жж
м
Андрей 10.0 Миссис Вера и мисс Кати

Эпизод 1


Эта история случилась летом 2000 года. Я как раз раздумывал, что предпринять, чтобы выбраться из той ситуации, в которой оказался. Дело в том, что я успешно сдал экзамены для поступления в университет, но тут выяснилось, что мои родители не готовы выделить мне нужную сумму на проживание и расходы. Мы живем в маленьком приморском курортном городишке, мой отец зарабатывает на жизнь рыбной ловлей, мать – косметичка. Доходы наши невелики, поэтому отец иногда берет меня с собой в море, а моя младшая сестра вынуждена помогать матери. Ну, так вот, что, собственно, произошло. Как это иногда случается, некая разведенная и состоятельная дама по имени Вера каждый год приезжала к нам в город провести пару недель на море. В это время моя мать частенько бывала у нее, ну, там, чтобы сделать укладку, маникюр и всякое такое. Как раз тем летом она в очередной раз позвонила моей матери, и мать взяла с собой меня, так как сестра в тот день, не помню почему, не смогла пойти с ней. Так вот, приехали мы к ней, мать принялась за дело, я стал ей помогать. Пока моя мать занималась Вериной прической, мне поручили вымыть клиентке ноги перед педикюром. Моя мать и Вера в это время болтали о том – о сем, мать, слово за слово, рассказала ей о моем поступлении в университет и что вот так досадно, что я не смогу учиться из-за денег. Вера внимательно выслушала, но ничего не сказала. Вдруг перед самым своим отъездом она нам позвонила и сказала, что у нее появилась идея, как решить проблему с моей учебой. Она предложила взять меня на время учебы к себе в дом, где она жила вместе со своей дочерью, в качестве помощника по хозяйству, ей как раз пригодился бы такой в силу ее занятости. Взамен она бы стала меня содержать. Мои родители с радостью согласились на ее предложение и, таким образом, вопрос был решен, и уже через несколько дней я приехал к ней. Я забыл сказать, что Вера — партнер в известной адвокатской конторе, которая как раз располагается там же во Фриско, что и мой университет.

Миссис Вера оказалась чудесной женщиной, не то, что ее дочка, которой, как я скоро выяснил, не так-то легко было угодить. К слову, она старше меня только на два года, тоже учится в университете. Вначале я действительно был у них чем-то вроде помощника по хозяйству, в мои обязанности входила уборка, готовка. Потом как-то раз Мисс Кати (как я ее называл), вернулась домой совершенно измотанная после шоппинга. Плюхнулась в кресло и попросила меня принести ей чего-нибудь освежающего. Я принес ей банку Липтона из холодильника, она взяла ее и велела мне открыть коробки с новыми туфлями, которые она купила и помочь ей примерить. Это, в моем понимании, не входило в обязанности помощника, но я решил, что лучше уж я не буду спорить, а то, чего доброго, не угодишь, и — прощай университет. Вдобавок, Кати была очень даже ничего, туфельки у нее всегда были загляденье, да и ножки… чего греха таить, я частенько исподтишка любовался волнующими пропорциями ее загорелых ступней с ровными, ухоженными пальчиками. Те, что фетишисты именуют «божественными», впрочем, что до фетишистов, то я и сам скоро узнал, что это такое. Ну, так вот, сидел я перед ней на полу и примерял поочередно туфельки и босоножки, когда она вдруг сказала, что не отказалась бы от ножной ванны вкупе с хорошим массажем ступней! Что тут скажешь?! Я послушно принес тазик с водой, полотенце, вымыл ей ноги, вытер и принялся массировать. Ей это дело так понравилось, что с тех пор это стало частью программы, каждый день после университета я ухаживал за ее ногами. Мать ее, однако, об этом не знала, потому что обычно возвращалась с работы поздно. Так продолжалось до того дня, когда как-то раз Миссис Вера неожиданно пришла раньше обычного и застала меня на коленях моющим в тазике ноги ее дочери. Преодолев изумление, она поинтересовалась, почему это я тут занимаюсь такими унизительными делами. Кати живо возразила, что ничего в этом такого уж унизительного не находит, и, вообще, это так приятно, что ей тоже стоило бы попробовать. Миссис Вера от предложения отказалась, но, раз уж так вышло, с того времени я мог посвящать себя заботам о ножках ее дочери без страха быть застигнутым на месте преступления. Таким образом, иногда мне теперь случалось заниматься моими новыми обязанностями, сидя на коленях у ног Кати, и в присутствии ее матери, и однажды, наконец, видимо, освоившись с этой ситуацией, Миссис Вера захотела, чтобы я вымыл ноги и ей тоже. Так в мои обязанности вошло ухаживать за ножками, а также и обувью уже обеих дам. По поводу обуви, эта идея пришла в голову Мисс Кати, которая решила, что это дело вполне можно возложить на прислугу, на положении которой я, по сути, находился.

Надо признаться честно, что я совсем не протестовал против того, что меня использовали в качестве прислуги, хотя, возможно, на том этапе я еще не вполне понимал, что причиной тому было, видимо, заложенное во мне от природы желание подчиняться прекрасному полу. Наоборот, я чувствовал в себе все большее стремление угодить. Например, как-то раз Мисс Кати пригласила в гости свою подругу Мисс Эмму. Мисс Кати не упустила возможности похвастаться и к немалому удивлению гостьи велела мне разуть ее и вымыть ей ноги. Потом она приказала мне сделать то же самое и для Эммы, что я и выполнил, несмотря на ее некоторые колебания вначале. После этого дело приняло неожиданный оборот. Когда Мисс Эмма положила свои только что вымытые ножки на журнальный столик, у Мисс Кати появилась «блестящая мысль» использовать в качестве подножной скамейки меня, что и было сделано к вящему удовольствию юных леди. Ну вот, у меня новая обязанность, подумал я, однако что еще скажет на это Миссис Вера, когда увидит. Тем не менее, теперь я регулярно служил Мисс Кати в таком качестве. Иногда она ставила меня на четвереньки перед креслом или диваном, где она сидела, и располагала ноги у меня на спине, иногда приказывала мне лечь на пол на спину, чтобы можно было ставить ножки мне на грудь. Наконец, Мисс Кати, вероятно, надоело прятаться от матери, поэтому в один из дней она как-то позвала меня из кухни, где я мыл посуду, в гостиную, где в этот момент была и Миссис Вера, и велела мне занять мое обычное положение на спине подле ее ног и, как бы ненароком, поставила ножки мне на грудь. Миссис Вера выразила свое неодобрение, но дочь, как обычно, возразила ей, что ничего в этом такого, что мне на полу вполне удобно и ей тоже. Видимо ей хотелось усилить то ощущение власти, которое она впервые испытала, еще когда заставила меня мыть ей ноги. Поэтому она предложила матери воспользоваться мной тоже. На что Миссис Вера резонно заметила, что это будет уж слишком, и что они меня взяли помогать по дому, а не в качестве раба. Мисс Кати ответила, что никто вовсе и не думал использовать меня в качестве раба.

Просто, говорила Мисс Кати, раз я с готовностью выполнял ее желания, то не имело значения, что они выглядели несколько необычными. Такое объяснение, похоже, устроило Миссис Веру, но попробовать самой она не согласилась. В воскресенье утром Миссис Вера позвала меня на веранду, где, по обыкновению в этот день она пила кофе. Прошел как раз месяц с моего приезда, и она хотела узнать, нравится ли мне у них. Я искренне ответил, что меня абсолютно все устраивает, особо подчеркнув, что понимаю, что возможность продолжать учебу всецело зависит от того, насколько хорошо я справляюсь со своими обязанностями по дому. Потом она поинтересовалась по поводу Мисс Кати в связи с ее бесконечными капризами. Я уверил ее, что Мисс Кати относится ко мне очень хорошо, и что мне ее требования совсем не в тягость. Миссис Вере, похоже, понравились мои ответы, а когда я добавил, что благодарен ей настолько, что готов, так сказать, воду с ножек пить, то она даже довольно рассмеялась:

— А ну как я тоже стану греть об тебя ноги, что тогда скажешь? — со смехом спросила она.

— Как Вы пожелаете, Мадам. — с готовностью ответил я и бухнулся ей в ноги. Что-ж.., я почувствовал легкое давление на спину, когда она осторожно поставила на меня сначала одну, потом другую ногу.

— А ну-ка ляг на спину.

Она приподняла ноги, и я проворно занял указанное положение, не без труда втиснувшись при этом до пояса между ножек ее плетеного кресла. Она поставила ноги мне на грудь, потом, подумав, вынула ноги из шлепанцев и водрузила теплые ступни прямо мне на физиономию. Я к тому времени уже вполне привык чувствовать ноги у себя на груди, но вот на лице, это было что-то новое. Может что-то не так с моей грудью, забеспокоился я, ведь она шире и значительно удобнее. Но тут, правда, я вспомнил слова Мисс Кати о чувстве власти, которое она испытывала, ставя на меня ноги. Тем не менее, в этот момент разные мысли зароились у меня в голове.

Может я и вправду превращаюсь в какого-нибудь там раба? Почему меня так тянет к их ногам, что такого в них особенного? Но самый главный и важный вопрос, а действительно, почему я все от них сношу? Ведь быть в принципе послушным – это одно, а лежать с парой женских ступней на лице – совсем другое. Вопросы вполне простительные, ведь я тогда слыхом не слыхивал о фетишизме ног и женском доминировании, поэтому я никак не мог постичь, отчего мне так нравилось ухаживать за их ногами. Мои мысли были прерваны появлением Мисс Кати, которая, как обычно, намеревалась попить кофе на веранде, уютно расположив ножки у меня на груди. Она удивленно воскликнула, когда обнаружила меня лежащим под ногами у матери, но, как только та закончила завтракать и встала с кресла, тут же заняла ее место и тоже поставила ноги мне на лицо. Таким образом, подводя итоги моего месячного пребывания в новом доме, можно было констатировать, что я успел существенно расширить круг обязанностей обычного помощника по хозяйству, теперь я мыл и массировал ноги хозяев, чистил им обувь и даже заменил собой древнюю подножную скамейку. Когда Миссис Вера вернулась в тот день домой, я в первый раз встретил ее в прихожей, открыл для нее дверь и, приветствуя ее, встал на колени, поклонился и почтительно поцеловал носки ее туфель. Она задержалась в прихожей на несколько секунд, как бы наслаждаясь моей покорностью, потом проследовала в гостиную. Я последовал за ней, опустился на колени перед диваном, где она расположилась, снял с нее туфли, потом лег на пол и поставил ее ноги себе на лицо. Единственное, что Миссис Вера при этом сказала, было что ее ноги, вероятно, грязные, тем не менее, она не убрала их с моего лица, оставив меня вдыхать запах ее пота. Мисс Кати, как только узнала от матери о, так сказать, новой услуге, немедленно решила испробовать, приказала мне разуть ее, поцеловать ноги и, водрузив их мне на физиономию, принялась вытирать чуть влажные от пота ступни о мое лицо и волосы. Теперь до моего настоящего рабства было уже рукой подать, а я продолжал пассивно дрейфовать именно в этом направлении. Отныне моей обязанностью было стоять на коленях в прихожей всякий раз, когда хозяева уходили из дома или возвращались и целовать им ноги в знак приветствия.


Эпизод 2


А потом пошло-поехало. Миссис Вера решила как-то сделать некоторые перестановки у себя в офисе. Разумеется, всю работу переложили на меня. В обед сама она пошла на ланч, а меня оставила заканчивать. Вернувшись, она похвалила меня за хорошую работу, потом, усевшись в кресло, посетовала, что на улице жарко, а нет ничего под рукой, чем я мог бы освежить ей ноги. В этот момент мне предоставилась возможность доказать свою преданность. Я предложил помыть ей ножки своим языком. Она посмотрела на меня с любопытством, однако протянула мне свою ногу, наблюдая за моей реакцией. Я опустился перед ней на колени, снял с ее ноги элегантную серебристую босоножку на низком каблуке и, поддерживая ее ножку за пятку, принялся облизывать. Впервые я по-настоящему почувствовал себя рабом, но мне это нравилось. Более того, закончив облизывать обе ноги, я оставил их у себя на коленях, а сам взял в руки босоножки и начал лизать стельки. По виду Миссис Веры, происходящее ее забавляло, но она не возражала. Очевидно, она не видела разницы между ногами и стельками, которых они касались. В обоих случая речь шла о вылизывании смеси из пота, кожи и уличной пыли, а раз уж я только что лизал ее грязные ноги, то почему бы мне не вымыть заодно и босоножки, которые были на этих самых ногах. Что у нее действительно вызвало удивление, так это моя попытка облизать и подошвы босоножек после того, как я уже надел их ей обратно на ноги.

Мне показалось, что она намеревалась убрать ногу, когда услышала мое «позвольте мне вылизать Ваши босоножки, как я только что вылизал Ваши божественные ножки». Вероятно, искренность, звучавшая в моей голосе, решила дело, и Миссис Вера соблаговолила повернуть к моему лицу подошву, давая мне понять, что я могу приступить к моему унизительному занятию. Я, однако, прежде всего, поблагодарил ее за позволение облизать подошвы ее изысканных босоножек, и только потом принялся лизать, стараясь вложить в это дело всю свою любовь. Когда мы в тот день вернулись домой и Миссис Вера обо всем рассказала Мисс Кати, стало ясно, что Мисс Кати не преминет воспользоваться мной таким же точно образом. Так и вышло. Без промедления Мисс Кати уселась на диван, вытянула ноги и щелкнула пальцами в моем направлении, указав на свои босоножки. Я немедленно бросился перед ней на колени, снял босоножки, и моим глазам предстала пара потных и слегка грязных подошв, требовавших моего внимания. Я открыл рот и начал послушно работать языком. Тут я осознал, что, на самом деле, я вел себя не как раб. Обычные люди, без сомнения, сочли бы меня рабом этих дам, да и вкус у меня во рту от потных ножек Мисс Кати явственно свидетельствовал об этом. Однако, каким-то чудесным образом, я это занятие приносило мне необычайное умиротворение. Когда я закончил, Мисс Кати вытерла ножки о мои волосы. После этого она придумала еще одно развлечение. По ее распоряжению я выложил на полу в ее комнате всю ее многочисленную коллекцию обуви, которую мне следовало поочередно надевать ей на ноги и так облизывать.

Следующий день я провел, «по обыкновению», у ног моих хозяек. С единственной разницей, которая выразилась в состоявшемся обсуждении положения дел, в результате которого было решено, что отныне их статус по отношению ко мне повышался, а мой, соответственно, понижался. Отныне и вплоть до моего окончания университета они должны были именоваться «Госпожа Вера» и «Госпожа Кати», а я получил имя «раб». Я, по правде говоря, готов был отзываться на любое имя, которое мои хозяйки пожелали бы мне дать, важнее было то, как я теперь должен был к ним обращаться, я таких обращений никогда раньше не слышал. В один из ближайших дней, пока моих хозяев не было дома, я полистал толстую столичную газету и наткнулся на раздел объявления, где обратил внимание на странные сообщения от мужчин, которые хотели познакомиться с «доминирующими женщинами» для унижений и т.п., и еще от таких, которые искали «дам, желающих иметь слугу». Эти мужчины чаще всего называли себя «послушными». Не к их ли числу я относился? Помимо этих объявлений, были еще объявления от профессионалок, которые готовы были удовлетворить желания таких мужчин. Мой взгляд задержался на одном таком объявлении. Оно было от дамы средних лет, которая как раз проживала неподалеку от дома моих хозяек и предлагала услуги по обучению неопытных рабов различным навыкам, в их числе был указан и футфетиш. Я решил обратиться к ней, возможно она поможет в разрешении накопившихся у меня вопросов и сомнений. Поэтому я подгадал с занятиями в университете и выкроил под это дело пару часов. Мне удалось договориться на это время с Леди Патрицией (так звали эту даму) и в назначенный час я был у нее. Я сказал ей по телефону о своем особенном интересе к женским ногам, поэтому Госпожа с порога приказала мне разуть ее и нюхать ее ноги, после чего мне было велено целовать их и облизывать. Затем я вылизывал ей туфли, включая подошвы, и, наконец, она приказала мне лечь на пол и стала меня топтать.

Надо заметить, что когда она встала мне на лицо, то было немного больно, но это компенсировалось удовольствием, которое я испытывал от подчинения ее воле. После этого я рассказал Леди Патриции о своей службе у моих хозяек и задал мучившие меня вопросы. Выслушав меня, она заявила, что, вне всякого сомнения, я относился к тому типу мужчин, которые предпочитают служить женщине, и особенно в том, что связано с ногами. Так я успокоился, узнав, почему у меня такое отношение к женским ногам и решил, что, в таком случае, только выиграю, если буду продолжать служить моим хозяйкам. Вернувшись в тот день домой, я был уже совсем другим рабом, так сказать, сознательным рабом. Поэтому ни секунды не колебался, когда лежавшая на диване перед телевизором Госпожа Кати, приказала мне встать на колени и лизать пятки. Но она, похоже, была что-то совсем не в духе, даже лизание пяток ее не развлекало. Ей пришла в голову другая идея. Вспомнив, как они с отцом в детстве играли в лошадку, она велела мне встать на четвереньки, а сама уселась мне на спину и стала на мне ездить по дому из комнаты в комнату. Госпожа Вера не удержалась от смеха, когда увидела дочь верхом на мне. Кати тогда направила меня прямо к матери, где приказала нагнуть голову и поприветствовать ее как обычно. Госпожа Вера тоже захотела проехаться на мне, села мне на спину, и я повез ее в гостиную, подвез к дивану, она слезла и расположилась на диване, а мне велела снять с нее тапки и лизать ноги. Так моя жизнь окончательно изменилась и стала вращаться почти исключительно вокруг женских ног.

Так прошло лето, близилось начало учебы в университете. Госпожа Кати решила устроить маленькую вечеринку для своих подруг. Собрались Мисс Эмма, которую я уже знал, Мисс Джойс, родители которой, видимо, были азиатского происхождения, Мисс Линда, Мисс Каролина и Мисс Сцилла, по виду, полька. Госпожа Кати представила меня подругам как слугу ее и ее мамы, от чего я, признаться, сильно смутился, и рассказала о том, как они со мной обращаются. За исключением Мисс Эммы, которая меня уже видела, остальные девушки решили, что она шутит. В этот момент в гостиную заглянула Госпожа Вера, которая искала меня, чтобы я почистил ей туфли: она собиралась на встречу с клиентом. Госпожа Вера села в кресло, вытянула ногу, а я немедленно встал перед ней на колени и принялся облизывать туфлю. Последовала немая сцена. Когда Госпожа Вера ушла, пожелав девочкам хорошо провести время, но не слишком увлекаться, Госпожа Кати отправила меня сначала почистить зубы. Вернувшись в комнату, я получил задание обслужить девушек, начиная с Мисс Эммы. Ее ножки были миниатюрные, они вполне соответствовали ее небольшому росту, обута она была в летние парусиновые тапочки. Ноги у нее оказались потными, это я выяснил, когда разул ее и стал их облизывать. Другие гостьи с восторгом последовали примеру Мисс Эммы. Следующей была Мисс Каролина, она была в босоножках на каблуке, поэтому ее ножки были немного грязными. Ножки Мисс Линды тоже вспотели от хождения в элегантных лодочках, пятки Мисс Сциллы потемнели в туфлях без задника, у Мисс Джойс тоже были маленькие ступни, влажные после мокасин, в которых она пришла. После ног меня заставили облизывать обувь, к тому времени девушки уже выпили и разошлись, поэтому мне в тот вечер изрядно досталось, они слушали музыку, шумели, болтали, между делом развлекаясь тем, что вставали на меня ногами, стараясь удержать равновесие, это их ужасно веселило. Мисс Эмма поставила мне ногу на лицо прямо в обуви и посильнее надавила, добиваясь сдавленных стонов их моего расплющенного ее подошвой рта. Мисс Каролина наклонилась к моему лицу, велела открыть пошире рот и плюнула в него, но поскольку к этому моменту она уже не вполне твердо держалась на ногах, то не попала, разозлилась и с досадой растерла плевок подошвой босоножки по моей щеке. Из этого происшествия девушки устроили настоящее соревнование. Я раньше не мог и представить себе, на что способны вполне приличные девушки, когда могут вести себя ничего не стесняясь.


Эпизод 3


Когда вечеринка наконец закончилась, Госпожа Кати выглядела возбужденной и довольной. Она похвалила меня за послушание. В ответ я страстно поклялся ей в своей преданности и готовности служить ей в любом качестве, в каком она пожелает, после чего в доказательство своих слов лег на спину на пол подле нее и предложил ей поставить ногу мне на лицо. Ее глаза возбужденно сверкнули, она довольно улыбнулась и поставила ногу мне на лоб. Помедлив немного и внимательно глядя с улыбкой на меня, она, ухватилась за каминную полку, чтобы не потерять равновесие, и наступила второй ногой мне на губы. Теперь она стояла всем весом у меня на голове. Потом она велела мне принести туфли на высоком каблуке, так как ей пришло в голову попробовать удержать равновесие, балансируя на моей голове в шпильках. Это ей удалось, правда не с первого раза, поэтому у меня на щеках и на лбу остались красные полосы. Утомившись от упражнений, Госпожа Кати решила, наконец, отдохнуть, устроилась на диване и включила телевизор. Я, разумеется, служил подножной скамейкой. Вскоре вернулась Госпожа Вера, ей потребовались мои услуги, и Госпожа Кати меня отпустила прислуживать матери. Госпожа Вера сразу заметила отметины на моем лице. Когда Госпожа Кати ей все объяснила, Госпожа Вера немедленно выразила желание попробовать самой. Сначала она скинула туфли и встала мне на лицо голыми ногами, потом, увидев, что у нее неплохо получается удерживать равновесие босиком, снова надела туфли и встала в них. Госпожа Кати поддерживала ее за руку, а потом и сама присоединилась к матери, встав прямо в своих шпильках мне на грудь и надавив на каблуки всем своим весом. Между делом Госпожа Кати весело рассказывала о том, как прошла вечеринка. Госпожа Вера слушала с интересом, много смеялась и под конец заявила, что было бы неплохо ей самой пригласить в гости своих подруг.

На следующий день Госпожа Кати решила пройтись по магазинам, купить необходимое к новому учебному году, что-нибудь из одежды, обуви и так, по мелочи. Мисс Эмма составила ей компанию. Мне было велено ждать их возвращения. Услышав звонок в дверь, я бросился в прихожую, встал на колени и открыл дверь. Они вернулись вместе. Я, разумеется, поклонился, поцеловал пальцы ног (они были в босоножках), девушки проследовали в гостиную, я вслед за ними. Первым делом Госпожа Кати как гостеприимная хозяйка приказала мне заняться ногами своей подруги. Мисс Эмма уже совсем привыкла видеть меня на коленях перед собой, поэтому ее совершенно не смущало, что после похода по магазинам ее ноги были не в лучшем состоянии. Будь то пот, запах, пыль или грязь, она привычно, без колебаний ставила ноги на мое подставленное лицо, чтобы я освежил их при помощи языка. А когда она услышала от подруги о том, как они с матерью накануне развлекались, то Мисс Эмма проворно спрыгнула с кресла, приказала мне занять положение возле каминной полки и уверенно встала всем весом на мое лицо и даже вытерла о него ступни, как если бы она стояла на каком-нибудь коврике. После ее ухода мне предстояло еще заняться ногами Госпожи Кати. Они были немного грязные и потные, но жаловаться не приходилось. Ее божественные ножки, как и ножки Госпожи Веры стали моим миром. Позже вернулась и сама Госпожа Вера, и пока она обзванивала подруг, чтобы пригласить их в гости, я, как обычно, мыл ей ноги языком.

В день, на который была назначена вечеринка, я с раннего утра занимался уборкой дома, а вечером, ближе к приходу гостей, согласно указанию Госпожи Веры, должен был находиться в прихожей. Гостей ожидалось трое. Первой появилась Миссис Кристина, красивая, высокая блондинка лет сорока с небольшим. Она была в хорошей форме, однако ее ногам, на мой взгляд, не помешал бы визит в салон красоты, особенно, учитывая открытые босоножки, в которых она пришла. Следующей была Миссис Марица, смуглая кожа которой выдавала ее испанское происхождение. Роста она была небольшого, мокасины скрывали совершенно потрясающие ножки, как мне удалось выяснить позже. По возрасту она, похоже, была сверстницей Миссис Кристины. Последней пришла Миссис Анна. Она оказалась не такой симпатичной, как две другие гостьи, но зато ножки в босоножках на низком каблуке были вполне. Вскоре после прихода Миссис Анны Госпожа кликнула меня в гостиную и велела подать напитки. Надо сказать, что подруги Госпожи уже были в курсе моего положения в доме, поэтому не удивились, когда Госпожа предложила им пользоваться мной по их усмотрению. Таким образом, сначала я оказался на коленях перед Миссис Марицей. Я разул ее, и моему взору предстала пара ее прелестных, ухоженных ступней. Не теряя времени, я поставил их на скамеечку и принялся вылизывать. Потом пришла очередь Миссис Анны, которая выглядела заинтригованной происходящим, поэтому ей явно не терпелось испытать ощущения, вызываемые лизанием ног языком. Она оказалась весьма требовательной и постоянно указывала мне, какую часть ступни следовало лизать. Следующей была Миссис Кристина. Она, правда, была увлечена беседой с подругами, поэтому не обращала на мои старания большого внимания, просто сняла обувь и предоставила свои ножки в мое распоряжение. В заключение я, естественно, освежил божественные ножки Госпожи Веры, после чего она пригласила подруг принять участие в трамплинге. Я занял свое место возле камина, и дамы поочередно пробовали вставать мне на грудь и на лицо. В конце Госпожа Вера попросила дочь сделать групповую фотографию, когда все присутствующие вместе встали на меня ногами.

Потом сделали фотографию с моими хозяйками, стоящими на мне вдвоем, одна на груди, другая на голове, после этого их засняли стоящими вместе у меня на лице. Чтобы уместиться, им пришлось стоять на одной ноге, вторую поставив на первую. При этом нога одной госпожи опиралась на мой рот, а нога второй располагалась у меня на лбу. Мне было больно, но я был счастлив служить обеим дамам сразу, поэтому я терпел, как мог. После съемки меня еще заставили вылизать обувь всем гостям.

Наконец вечеринка, к моему облегчению, закончилась, все разошлись, и я остался в обществе своих хозяев. Они сидели в креслах и весело обсуждали события вечера, я служил ковриком. Госпожа Вера держала босые ноги у меня на лице, Госпожа Кати, не снимая шлепанцев, поставила свои мне на грудь. В процессе беседы им пришла в голову простая мысль, что несмотря на все мои успехи я ведь до сих пор не обслуживал их ноги традиционными способами. Было, таким образом, решено, что, начиная с завтрашнего дня, я должен был начать осваивать искусство педикюра. Мне предстояло научиться, как ухаживать за ногтями, стричь, подпиливать, покрывать лаком, обрабатывать пятки, убирать мозоли, если появятся и т. д. Мне купили книги по теме и велели их штудировать. Помимо этого, Госпожа Вера решила отправить меня на специализированные курсы маникюра и педикюра.


Эпизод 4


Я оказался единственным мужчиной в группе. На первом занятии преподавательница задала нам вопрос о причинах, побудивших нас прийти на курсы. Некоторые ответили, что пришли учиться для себя, чтобы ухаживать за своими ногтями, основная масса надеялась найти после курсов работу в салоне красоты. Когда очередь дошла до меня, все повернули головы в мою сторону, я покраснел и смущенно сказал, что дама, у которой я работаю, захотела, чтобы я научился правильно ухаживать за ее и ее дочери ногами. Я думаю, что некоторые из присутствующих в душе посмеялись надо мной, преподавательница же не выказала никаких эмоций. Однако после занятия она попросила меня зайти к ней в кабинет.

В кабинете Мисс Марина (по-моему, она была итальянского происхождения) сказала мне прикрыть дверь, предложила сесть и снова спросила, почему я пришел на курсы. Я опять ответил, что моя нанимательница просто решила, что мне стоит научиться лучше делать педикюр. Она заметила, что никогда не слыхала, чтобы помощнику по хозяйству приходилось заниматься еще и педикюром. И если это действительно так, то я, по ее мнению, был необычным помощником по хозяйству. Тут я решил, что уж если я действительно хочу чему-то здесь научиться, то мне следует быть более откровенным. Тогда я поведал Мисс Марине о своем настоящем положении в доме и об обязанностях, которые мне приходилось выполнять в отношении своих хозяев и их гостей. Выслушав меня, Мисс Марина довольно улыбнулась. После чего откинулась в кресле, положила ноги в элегантных черных лодочках на низком каблуке на стол и приказала мне облизать подошвы своих туфель. Я без колебаний встал на колени и принялся водить языком где было велено, а она наблюдала.

Несколько минут спустя она сказала хватит, сняла ноги со стола и вышла из кабинете, велев следовать за ней. На лифте мы поднялись на следующий этаж, где располагалось кафе для клиентов и сотрудников салона, а также другие кабинеты. Мы зашли в один из них, где Мисс Марина представила меня важной элегантной даме лет 50-ти, сидевшей за столом. «Это Миссис Стивенсон, директор салона, а это Крис, весьма интересный случай». Хозяйка кабинета предложила нам присесть, и Мисс Марина рассказала обо мне и моих необычных обязанностях, прибавив, что этим можно было бы воспользоваться, чтобы привлечь внимание хороших клиенток. Миссис Стивенсон оценила идею настолько, что захотела, чтобы я немедленно разул ее и показал, на что способен. Я встал перед ней на колени, снял ее туфли без задника и принялся лизать ноги в колготках. Через несколько минут, видимо довольная моими стараниями, она остановила меня, велела наклониться поближе и отвесила хорошую пощечину, спросив, есть ли у меня разрешение от моей хозяйки лизать ноги ей и ее сотруднице. Немало смущенный я ответил отрицательно. Тогда она решила немедленно позвонить моей госпоже, чтобы рассказать о моей поведении. Одновременно она предложила Госпоже Вере встретиться, чтобы поговорить подробно и сделать ей интересное предложение.

Вопреки моим опасениям, Госпожа Вера не заговорила со мной в тот день о разговоре с Миссис Стивенсон по телефону. А на следующий день состоялась встреча, по итогам которой вечером Госпожа Вера сообщила мне, что согласилась на предложение Миссис Стивенсон разрешить мне работать часть дня в салоне за вознаграждение, которое, разумеется, станет поступать непосредственно к Госпоже Вере.

Так я начал подрабатывать в салоне красоты. Первые несколько дней мне приходилось служить только Мисс Марине и Миссис Стивенсон. Я им облизывал ноги или служил подножной скамейкой. До того дня, когда сама Бритни Спирс посетила салон. Мисс Марина решила сообщить ей о имеющейся дополнительной услуге. Избалованная по характеру, Мисс Спирс с энтузиазмом приняла предложение. Местом оказания этой «дополнительной услуги» была выбрана со вкусом обставленная и оборудованная всем необходимым маленькая гостиная, которую хозяйка салона иногда использовала для ведения приватных переговоров. Гостье предложили расположиться на роскошном кожаном диване, возле которого я уже ждал на коленях. Мисс Спирс удобно устроилась, и я немедленно со всей приличествующей осторожностью снял с нее туфли без задника, определив по потемневшим ступням, что, похоже, знаменитая посетительница провела большую часть дня на свежем воздухе. Ударивший мне в нос мускусный запах подтвердил мои догадки. Несмотря на это, я, естественно, принялся мыть ножки клиентки, как полагалось, языком. Во время выполнения этой унизительной работы мне пришла в голову мысль, что, возможно, в этом заключается мое предназначение в жизни. Мисс Спирс в это время звонила по телефону, смотрела телевизор, в общем, отдыхала. Я успел уже облизать даже подошвы ее обуви и намеревался надеть их обратно на ноги владелицы. Надо сказать, что меня сильно удивило, что клиентка не выразила никакого видимого удивления моими занятиями, как будто то была совершенно обычная услуга, встречающаяся повсюду. Удивляться пришлось мне, когда после того, как я надел ей на ногу вторую туфлю, она неожиданно сильно пихнула меня ногой прямо в лицо так, что я упал на пол, сама вскочила с дивана, подошла ко мне и вытерла сначала одну подошву, потом другую о мои волосы. Потом она легонько пнула меня в лицо носком туфли и направилась к двери. Позже Миссис Стивенсон сообщила мне, что посетительница осталась очень довольна и даже записалась на следующий раз через две недели.

В другой раз мне пришлось обслуживать Миссис Хали Берри. Вышло так, что Миссис Берри как раз собиралась сниматься в очередной серии про Джеймса Бонда. Пока Мисс Марина занималась ее педикюром, Миссис Берри поделилась с ней этой информацией, добавив, что для роли ей неплохо бы заняться развитием доминирующей составляющей ее личности. Тогда Мисс Марина предложила ей попрактиковаться на мне и Миссис Берри согласилась. Сеанс с Миссис Берри продолжался час, в течение этого времени она ходила по мне ногами, вставала мне на голову всем своим весом, не давая мне ни минуты передышки. В конце я думал, моя голова лопнет. Но обошлось, зато Миссис Берри была очень довольна и пообещала зайти еще.

Клиентура Миссис Стивенсон прибывала с каждой неделей, мне посчастливилось познакомиться с ногами таких известных дам, как Кэмерон Диас, Джулия Робертс, Денис Ричардс, Риз Визерспун, Сара Геллар и Кортни Кокс. Госпожа Вера исправно получала причитающиеся ей отчисления и заводила полезные знакомства. Госпожа Кати, хотя и жаловалась матери, что я не успеваю уделить ее ногам того внимания, к которому она уже привыкла, но утешалась значительно увеличившимися карманными расходами.

Как то раз я обслуживал даму, которая сообщила мне, что у нее имеется свой собственный ножной раб, и выразила пожелание познакомиться с моей Госпожой. Судя по тому, как она со мной обращалась, у нее имелся немалый опыт в области доминирования. Так как я был отдан в полное ее распоряжение, она без колебания применяла наказание, когда считала необходимым. Когда она пришла в гости к моей Госпоже, я узнал, что она была членом некоего ультрафеминистского клуба, движимого идеей женского доминирования. Она пригласила Госпожу Веру на ближайшее собрание клуба.


Эпизод 5


На собрание, происходившее в загородном доме, собрались дамы, члены общества, проповедующего идею женского доминирования. Там же было несколько домашних рабов для обслуживания собравшихся. Госпожа Вера обменялась мнениями с другими дамами по вопросам женского доминирования и фетишизма ног, в частности. Там же, на собрании, она была принята в члены общества. Одним из условий вступления в общество для дам, имеющих рабов, было прохождение рабом(-ами) вступающей дамы серии испытаний. В данном случае речь шла обо мне. Моим экзаменатором вызвалась быть госпожа Эльва. Она была американкой греческого происхождения и, поверьте мне, выглядела как настоящая греческая богиня. Лет 20-ти с небольшим, в отличной физической форме, на голове длинные темные вьющиеся волосы. Предстоявшие мне испытания состояли из трех этапов, поклонение ногам, топтание и унижение.

Я пребывал в уверенности, что выдержу испытания без затруднений. В назначенный день я прибыл по указанному адресу. Меня привели в какую-то комнату, куда вскоре вошла моя экзаменаторша. Я сразу обратил внимание на то, что она была босиком. Она удобно расположилась в шезлонге, включила телевизор и приказала мне вылизать подошвы. При взгляде на ее подошвы складывалось впечатление, что она ходила без обуви целый день, настолько они были грязные. Мне пришлось лизать их часа два, прежде чем госпожа Эльва сочла их достаточно чистыми. После этого она велела мне открыть рот, расположила ногу прямо над моим открытым ртом и стала стричь в него ногти, приказав глотать обрезки, а также собирать с пола те из них, которые падали мимо рта. Друзья мои, поверьте, лизать ноги это не одно и то же, что проглотить обрезки ногтей со всех десяти пальцев! В продолжение испытания мне пришлось вылизать обувь. Там были покрытые грязью сапоги, босоножки с прилипшей к подошве жевательной резинкой, пыльные туфли и т.д. Но я справился и, таким образом, сдал первую часть экзамена.

Ко второй встрече психологически я уже был готов ко всяким неожиданностям. Я очень хотел не подвести мою Госпожу и доказать, что я достоин быть рабом. Это оказалось не так-то легко. В отличие от моих двух хозяек, которым был известен мой болевой порог, который они старались не переходить, госпожа Эльва оказалась настоящей садисткой. Она настолько безжалостно топтала меня своими шпильками, что на следующий день все мое тело было покрыто синяками и кровоподтеками. Но, тем не менее, вторую часть экзамена я тоже выдержал.

Что касается третьей части экзамена, то я не догадывался, о чем могла идти речь. Ситуация стала проясняться, когда госпожа Эльва, для начала, велела мне слизать с пола кусочек шоколада, который она бросила и раздавила ногой. Потом она плюнула на пол, плевок растерла подошвой босоножки и заставила меня эту подошву облизать. Но это было еще не все. Потом еще мне предстояло языком подтереть ей попку после туалета. Но самым унизительным мне лично показалось, когда она раздавила пирожное, а меня заставила слизывать его с подошв ее босоножек. Но и это, последнее испытание я выдержал, и, таким образом, был официально включен в список рабов, имеющих право сопровождать господ на заседание клуба.


Эпизод 6


С того времени мне довелось лизать ноги многим известным дамам, но встреча с одной из них заслуживает отдельного рассказа. Речь пойдет о Миссис Джоан Коллинз. Да, вот это настоящая леди, которая точно знает, чего хочет и как это получить. Опытная, мудрая и все еще в прекрасной форме, она умела держать в подчинении, прикладывая для этого минимум усилий. Для начала, она велела мне облизать ей ноги, пока она сидела в шезлонге у бассейна. Пока сама она наслаждалась освежающим коктейлем, приготовленным служанкой, мне достался коктейль из смеси ножного пота и пыли, которой ее ноги были покрыты в результате хождения по дому босиком. Тут Миссис Коллинз доложили о приходе косметички, и Миссис Коллинз распорядилась пригласить ее. Косметичка оказалась довольно молодой женщиной невысокого роста со светлыми волосами, одетой по-спортивному, на ногах белые адидасовские уличные тапочки без задника, скрывавшие большую часть ступни. Для Мисс Келли, так ее звали, это, видимо, был еще тот спектакль, когда она увидела меня на коленях перед ее клиенткой занятого облизыванием ног. Миссис Коллинз, как ни в чем не бывало, поприветствовала косметичку, та принялась доставать инструменты для педикюра. Когда Мисс Келли потянулась было за подножной скамейкой, Миссис Коллинз сообщила ей, что сегодня, по случаю, функцию подножной скамейки буду выполнять я.

Таким образом, я встал на четвереньки, Миссис Коллинз положила ноги мне на спину, и Мисс Келли принялась за ее ногти. Потом Миссис Коллинз придумала, что я должен лечь на спину головой к ее ногам, а Мисс Келли уселась мне на живот. Ноги я должен был поджать, чтобы получилась импровизированная спинка для Мисс Келли. Миссис Коллинз, таким образом, могла разместить ноги у меня на лице, пятка на лбу, а пальцы на губах. Помимо этого мне было велено использовать пальцы рук вместо стандартных сепараторов для пальцев ее ног, а также обдувать пальцы ее ног своим дыханием снизу. После окончания процедуры, Миссис Коллинз решила пойти в дом, а меня оставила в распоряжение Мисс Келли. Мисс Келли, не долго думая, велела мне обслужить ее. Я немедленно снял с нее обувь и вылизал ее потные, горячие ножки с маленькими пальчиками.

После ухода Мисс Келли, Миссис Коллинз велела мне следовать за ней. Она привела меня в ванную комнату, потом, к моему удивлению, приказал залезть в ванну, лечь на спину и широко открыть рот. Сама она встала на края ванны, присела и стала писать, стараясь попасть мне в рот. После чего она разрешила мне принять душ, вытереться своим ножным полотенцем и отправила меня домой.

По возвращению в дом моих хозяев я, стараясь ничего не упустить, подробно обо всем рассказал. Разумеется, наибольший интерес у них вызвала идея использовать раба в качестве живого туалета. Они были поражены тому, насколько может унизиться человеческое существо в его желании служить. Первой испытать меня в новом качестве, конечно, вызвалась быть Госпожа Кати. Я проследовал за ней в туалет, занял свое положение в ванной, широко открыв рот. Когда Госпожа Кати начала писать, я старался, чтобы все содержимое ее мочевого пузыря попало по назначению. Моча Госпожи Кати мне, честно говоря, понравилась гораздо больше, чем моча Миссис Коллинз. При виде Госпожи Кати, явно довольной опытом, ее мать тоже решилась. Но она велела мне расположиться на полу так, что моя голова находилась прямо над унитазом. Она удобно уселась на унитазе и ее попка оказалась прямо над моим открытым ртом. Пописав, она однако, не спешила подниматься, вместо этого она приказала мне высунуть язык и поласкать ей анус. Вскоре оттуда показалась первая порция. Понимая, что от меня требуется, я шире открыл рот и стал глотать. Облегчившись, она подтерлась туалетной бумагой, которую небрежно бросила мне в лицо и вышла из туалета. Она была божественна!


Благодарности, пожелания, вопросы, критика — на manana76@mtu-net.ru

опубликовано 13 августа 2016 г.
1 комментарий
Дамский угодникНижний, 4627 августа в 10:43
Спасибо за рассказ.где бы найти Госпожу с Братска
13
Для написания комментария к этой записи вам необходимо авторизоваться