоять за себя, вырваться. Но тут... Трудно объяснить, но после того, как ты держала во рту член мужчины и глотала его семя.., тебе больше нечего противопоставить ему.

Мои слезы, похоже, ничуть не тронули озверевшего от гормонов подростка, и добившись своего, рывком, он наконец ворвался в меня. Больно не было. И у меня, и у него там все было влажно, и по смазке он сразу проник так далеко, что, казалось, достал до матки. Закусив губу, чувствуя, как движется во мне член парня, я всхлипывала. Горячие слезы унижения сбегали по щекам, я пыталась вяло отбиваться, дрыгая ногами, и видимо, доставляя этим Игорю дополнительное удовольствие. Уперевшись ладонью мне в спину, он загнул меня к самой скамейке, заставив опуститься на нее грудью. Мое тело жило собственной жизнью — соски от трения о грубую древесину ломило, в промежности появилась истома. Племянник, видя, что сопротивление слабеет, начал поглаживать меня руками по спине, попе, прихватывать раскачивающиеся груди. Тело благодарно отзывалось на ласку. Вместе со слезами из меня начали вырываться утробные стоны. Все сдерживаемое возбуждение сегодняшнего дня наконец прорвалось наружу. Я впервые переживала такие эмоции. Жесткий, словно ручка отвертки, член во мне, непривычно длинный, не давал забыть, что это не мой муж, а мокрое от слез лицо — что меня берут силой. И все же какое-то дикое, почти болезненное, животное наслаждение заставляло меня глухо стонать и поскуливать. Пошлые шлепки от наших тел, когда парень входил в меня до конца, разносились по бане вместе с нашими стонами. Медленно, словно откуда-то издалека, приближался мой оргазм. Я неистово выгнулась и повернув голову, притянула к себе Игоря, впившись в него поцелуем. Его губы были прохладными. Рукой он сильно сжал мне грудь и я, громко вскрикнув, кончила. Даже не так — начала кончать. Оргазм из промежности волной распространялся по всему телу, заставляя меня мелко дрожать, замерев в руках парня. Удовольствие было таким сильным, что было почти больно. Меня трясло не меньше минуты. Мои интимные мышцы непроизвольно с такой силой сжали фаллос племянника, что он, тоже не выдержав, начал кончать. Прямо в меня! Я просто не успела ничего сделать! Тугие струи били, казалось, прямо в матку, продлевая мой оргазм.

В последних судорогах оргазма я бессильно опустилась коленями на пол, соскользнув с любовника, и опять в голос разревелась — у меня были опасные дни. Я могла забеременеть!

Игорь, отдышавшись, присел рядом, неловко гладя меня по спине и попытался успокоить:

— Ну, что ты?... Я же думал, ты хочешь... Тебе нравится...

— Отстань! — я зло сбросила с себя его руку, досадуя на себя, что реву тут перед пацаном как малолетка. — Ты хоть понимаешь, что наделал?!

По его растерянной физиономии было понятно, что ни фига он не понимает.

— Я могу залететь! От тебя! — мой голос сорвался на визг, и я попыталась взять себя в руки. Шок на лице подростка был моей маленькой местью. Теперь он уже не казался таким опасным. Всего лишь растерянный мальчишка.

— Я думал, ты на таблетках... Или еще как-то... Ты же с мужем... Я ведь слышал, — смутившись, он умолк. Я выпрямилась и села на скамью. Член Игоря наконец сдулся. Ну, хоть что-то. Поняв, что повторное изнасилование мне не угрожает, я тряхнула головой:

— В общем, ладно. Я — мыться и спать. Завтра подумаем, что со всем этим делать.

Игорь, видя, что я немного успокоилась, пытался предложить мне свою помощь, и потереть спинку, но я легко отбилась от его рук и выставила за дверь. Все кончилось, и я снова начала смущаться своей наготы перед племянником.

Умывшись, как в тумане, я добралась до дома и легла к мужу. В полудреме я слышала, как в соседней комнате крутится в кровати Игорь. «Переживает, наверное. Думает, что натворил», — злорадно подумалось мне. Однако, пока я плавно отъезжала в сон, передо мной вновь замелькали события этой ночи и я поняла, что вновь возбуждаюсь. Что ж, утро вечера мудренее. Про себя я решила, что не буду с самого утра поднимать никаких скандалов, от которых может и мне прилететь. Впереди еще два выходных и время на размышление есть!..

опубликовано 3 мая 2018 г.
55
Для написания комментария к этой записи вам необходимо авторизоваться