ж
м
Неизвестный автор 10.0 Олечка

1


Этим летом мои родственники, наконец-то, решились оставить свою бывшую союзную республику и переехали в мой город. Квартиру они купили неподалеку от меня и, поскольку я был с ними всегда в хороших отношениях, я стал часто бывать у них в гостях. Одной из причин была их дочь и моя то ли троюродная, то ли еще какая-то то ли сестра, то ли племянница Оля. В общем, сложная степень родства. Последний раз я ее видел года два назад, когда был у них в гостях, ей тогда было тринадцать. Сейчас, стало быть исполнилось пятнадцать. Эта юная особа имела чудесную фигурку, чертовски симпатичное личико и характер начинающей стервочки, впрочем, вполне умеренной стервочки, что только добавляло ей очарования в моих глазах.

Как я сказал, я стал часто бывать у них. Если я приходил вечером, то мы обычно играли в карты все вчетвером, мы с ее родителями пили пиво, потом я с Ольгой шел в ее комнату, где у нее был компьютер, и либо просто сидели в инете, либо я обучал ее основам веб-дизайна. Обучение и было официальным поводом приходить к ним домой, когда Ирина с Олегом, родители Ольги, были на работе.

В один из майских холодных дней, я ушел пораньше с работы и по дороге домой зашел к ним, чтобы показать Ольке какую-то новую программулину. Родители ее были на работе, а она сама писала какой-то реферат, который она с радостью и отложила. Я поставил эту штуку ей на комп, похвастался новыми возможностями, потом она ушла на кухню готовить чай, а я остался за компом. Почитав новые анекдоты, я из чистого любопытства начал просматривать список сайтов, на которые она ходила последнее время, и к своему удивлению нашел там сайты Femdom-направления. Тогда я уже специально начал копаться в кэше ее броузера на предмет поиска последних просмотренных ею картинок. Там были картинки с девушками, сидящими на лице у мужиков, девушки катающиеся на них и даже пара картинок с девушкой, сидящей на переносном унитазе в котором лежит парень.

Я был, мягко говоря, удивлен такими ее интересами. Полазив по ее диску, я нашел каталог с великолепной подборкой по этой же теме. Мои сомнения окончательно рассеялись — никто не будет так тщательно подбирать картинки и сортировать их по темам, если он этим не интересуется.

Тут мои изыскания были прерваны Олькой, которая принесла чай. Я поспешно перешел на страницу анекдотов, как будто их и читал все время. Она села в свое кресло за комп, а я устроился рядом на маленьком стульчике. Она начала показывать мне, что она сделала с прошлого раза, а я сидел рядом с ней и мог думать только о том, что я только что узнал о ней. Надо сказать, что в квартире было довольно холодно, а она сидела в кофте, но в короткой юбке и в одних колготках, даже без носок, и все время пыталась спрятать ноги. Но если одну ногу она подгибала под себя, то вторая оставалась на полу. Ей было зябко и Олька все время меняла ноги. Я слез со стула, сел на пол у ее ног и взял ее ступню в руки и начал слегка разминать ее, чтобы согреть.

Ей, очевидно, понравилось, и через минуту, она опять пересела и дала мне другую ногу. Я сидел рядом с ней на полу, перед моими глазами были ее чудесные ножки, открытые мини юбочкой почти на всю длину, а руками я массировал ее ступню. Для меня это было слишком. Я склонился ниже и начал согревать ее ступню своим дыханием. Она не противилась этому, а наоборот откинулась в кресле и промурлыкала:

— Здорово…. Я чувствую себя прямо как королева!

— Рад доставить Вам удовольствие, Ваше Величество! — шутливо сказал я.

Она продолжала все также сидеть, а я начал потихоньку целовать ее пальчики на ногах. Видя, что она не против, я начал осыпать поцелуями всю ступню. Потом я начал лизать ее пальчики, обтянутые колготками. Посмотрев на Ольку, я увидел, что она откинулась в кресле и закрыла глаза от удовольствия. Тогда я остановился и лег на пол лицом вверх. Мое лицо оказалось рядом с ее ступней. Я увидел, что она открыла глаза и смотрит на меня. Потом Олька подняла ножку и вопросительно посмотрела на меня. Я не шевелился. Тогда она поставила ногу мне на лицо. Я начал целовать и лизать ее ступню снизу, а она продолжала сидеть в кресле. Потом она встала с кресла и поставила на меня другую ногу, которую я тоже начал целовать. Олька стояла и смотрела сверху, как я это делаю. Снизу мне открывался чудесный вид на ее ножки в тоненьких чулочках телесного цвета. Где-то в необозримой вышине начиналась юбочка, а уж совсем высоко угадывалась прелестная попка.

Не знаю чем бы все это закончилось в этот раз, но тут раздался звук ключа в замке — вернулись Ирина с Олегом. Олька села в кресло, а я устроился на стуле рядом. Ирина заглянула в комнату и сказала, что через пол часа будет ужин. Олег поинтересовался как Олькины успехи, я ответил, что, как всегда прекрасно, и он ушел переодеваться. Мы с Олькой пошли на кухню, мешать Ирине готовить и дожидаться ужина. Олька держалась как всегда, как будто ничего не было, но один раз она посмотрела на меня, и подмигнула.

Поужинав, я попрощался с Ирой и Олегом, и заглянул в Олькину комнату. Она сидела в своем кресле. Увидев меня, она знаком показала мне закрыть дверь, и когда я это сделал она вытянула вперед ножку, которую я поцеловал, опустившись на колени. Потом она протянула мне другую, которую я тоже поцеловал. Потом, услышав шум в коридоре, я громко попрощался с ней и вышел.

Придя домой, я включил комп и найдя свою любимую картинку, где парень сидел на полу, опершись на руки позади себя, а девушка сидела у него на лице, я отправил ее Ольке по e-mail. Наутро, проверив почту, я нашел ответ от нее. Он состоял из одного слова: «Хочу!»


2


На следующий день мне не удалось убежать с работы пораньше, и когда я пришел к Ольке домой, Ира с Олегом уже были дома. Мы выпили по кружке пива и Олька, заявив, что ей надо мне показать то, что она вчера сделала, утащила меня к себе в комнату. Олег пошел с нами, сказав, что он должен «посмотреть на успехи дочери». Олька уселась в свое кресло, я сел на пол рядом с ней, как-бы невзначай опершись на руки позади себя, как на той картинке. Она заметила это и аж заерзала в кресле. Но делать нечего, пришлось ей в течении минут пятнадцати показывать отцу свои прошлые работы. В конце концов он похвалил ее и ушел.

Как только дверь за ним закрылась она подскочила к ней и прижалась ухом, чтобы послушать когда он закроет дверь в свою комнату. Услышав шум закрывающейся двери она повернулась ко мне. Я сел на пол лицом к ней и оперся на руки за спиной и слегка отклонил голову назад. Олька подошла ко мне, повернулась ко мне спиной и подняла свою юбочку сзади. Под колготками на ней были надеты белые трусики. Она оглянулась на меня, и осторожно присела на мое лицо. Посидев неподвижно секунд пять, пересела поудобнее, так что мой нос оказался глубоко в ее попе. Тут раздался шум открывающейся двери в соседнюю комнату, Олька вскочила и через секунду оказалась в кресле.

Кто-то прошел на кухню, потом обратно, и снова все стихло. Олька вскочила с кресла и выжидательно уставилась на меня. Я слегка отодвинул кресло от стола, сел на пол спиной к нему и наклонился назад, так, что моя голова оказалась лежащей на сиденье. Олька подошла и, приподняв юбочку, села на меня. Весу в ней было немного, да и кресло было старинное, кожаное, с мягким сиденьем, так что мне было не трудно выдерживать ее вес. Я даже мог вдыхать ее запах, пока она сидела на мне. Она сидела на мне несколько минут, изредка привставая и устраиваясь поудобнее. Потом в коридоре опять раздался шум и она встала с меня.

Я опять сел на стульчик возле ее кресла, и мы как бы продолжили заниматься. Олька открыла у себя на компе картинку с девушкой, едущей на своем рабе верхом, и спросила:

— Я еще и так хочу попробовать. Ты как?

— Я бы не против. Давай, я завтра за тобой заеду после школы и мы поедем в лес, неподалеку от моей дачи, там в будние дни никого не бывает.

— Давай! Я как приду из школы, так тебе позвоню. А сейчас полижешь мне ножки?

— А если кто войдет?

— Мы услышим.

С этими словами она встала и сняла с себя колготки и снова села в кресло. Я опустился перед ней на колени, и Олька протянула мне ножку. Я начал старательно вылизывать ее ступню. Я брал в рот каждый пальчик и сосал его, вылизывал между пальчиков и лизал подошву. Олька откинулась в кресле и смотрела как я лижу ее ножку. Через пару минут она дала мне другую, которую я тоже вылизал со всем старанием. Потом она сказала:

— Давай, когда я захочу, чтобы ты лизал мне ножки я буду просто показывать на них? — спросила она.

— Хорошо, моя Госпожа! — шутливым тоном ответил я.

— А если я скажу «Стульчик!» ты сядешь, как только что сидел и подставишь лицо! — сказала Олька уже почти без вопросительных интонаций.

— Слушаюсь, Госпожа! — сказал я и встал перед ней на колени. Хотя сказал я это полушутливым тоном, я увидел, что ей понравилось, когда я ее так называю.

— По команде «Нюхай!», ты должен будешь уткнуться мне в попу носом!

— Да, Госпожа!

Олька задумалась, потом продолжила перечисление:

— По команде «Лавочку!», ты опускаешься на четвереньки, чтобы я могла на тебя сесть! — она задумалась на секунду. — Пока хватит, потом я еще придумаю!

Она встала с кресла и подошла к столу, наклонилась вперед, опершись руками на стол.

— Нюхай!

Я уткнулся носом ей в попу и стал вдыхать ее запах. Постояв чуть-чуть Олька выпрямилась и приказала:

— Стульчик!

Я принял позу стульчика и она села мне на лицо, и поерзала, устраиваясь поудобнее. Потом в комнате ее родителей опять открылась дверь и она встала с меня. Я посмотрел на часы и увидел, что уже довольно поздно, и пора домой. На прощанье она сказала, что позвонит завтра и я ушел. Ирине и Олегу я сказал, что завтра днем поеду на пару часиков на дачу, и спросил, не хотят ли они со мной. Они, конечно, не смогли, поскольку работали, а Олька сказала, что она хочет съездить. Ира и Олег не возражали и разрешили ей прокатиться со мной.


* * *


На следующий день она позвонила мне часа в два дня и сказала, что освободилась и ждет меня дома. Я подъехал к ней домой и стал ждать. Минут через пять она вышла и села ко мне в машину. Она надела длинную майку и велосипедки, чуть повыше колен, а на ноги кроссовки. Поздоровавшись со мной, она спросила:

— Как тебе костюм для верховой езды?

— Замечательно! Тебе, вообще, все идет!

Мы поехали, она включила музыку, послушала минут пять, потом сказала:

— Когда ты вчера ушел, мне пришлось два раза этим заниматься, чтобы хоть маленько успокоиться, — она слегка смутилась.

— Чем?

— Ну…. Самоудовлетворением, — она посмотрела а меня. — Я хочу чтобы как на картинках, ты лизал меня там, — она опять смутилась.

— Никаких проблем. Только надо придумать новую команду для этого, — улыбнулся я.

— Точно! — Олька оживилась, — ммм… Я буду командовать «Лижи!», а ты должен будешь лизать меня там!

— Хорошо, Госпожа! — я снова начал как вчера называть ее «Госпожой». — Только понадобится еще какая-нибудь команда, например, «Лижи попу!».

Олька на секунду задумалась, потом удивленно спросила:

— А ты сможешь? Это же наверное противно! — она сморщилась.

— Я там у тебя на компе видел и не такие картинки! — улыбнулся я. — Потом, лизать тебе попу это не противно, а наоборот!

Она задумалась ненадого, как бы решая говорить или нет, потом сказала:

— Так там и другие способы услужения есть…

— Ага. Может потом и другие команды понадобятся, например: «Туалет!».

Олька опять задумалась.

— А ты и это сможешь?

— Не знаю, пробовать надо.

— Ты тогда совсем моим рабом будешь!

— Я и сейчас твой раб!

— Ну.., тогда совсем!

— А ты сможешь так мной пользоваться?

— Как? — она засмеялась.

— Позволишь мне быть твоим туалетом?

— Наверное, надо попробовать. Мысль об этом меня, по крайней мере, возбуждает.

За таким разговором мы выехали на лесную дорогу и еще минут через двадцать подъехали к даче. Она стояла довольно далеко от остальных домиков, ближе к лесу. Дачный сезон еще особо не начался, поэтому в остальных домиках, никого не было. Я поставил машину в ограду и мы пошли в лес. Ну собственно, это был сосновый бор, не особенно густой, но и не редкий, со множеством тропинок, пересекающих его в разных направлениях.

Мы шли вглубь, пока дом не скрылся из виду, потом я остановился и сказал:

— Конь готов, Хозяйка! — и опустился на одно колено, пригнул голову вниз.

Олька села мне на шею, я поднялся, руками обхватив ее ноги, чтобы она не упала.

— И как тобой управлять? — спросила она.

— Не знаю, попробуй как-нибудь.

Олька слегка привстала «в стременах» и я пошел вперед. Дойдя до поворота, она слегка толкнула меня ногой влево. Я послушно повернул.

— Оказывается, это просто! — засмеялась она.

Потом, в течение, наверное, часа она каталась на мне по лесу, направляя меня то в одну, то в другую сторону, то останавливая меня и спешиваясь, то снова садясь на меня. Надо сказать, мне это очень нравилось. Весу в ней было мало, поэтому носил я ее легко. А удовольствия от того, что такая девчонка катается на мне верхом, я получал массу.

Потом мы вернулись в город, и так как было уже много времени, я сразу отвез ее домой, договорившись встретиться через пару дней, так как завтра-послезавтра, я должен был быть занят на работе.


3


Следующие несколько дней я был занят на работе и с Олькой не виделся. Через два дня после нашей последней встречи я получил от нее e-mail. Руководство по управлению рабом, так сказать. Там был список команд, и к каждой команде, картинка. Там были команды:


«ножка» — раб лижет ноги хозяйке;

«лавочка» — раб становится на четвереньки, а хозяйка садится сверху;

«стульчик» — раб садится и задирает лицо, хозяйка на его садится;

«кресло» — хозяйка сидит в кресле, лицо раба у нее под попой;

«нюхать» — раб утыкается в попу хозяйке носом;

«лизать» — раб лижет хозяйку между ножек;

«лизать попу» — раб лижет попу хозяйке;

«станок» — раб лежит а спине, хозяйка сверху у него на лице;

«туалет» — раб ложится, открывая рот, хозяйка садится сверху;

«писать» — раб садиться, так же, как по команде стульчик, только еще открывает рот;

«конь» — раб опускается на колено, хозяйка садится и едет на нем.


Внизу была приписка: «изучить и запомнить!».

В понедельник днем я позвонил Ольке домой и договорился, что сейчас приду, пока родителей нет дома. Через пол часа я уже звонил в дверь квартиры. Открыла Олька, одета она была в свою мини юбочку и маечку до пупка, колготок на ней не было. Она посмотрела на меня, хитро улыбнулась и сказала:

— А теперь проверка домашнего задания!

Мы прошли в ее комнату, она остановилась в середине комнаты, и сказала:

— Ножку!

Я лег на пол у ее ног и начал их лизать, лизал минуты две, потом она скомандовала:

— Станок!

Я перевернулся на спину, она села спиной к моим ногам мне на лицо. Под юбочкой на ней были трусики. Она переместилась так, что ее киска оказалась над моим лицом и стала тереться ей о мое лицо. Я лежал под Олькой, вдыхал ее аромат, и высовывал язык, пытаясь лизнуть ее киску под тонким слоем ткани. Так она «упражнялась» минуты три, потом встала, сняла трусики и легла на диван.

— Лижи!

Через секунду я оказался между ее раздвинутых ножек и начал лизать ее щелочку. Я впервые лизал щелку пятнадцатилетней девочки, и меня это очень возбуждало. Я очень старался и минут через пять она со стоном кончила. Полежав неподвижно пару минут она перевернулась на бок, подтянула ноги к животу и приказала:

— Лижи попу!

Я начал лизать ее заднюю дырочку, делая круговые движения языком, потом начал двигать им вверх-вниз, потом опять по кругу. После пяти минут лизания она оттолкнула мою голову и села на диване.

— Да, теперь я вижу, что ты действительно мой раб!

— Да, Госпожа!

— Ну хорошо! Пора сделать из тебя туалет! Я хочу писать! — и скомандовала, — Туалет!

Я лег на спину на пол и открыл рот. Она снова села сверху киской на мой рот, только трусиков на сей раз на ней не было. Я почувствовал, как она напрягается и замер в ожидании, но прошло с пол минуты, и ничего не произошло. Она встала с меня, сказав:

— Почему-то не получается, хотя писать я действительно хочу.

Я предложил:

— Тебе надо привыкнуть использовать меня как туалет. Ты сейчас иди в туалет, пописай в него, а я встану перед тобой на колени, и когда ты закончишь, подотру твою писечку языком.

— Ладно, пошли!

Мы пришли в туалет, Олька села на унитаз, а я встал перед ней а колени. С пол минуты она не могла начать, а потом я услышал журчанье. Пописав, она пересела на край унитаза и раздвинула ножки. Я наклонился и начал слизывать оставшиеся капельки. После того, как я ее вылизал, мы пошли в комнату. Олька села в свое кресло, а я сел на пол у ее ног.

— Надо бы дополнить список команд новой командой «биде», — сказала она и засмеялась.

Я склонил голову:

— Слушаюсь, Госпожа!

— Молодец! Теперь ты почти мой туалет, — сказала она, глядя мне в глаза. — Скажи, а если я захочу покакать тебе в рот?

— Я не знаю. Можно я сначала подотру тебе попу после туалета?

— Ладно! — она задумалась. — Я придумала новую команду: «Плевать!», — она засмеялась. — Догадайся, что нужно сделать?

Я открыл рот, подняв голову кверху. Олька наклонилась к моему рту и плюнула туда. Я проглотил.

Олька посмотрела на часы и сказала:

— Скоро родители придут. Мне еще надо реферат дописать, так что на сегодня, пожалуй, все. Я завтра с утра собираюсь в библиотеку, надо журналы взять. Свозишь меня?

— Конечно! Во сколько заехать?

— Приезжай к восьми утра.

— Хорошо.


4


На следующее утро я заехал за Олькой в восемь утра, как и договаривались. Она вышла минут через пять после моего приезда. На ней была короткая юбочка, белая водолазка, а на ногах летние шлепанцы. Она была просто очаровательна!

Сев в машину, Олька сразу спросила:

— Ты еще не передумал быть моим полным туалетом?

— Нет! Я хотел бы попробовать!

— Хорошо! Я вчера в инете нашла руководство по тренировке туалетного раба.

— Расскажи! — попросил я.

— Сначала надо приучить раба нюхать попу, когда ты пукаешь. Потом надо научить раба глотать этот «ветерок».

— Это как?

— Ты откроешь рот, я сяду на него. Ты должен лизать мне попу. Там написано, что от этого мускулы расслабляются, и анус раскрывается. Потом, когда я пукну, ты должен вдохнуть ртом. На следующем этапе ты должен подтирать мне попу языком, после того, как я покакаю. Потом ты должен начать понемножку глотать мои какашки. Там написано, что в конце концов, твой организм привыкнет потреблять мои какашки и я смогу использовать тебя постоянно.

— А ты хочешь, чтобы я был твоим туалетным рабом?

— Хочу! А еще я хочу еще раз попробовать пописать тебе в рот. Прямо сейчас!

— Слушаюсь, Госпожа! Сейчас остановлюсь.

Я заехал в ближайший дворик, в котором по случаю раннего утра никого не было, и остановился. Потом я откинул свое сиденье и лег на спину. Олька приспустила колготки и трусики и села на мой открытый рот. Я ждал. Секунд через десять мне в рот потекла тоненькая горячая струйка. Я начал сглатывать ее. Потом струйка усилилась. На вкус она была горьковато-кисловато-солоноватая и ничего неприятного в этом вкусе не было. Потом струйка стала еще сильнее, так, что мне пришлось постараться, чтобы проглотить все. Вскоре она иссякла и я подтер ее писечку языком.

Олька слезла с меня и спросила:

— Ну и как тебе быть моим туалетом?

— Мне понравилось!

— Мне тоже! Теперь, когда ты будешь рядом, я всегда буду писать в тебя!

— Да, Госпожа!

— Ладно, поехали.

Через некоторое время мы приехали в библиотеку и пошли в нужный ей читальный зал. Кроме библиотекаря, девушки лет двадцати двух, в зале никого не было. Мы пошли искать нужные журналы и нашли их в самом углу, на самом последнем стеллаже, отгороженном от всего зала остальными стеллажами. Олька начала просматривать журнал, а я стоял и ждал, когда она закончит. Неожиданно она приказала:

— Нюхай!

Я осмотрелся по сторонам, но кроме нас никого не было. От девушки-библиотекаря мы были отгорожены стеллажами, и видеть нас она не могла. Я опустился на колени, приподнял Олькину юбочку и прижался носом к ее попе. И тут она пукнула! Я начал старательно вдыхать ее аромат. Меня это очень возбудило. И то, что она пукнула, а я вдыхаю и то, что происходит это в библиотеке, в общественном месте. В общем, я был на седьмом небе. Я чувствовал, что могу сделать для нее все, что угодно.

Олька жестом приказала мне подняться и спросила:

— Ну, как?

— Божественно!

— Вот, считай это началом твоего тренинга, как моего туалетного раба, — она засмеялась.

— Я жду не дождусь когда смогу быть твоим туалетом.

— Ладно, сходи, позови библиотекаря, я что-то не могу найти восьмой номер.

Я пошел к стойке библиотекаря и попросил девушку помочь. Она пришла, и оказалось, что нужный журнал находится на стеллаже чуть выше, чем можно достать с пола. Олька посмотрела на меня, у нее в глазах появился какой-то дьявольский огонек и она тихо сказала мне:

— Лавочку!

Я опешил и посмотрел на нее непонимающе. Как же так, тут же посторонние. Но я был достаточно возбужден, да и рядом с нами была всего одна девушка библиотекарь, так что когда Олька повторила приказ второй раз, я подчинился. Я встал перед стеллажом на четвереньки, а Олька встала мне на спину и достала журнал. Стоя на мне, она спросила у девушки, которая стояла со слегка ошарашенным видом:

— А номера за следующий год где?

Они оказались внизу и она слезла с меня. Потом мы пошли к стойке библиотекаря, и пока мы шли я думал о том, что сейчас произошло. И я понял, что мне это понравилось! Мне понравилось, что Олька унизила меня перед этой девушкой!

Девушка зашла за стойку и стала выписывать формуляр, а Олька опять тихо приказала мне:

— Стульчик!

В этот раз я подчинился почти без колебаний. Я сел на и задрал лицо вверх. Олька села мне на лицо и стала ждать пока девушка заполнит формуляры. Та закончила и со словами «Пожалуйста, возьмите» привстала и протянула из Ольке. Правда, фразу она не закончила — наверное, увидела Ольку, сидящую у меня на лице.

Олька спокойно встала, расписалась в формуляре и сказала, обращаясь к девушке:

— Очень удобно сидеть, кстати. Не хотите попробовать?

Та смутилась, покраснела и пробормотала:

— Нет, спасибо.

Но Олька не унималась:

— Попробуйте, никого же нет. Да и за стойкой будет не видно. — и обращаясь ко мне: — Зайди за стойку и сделай стульчик!

Я уже не колеблясь, подчинился своей юной Госпоже. Зайдя за стойку, я принял позу стульчика и стал ждать. Олька продолжала уговаривать девушку:

— Да, вы попробуйте только присесть, вам понравится, вот увидите, — и видя, что та начинает колебаться, — Попробуйте присядьте. Не понравится, сразу же встанете, — и видя, что та совсем решилась, — Приподнимите юбку и садитесь.

Девушка повернулась ко мне спиной приподняла юбку и осторожно опустила попу мне на лицо. Посидев секунд пять она села плотнее. Через минуту она встала, а Олька приказала мне:

— Поблагодари госпожу за то, что она воспользовалась тобой! Целуй ножки!

Я опустился на четвереньки и поцеловал сначала одну ножку девушки, потом другую. Олька попрощалась и мы пошли назад.

В машине Олька спросила:

— Ну как?

— Сначала испугался, а потом даже понравилось.

— Я так и подумала, что тебе понравится, — она мечтательно потянулась. — Вот закончим твою тренировку, как моего туалетного раба, похвастаюсь Светке. Это моя одноклассница. Я ей показывала свои картинки, ей понравилось. Только она сказала, что трудно, наверное, найти себе раба. Вот удивится!

Я отвез Ольку домой, а сам поехал на работу. Начать мою тренировку мы договорились при следующей встрече.


5


На следующий день я заехал за Олькой в школу около трех часов дня и отвез ее домой. Зайдя в комнату, она сразу же приказала мне «сделать кресло». Я сел около кресла и откинулся назад, так, что моя голова оказалась лежащей на кресле лицом вверх. Олька села сверху и включила телевизор. Смотрела она его, наверное полчаса, и все это время я был под ней. Потом она приказала мне сделать туалет, и я лег на пол. Она села сверху и пописала мне в рот.

Потом она сдвинулась слегка назад и села мне на грудь. Она сказала, что после школы она всегда ходит в туалет по-большому, так что пришла пора начать мою тренировку. Она сказала, что сейчас мне предстоит «глотать ветерок», и объяснила, что я должен делать. После этого она села попой мне на рот. Как и было приказано, я приставил язык к ее дырочке и начал лизать ее круговыми движениями. Через минуту я почувствовал, как ее дырочка начинает расслабляться под моим языком. Я плотнее обхватил губами колечко ее ануса и начал слегка проталкивать язык вовнутрь, не прекращая круговых движений. Я почувствовал как ее анус еще сильнее расслабился, и она пукнула мне в рот. Я вдохнул ее «ветерок» и почувствовал, что-то вроде легкого опьянения. Не знаю, что это было. Может, ее «ветерок», который я вдохнул, может, это было чисто психологическое явление, только мне это ощущение понравилось, я почувствовал, что смогу сделать для нее все!

Потом Олька встала и пошла в туалет, поманив меня за собой. Она села на унитаз, а я встал перед ней на колени. Она сказала:

— Ты должен привыкать к запаху моих какашек. После того, как я закончу ты засунешь голову в унитаз и будешь их нюхать.

— Может быть, я подотру тебе попку языком?

— Нет еще рано! Сначала ты будешь только моим писсуаром и будешь «глотать ветерок». Подтирать попу ты начнешь позже.

Она напряглась и начала какать. Мою голову она положила себе на колени лицом вниз. В таком положении я мог отчетливо ощущать запах ее какашек в унитазе, и меня возбуждало, что сейчас я только нюхаю, а потом она будет делать это в меня.

Тем временем она закончила и, вытерев попу бумажкой, надела трусики. Потом она нагнула мою голову к унитазу так, что мое лицо оказалось сантиметрах в пяти от ее какашек.

— Дыши! — приказала мне Олька.

Я послушно начал втягивать воздух. Так она держала меня с минуту, потом отпустила и мы пошли в комнату. Там она положила меня на пол, сама села сверху и не слезала с меня, пока не кончила. Потом она спросила:

— Мы можем завтра днем еще съездить к тебе на дачу?

— Можем, наверное, а зачем?

— Помнишь я тебе рассказывала про мою одноклассницу Светку?

— Помню. Ты еще сказала, что ей бы тоже понравилось иметь раба.

— Ага. Я подумала, что надо начинать ее понемножку приобщать. А там в лесу, наиболее удобое место. Мы пойдем гулять, я скажу, что устала и поеду дальше на тебе. Потом предложу ей. Только ехать надо без машины, на автобусе.

— Хорошо, завтра позвонишь, я зайду.

На этом мы распрощались, и я ушел.


* * *


На следующий день Олька мне позвонила после школы, и я пришел к ней. Ее подруги еще не было. Олька опять пописала в меня и заставила «проглотить ветерок». Она сказала, что эта процедура доставляет ей большое удовольствие. Потом пришла Света, оказавшаяся тоже очень симпатичной девушкой, может чуть более полной чем Олька. Одеты они обе были в миниюбочки и легкие водолазки. Мы пошли на автобус и через сорок минут были уже на лесной тропинке, ведущей на мою дачу.

Минут через десять ходьбы Олька заявила, что она устала и ей надо отдохнуть или дальше я ее понесу на руках. Я подыграл ей и согласился. Под удивленным взглядом Светы Олька села на меня и дальше поехала. По дороге она шутливо рассказывала Свете, как легко мной управлять, показывала движения, какими это надо делать. Я видел, что Света чувствует себя при этом слегка не в своей тарелке, но было видно, что она заинтересована.

Потом мы пришли на дачу, Света пошла в туалет, расположеный в конце участка, а Олька приказав мне сделать стульчик, уселась на мое лицо. Она сидела пока Света не вышла из туалета и не пошла к нам. Она делала вид, что не замечает ее. Только когда Олька увидела, что Света заметила нас, она встала с меня. Света сделала вид, что ничего не заметила, но я начал замечать взгляды, которые она начала бросать на меня.

Потом мы пошли на речку. Идти надо было минут пятнадцать через лесок. Когда мы отошли от дома, Олька начала говорить, что Света, наверное, устала и что я должен понести ее. Света отнекивалась, но когда я встал перед ней на колени и пригнул голову, она, поколебавшись, все же села на меня. Мы дошли до речки, Олька села на поваленое бревно около воды, а Свете предложила проехаться по окрестностям. Света сначала отказалась, но Олька сказала что я часто ее катаю, и она согласилась.

Олька еще раз рассказала как надо управлять мной, и попросила Свету проехаться перед ней по кругу, чтобы проверить, как та все усвоила. Мне эта ситуация очень нравилась, мне было приятно служить этим двум девочкам. Олька тем временем показала Свете как надо садиться на меня и слазить и Света начала свою «контрольную поездку» перед Олькой.

Она сделала на мне круг по берегу перед Олькой, управляя мной легкими движениями бедер, как та ей объяснила. Олька сказала, что экзамен сдан и Света направила меня по тропинке в лес. Каталась она на мне минут десять и к концу прогулки, видя, что я послушен ее движениям, она совсем перестала стесняться и направляла меня, куда ей хотелось, легкими, но отчетливыми движениями бедер.

На обратном пути до автобуса, половину пути на мне проехала Олька, а половину Света. Потом я проводил девчонок домой, и мы расстались.


* * *


Следующие две недели я виделся с Олькой каждый день, встречая ее после школы. Дома она продолжала мою тренировку, относясь к ней со всей серьезностью. Происходило это обычно по одной и той же схеме.

Я ложился на пол, она садилась сверху и писала в меня, потом перемещалась, чтобы мой рот оказался под ее попой. Я начинал лизать ее анус круговыми движениями, пока он не расслаблялся и она не пукала мне в рот. Я глотал ртом ее ветерок, и с каждым разом мне все сильнее и сильнее хотелось, чтобы она меня полностью использовала. Но она была непреклонна. И после глотания ветерка, я сопровождал ее в туалет, где она какала, после чего заставляла меня нюхать ее какашки. После этого она обычно заставляла меня лизать ее, пока она не кончала. Через две недели она сказала, что пора переходить к следующему этапу.

На следующий день, я, как обычно, заехал за Олькой после школы. Вся первая часть с «глотанием ветерка» прошла тоже как обычно. Но вот после того, как Олька покакала, она положила меня на пол, а сама села над моим лицом и сказала, чтобы я подтер ей попу.

Я сначала осторожно лизнул ее попу и почувствовал горьковатый вкус. Он не показался мне неприятным, и я уже смелее начал вылизывать ее. Я вылизал ее дочиста, после чего Олька прямо тут же на полу возле туалета «прокатилась на мне». То есть села своей щелкой мне на лицо и «скакала» на мне, пока не кончила.

С этого дня, я в течение двух недель забирал ее из школы, и она давала мне подтереть свою попу.

Еще через две недели Олька заявила, что теперь она будет понемногу приучать меня быть ее полным туалетом.

Как обычно, встретившись с ней возле школы, и придя к ней домой, получив полный набор предшествующих «процедур», я с нетерпением ждал продолжения.

Олька, как обычно, села на унитаз и начала какать. Потом она приказала мне лечь, что я и сделал. Она встала с унитаза и присела над моим раскрытым ртом. Я увидел, как раскрывается колечко ее аунуса и мне в рот упала маленькая какашка. Олька села обратно на унитаз, а я попытался проглотить ее «подарок». Это мне удалось не сразу, более того, меня чуть не вырвало, но потом я вспомнил, что эта Олькина какашка, и если я хочу служить ей полностью, то я должен проглотить ее. И проглотил. После этого, как обычно подтер ей попу и полизал ее.

К вечеру у меня слегка заболел живот, но не сильно, за что я мысленно поблагодарил того человека, который написал ту инструкцию, по которой Олька меня тренировала.

В течение последующих дней проглатывание давалось мне все легче, и к концу недели я почувствовал, что мне даже нравиться вкус Олькиных какашек во рту. Точнее не вкус, а само ощущение, что я глотаю ее какашки. Еще через неделю Олька увеличила «дозу», которую она давала мне. Теперь мне в рот падала не маленькая какашечка, а достаточно большая. Для того, чтобы я в дальнейшем мог принимать от нее все полностью, Олька приказывала мне разжевать эту какашку, а только потом глотать. Через неделю это уже не составляло для меня никакой проблемы, и я начал получать от этого все большее удовольствие.

В конце концов, Олька решила, что я готов обслужить ее полностью, о чем она мне и заявила, когда в один из дней мы пришли, как обычно, к ней домой.

Она отвела меня в ванную, положила на пол и сначала, как обычно, пописала в меня и дала «проглотить ветерок». Эта процедура ей очень нравилась, и она не упускала возможности сделать это всякий раз, когда была рядом со мной. Потом она начала какать, сидя на мне. Она напряглась и у меня во рту оказалась ее первая порция. Я проглотил ее. за ней последовали вторая и третья. Так много я еще не глотал! После того, как я проглотил третью, Олька приказала мне подтереть ей попу. После этого она заявила:

— Все, ты сдал экзамен на звание моего полного туалета!

— Да, Хозяйка! — ответил я искренне.

В этот момент я и правда чувствовал, что вот эта девочка, является моей хозяйкой, а я ее вещь, туалет, раб.

— С этого момента твоей почетной обязанностью является быть моим туалетом! — сказала Олька, дурачась.

— В любое время, Госпожа!

С этого дня я каждый день привожу Ольку из школы домой, где в течении часа она использует меня, как свой туалет и для своего удовлетворения. Более того, я начал замечать, что мне не хватает этого, если по какой-либо причине я не был ее туалетом в этот день. Когда она с родителями уехала на три дня к бабушке, я почувствовал даже легкое недомогание, от невозможности быть туалетом для нее.

опубликовано 9 ноября 2016 г.
1 комментарий
Avis raraНижний, 4716 марта в 22:58
1.В рассказе фантазии,без сомнения,именно мужчины. 2.Скорее всего всё описанное не происходило в действительности.Возможно были уроки -наладка программ компьютера,сайты БДСМ-направленности в компьютере девушки.Возможно был поцелуй ножки.И,по-ходу,и усё.Остальное -домыслы. 3.Рассказ в целом читабельный.Но напрягает переход от футфетиша к копро.Всё-таки это совсем разные ипостаси девиаций.Как творится,начали за здравие,а кончили за упокой)).
40
Для написания комментария к этой записи вам необходимо авторизоваться